Благородный поступок

Женька вернулся из армии, и пока не устроился на работу, поехал с соседом Иваном Ильичом на шабашку в село.

Петрово находилось недалеко от города, на возвышенности, в окружении соснового леса, рядом была и речка, где после трудового дня купались шабашники.

Мужчины ремонтировали у хозяйки Елены Петровны баню: меняли печь, перестилали полы и обновляли кровлю.

— За месяц управимся?- спрашивал Ивана Ильича Женька.

 

— Что, на танцы по вечерам хочется бегать? Да, тут не город, скучновато будет, но уговор дороже денег, торопиться не надо. Качество и добрая молва для нас главное, — ухмылялся Иван Ильич, — а ты можешь на выходные вечерами домой ездить, однако по утрам рано приезжать надо, работа не ждёт.

— Ничего, значит, буду работать! — согласился Женька. Он вымыл руки в бочке дождевой водой и пошёл в сельский магазин за минералкой.

В магазине стоял у прилавка худощавый парнишка, умильно поглядывая на симпатичную молодую продавщицу Наташу, которую Женька приметил в первый же день работы.

— Привет! — улыбнулась ему Наташа, — а ты снова за сигаретами?

— В тот раз я для напарника брал. Сам не курю. Мне минералки.

— Ох, надо же! И не курящий…где бы это записать?- улыбнулся парень у прилавка, — небось и не пьющий тоже?

— И не пьющий, — подтвердил Женька, — а тебе что?

— Интересуюсь только, просто в наших краях таких трудящихся редко встретишь, даже, к примеру, я — и то курю, и выпить могу… хотя не усугубляю, — слащавым голосом заговорил парень.

— Отстань, Илюша, человеку нет до тебя дела. Любишь ты зубоскалить…- сказала Наташа взглянув на Евгения, — минералку ещё заказывать? Её редко кто у нас берёт…Чаще другое.

— Закажите, если не трудно, спасибо…- ответил Женя и вышел из магазина.

Но отойдя всего несколько метров, услышал за собой шаги.

— Надолго ли к нам работать устроились? — спросил Илья, шагая рядом, — это я уже в своих личных интересах. Понимаешь ли, Наталья, она не то, чтобы моя невеста, но вроде того, я к ней расположен.

— Ну, так мне-то что? — удивился Женька.

— Как что? Ходите тут, непьющие, некурящие, работящие. Девушек наших с толку сбиваете…- начал было Илюха.

— Отстань, никого я не сбиваю, а за товаром больше ходить некуда. Мне чужие невесты не нужны, хоть она девчонка и красивая…- резко ответил Женя и ушёл.

— Так вот оно что… Чужая и красивая, значит …- недовольно пробормотал неудачливый ухажер Натальи и сплюнул на дорогу, провожая взглядом Женьку.

Через день Женя заходил в магазин и Наталья казалась ему все симпатичнее и приветливее. Когда рядом не крутился

Илюха, Женя спросил:

— А что же жениха твоего сегодня не видать? Бдительность потерял?

— Жених? Ну, какой он мне жених…- покраснела девушка, поправляя чёлку, — я ничего никому пока не обещала. А он парень неплохой, вот только за него я не пойду. Не подошло моё время.

— Как это-время? — не понял Женька.

— За Илюшку можно бы пойти, когда времени не останется, некого уже будет ждать… а деток рожать сроки проходят, — серьёзно сказала Наташа, — такого жалеют, а не любят…Сердце у женщины мягкое и жалостливое…он всю жизнь ревновать будет, а то и пить начнёт от этого. А меня такое счастье не радует …

— Значит, лучше одной оставаться? — спросил Женька.

— Одной не лучше, но без любви замуж нельзя…- ответила девушка, подавая товар.

В магазин вошли покупатели, и Женька вышел. Навстречу ему торопился Илья.

— Рано ты сегодня…- пробормотал он, — а я вот, на обед припоздал. Как она там?

— Как обычно. Живая и здоровая. А я не врач, — почему-то рассердился Женька, прибавляя шаг.

“Ох, уж эти деревенские…- думал он, — каждый со своими заморочками. И всё- то непросто, и у каждого своя философия…”

 

Он почти неделю не ходил в магазин, нарочно перейдя на колодезную воду. Но однажды у их двора появился Илюшка. Он, поздоровался и, присев на пень у бани, некоторое время наблюдал за работой.

— Чего за минералкой не приходишь? — спросил он Женьку, когда тот слез с крыши.

