А может еще разочек

–Да сколько же терпеть это можно! – в сердцах воскликнула Варвара Ивановна, — Хватит, надоело мучиться! Рaз-во-дим-ся!

–Ой, напугала… Так, прям, и дрожу от ужaса. Ну, чего стоишь? Бегом давай, скорее, еще скорее! Может, сбывается, наконец, всей моей жизни мечта? –злo прищурился Егор Степанович.

…Супруги Моховы вместе прожили полвека. Много было всего в их жизни: и огорчения и радости – не сосчитать всего. И детей вдвоем поднимали, и с внуками крутились. При этом оба, как люди эмоциональные, нередко не сдерживались на словах. Ссоры гремели на весь дом. Но вот чтобы так… чтобы до такого… Не было. Никогда не было!

–Я уже подала заявление. Скоро сбудется мечта твоя, Степаныч, ждать не долго, – с обидой проговорила Варвара.

 

Рaзвели их быстро. А потом была выставлена на продажу трехкомнатная квартира, значившаяся в общей собственности. Варвара уже была на пенсии по выслуге, а вот Егор пока работал.

Место хорошее, с зарплатой не обижают, да и отношения у начальства к хорошему работнику самое что ни наесть… А главное преимущество – недалеко от дома работа! Пять минут пешком – и все.

И вот после рaзвода он привычной дорогой отправился домой, чтобы, как обычно, пообедать. И, лишь дойдя до дверей, вдруг вспомнил Степаныч, что он же теперь человек свободный, то есть рaзведенный. Это, конечно, очень приятно, можно сказать, сбылась мечта… Если бы не одно немаленькое и противненькое «но»: этот свободный человек даже не подумал приготовить себе накануне обед.

–А, где наша не пропадала? – махнул Егор рукой и решительно открыл дверь своим ключом.

–Ну, Варвара, поесть собирай, – привычно заявил он, усевшись за стол и постукивая ложкой.

–С чего бы это? – изумилась супруга, – Ты, мил человек, мне кто, чтобы я тебя кормила? – насмешливо осведомилась она.

–Кто? Эхма… Ну, к примеру, знакомый. Старый знакомый. Ну очень-очень старый, да?

–Ой ли? Таких знакомых у меня – воз с маленькой тележкой. И теперь что, все эти возы сюда потянутся за кормежкой? Так мне только успевать готовить… Ну, насмешил!

–Как же так? А заплачУ если? Тогда накормишь?

–О как, интересно получилось, – задумалась Варвара Ивановна, – такого она не ожидала, – И впрямь, наготовила по привычке не только на себя. А знаешь, одна я точно не съем все, так что не выбрасывать же? Так что лучше продам, чем изведу продукты. Только вот что. Ты мне человек чужой, так что не обессудь: цены ресторанные.

–Чего?!

–А что? Я готовлю лучше, чем у них!

–Согласен, проверено. Тогда пошевеливайся, наливай быстрее, а то времени уже немного остается, так и пообедать не успею нормально.

–А чегой-то Вы мне, гражданин тыкать вдруг надумали, а?

–Да ладно, не поясничай, – снисходительно заметил Егор, уплетая щи.
Почему-то именно теперь, после развода, готовка супруги стала намного вкуснее. Не исключен, что объяснялся сей феномен тем, что за обед было заплачено из своего кармана.

Уже придя на работу, свободный теперь мужчина сделал вывод, что, пожалуй, теперь он будет каждый день ходить обедать к Варваре. А что? Домой идет же, не куда-то там, а что до оплаты… Так не жена теперь готовит. Потому и платить надо. Зато плюсов-то сколько: и не готовить самому, а потом мыть кастрюли да сковородки, продукты переводить опять же, и вкусно, да и качество отменное.
За такое и платить не жалко.

А Варваре польза тоже: деньги лишними в хозяйстве не будут, тем более для женщины одинокой и немолодой. Последнее Егор подумал и оглянулся по сторонам, так, на всякий случай. Не сказал же он это вслух? Да что на одного приготовит, что на двоих – разницы никакой нет, по привычке же.

А еще, как следует подумав, Егор пришел к выводу, что одного обеда ему явно маловато будет. Вот и решил он пользоваться рестораном экс-супруги и по утрам, и по вечерам. А что? Зарплата позволяет…

А Варвара Ивановна все больше пронималась идеей домашней столовой. Женщина специально посетила ресторан, запомнила особенности оформления столиков, продумала меню, форменную одежду. И вот пришел Егор в очередной раз пообедать, двери на кухню открыл – и застыл на месте.