— А мне теперь не надо. Взял с вас пример, пью сырую воду из колодца. Хороша…- улыбнулся Евгений, — к тому же, мне экономия. А что, магазин прибыль из-за меня потерял?

Илюша скривил улыбку и промолчал. А когда пошёл к выходу, то все- таки сказал:

— Спасибо тебе по-братски. Я так понимаю, что кроме того, что некурящий, ты ещё, вроде, и благородный как бы…

— Чего?- непонимающе оглянулся Женька.

А Илюша, ссутулившись, побрел со двора.

— Чего он приходил-то? — спросил Иван Ильич.

— Знамо дело, насчёт своей Наташки печётся, — ответила за Женю подошедшая хозяйка Елена Петровна, — дала она ему от ворот поворот, вот он грустный и шляется всюду, утешения ищет.

Весь день несчастный облик деревенского парня не шёл из головы Женьки. Его мнение о Наташе чуть пошатнулось. “ Вот появился я. Она и решила его отодвинуть на задний план, — думал Женька, — как сама мне по дурости и объяснила. Время, мол, не подошло таких Илюшек подбирать…Ах, девка… Выгадывает. Ну, я ей покажу, как нашего брата обижать”.

На следующий день он во время обеда пошёл в магазин.

Дождавшись, когда две старушки вышли с покупками, он поздоровался с Наташей и⁹ заказал ей пакет пряников.

— Что давно не приходил? — спросила девушка, взвешивая пряники, — или обидела я тебя чем?

Она кокетливо поглядела на него и поразилась серьёзному выражению его лица.

— Случилось что-нибудь?

— А ты как думаешь? Конечно, случилось! Бессердечная ты, эгоистичная натура, жёсткая и равнодушная как камень! — начал он с жаром трагического актёра.

Наташа опустила руки, не понимая что происходит.

— Парень любит тебя с детства, всей душой, как никто никогда любить не сможет, а ты его отвергаешь, позоришь на все село, перед людьми родными унижаешь и перед соседями…

— Я…я только хотела…- попыталась вставить слово Наташа.

— Что ты хотела? Оскорбить чувства этого искренне любящего тебя парня? Да ты знаешь, что такой любви как у него к тебе, теперь одна на тысячу и то только в деревне, в городе все обстоит много хуже…- расходился в красноречии Женька, ударив кулаком по прилавку, — а ты не думаешь, что отвечать за него придётся, если он руки на себя наложит? И с грехом таким как тебе жить придётся?

— Что ты такое говоришь -то? Фу ты, Господи помилуй. Не дай Бог…- Наташа заволновалась и стала вытирать слезы мгновенно повисшие на ресницах.

— Я тебя предупреждаю, не играй с огнём, это он с виду ласковый и добрый, а как коснётся дело тебя, так зверем станет…- угрожающе заявил Женька, и тут заметил, что Наташа сквозь слезы смотрит на кого-то у двери магазина.

Женька обернулся и увидел стоящего там в растерянности Илью. Тогда он взял пряники и вышел из магазина.

В мгновение ока Илья оказался рядом с Наташей.

— Наташенька, что он? Он тебя обидел? Что он говорил? Что сделал? — он гладил её по голове, — я догоню его сейчас…

— Нет! — вскрикнула Наташа, — не надо, ничего он не сделал…Стой, не уходи…- она села на табурет и стала вытирать лицо платком, — просто все так неожиданно. Тем более с его стороны. Вот дурак, наговорил с три короба! И, как всегда, у вас бабы виноваты…

Она всхлипнула раз, два, а потом слезы полились рекой.

 

Илюша присел на колени перед ней и погладил её руки.

— Ну, что ты молчишь, чудо моё? — спросила Наташа слабым голосом, — закрой магазин, а то увидят как я реву… И налей мне чаю….

Работу шабашники закончили в срок. Они уехали, оставив Елену Петровну в хорошем настроении. Деревенские ходили смотреть на обновлённую баню и хвалили мастеров: и пожилого, и молодого.

Когда машина выезжала из села, за околицей её остановил Илья на велосипеде.

— Я сейчас, — сказал Женька и вышел из машины.

Илюша, бросив велосипед на траву, обнял Женьку крепко как только мог. Парни молчали. Все было и так понятно, без слов.

Женька запрыгнул в машину и махнул Илье рукой. Долго ещё глядел Илья в сторону удаляющейся машины, потом выдохнул и повернул к магазину. Надо помочь Наташе убраться и проводить её до дома…

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:44 | 0,150sec