 

Стол накрыт белоснежной скатертью, стоит вазочка со свежими цветами. А рядом с тарелкой положена салфетка и листок какой-то разрисованный. Недоверчиво подошел Степаныч к столу и осторожно листок тот взял в руки.

–Меню… Ну, все, совсем уже…Это ж выдумать такое… Ну, Варвара!

И все же, как человек дотошный, Егор то меню прочитал. До конца. Очень понравилась ему одна строчка перечня: «Апeритив». И вес указан в граммах, и цена есть.

–Что заказывать будете? – вплыла на кухню бывшая супруга.
Поднял Егор глаза, чтобы огласить список, да так с раскрытым ртом и застыл. Его, нет не его уже, жена, совсем неузнаваемая: стоит в темном платье, эффектно облeгающем фигуру, поверх наряда белоснежный фартук, а волосы уложены в незамысловатую, но элегантную прическу. И на лице сияет улыбка!

–Мне это… Пожалуйста, это… А! Самое дорогое давай… те. И еще aперитивчика, пожалуйста, двойную порцию.

Последнего Варвара уже не выдержала, потому из роли моментально вышла:

–Так я и думала! Все такой же, как только контроля нет – сразу за прежнее. Да тебя же с работы немедленно на выход попросят, головой думать надо хоть иногда, рассмотрел он, что не нужно. А это ведь только проверка, а ты и попался.

–Ну, проверила? И ладно. Лучше давай на брудершaфт, а?

–Да как можно с клиентом! Никак нельзя! –строго говорит Ивановна, а самой ей почему-то так стало жалко Степаныча в этот момент. Сил просто нет никаких как!

…И вот приходит однажды Егор обедать, а стол пустой: болеет Варвара. Помчался на работу, отпросился, да снова обратно. А супруга стонет: «Спину-то хоть натри, прихватило…»

–Ты мне кто? Человек незнакомый. Так что только платно, не обессудь.

–Ну и заноза… Я ж тебе обеды готовила, а ты «незнакомый», эх! Ладно, сколько? Мажь, давай.

–Не понял, с чего это Вы мне на «ты», гражданочка? А? Очень даже обидно…

–Еще и потешаешься теперь? Ну, погоди, вот разогнусь, я тебе…

…Жилье так и стояло непроданным: желающих купить квартиру не было. Но почему-то владельцы совсем этому факту не огорчались. Вместе они себя чувствовали очень даже хорошо. По вечерам бывшие супруги вдвоем сидели у телевизора, а вот ночевали уже каждый в своей комнате.

И вот зимним вечером, когда Моховы сидели на кухне, Егор решил поинтересоваться:

–А чего это Вы, Варвара Ивановна, одна все, а?

–Да и я Вас, Егор Степанович, спросить все хочу: не заскучали ли Вы в одиночестве? Не надоело еще?

–Есть немного…А что, Варвара, если я тебе замуж предложу выйти, а? За меня! Человек я положительный, не подведу. Ну как?

–Да я не против, но подумать надо, посоветоваться, нельзя вот так, сразу, –закокетничала бывшая супруга.

А, чтобы ей думалось в верном направлении, Егор сразу же и каждый день начал пускать в ход тяжелую артиллерию: букеты, да конфеты. Такого натиска Ивановна долго выдержать не смогла.

Оторопевшие дети, приехав поздравлять родителей с очередной годовщиной совместного проживания, слушали объяснение:

–Да мы до вашего приезда расписаться думали, но не успели.

–Так вы же золотую свадьбу праздновали уже… Какое «расписаться»?

–А… Вы же не знаете. В общем, развелись давно мы.

 

–Когда? Почему?

–А и правда, Егор? С чего это мы тогда?

–Да разве ж я помню? Не знаю, в чем дело было. Да и вообще, лучше и забыть это совсем. Недоразумение.

–Это в прошлом. Давно уже. Теперь-то мы вместе живем. Очень хорошо, между прочим, дружно! А отношения надо оформить по правилам, а то неудобно как-то перед соседями. Ну, и перед вами тоже, получается…

Дочка робко поинтересовалась:

–А свадебный банкет тоже планируете? Нам ресторан искать?

–Придумала тоже! По-семейному дома посидим, отметим тихонько, только свои будут… Заодно и годовщину тоже можно сразу. У нас теперь их две, годовщины-то получается! И пока до второй золотой еще как раз полвека…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.37MB | MySQL:44 | 0,153sec