Что судьбой предначертано

Сорокалетний Захар большую часть своей жизни проводит за рулем большегруза. Дальнобойщик со стажем, он даже и не представляет себе иной жизни. А вот вначале жизнь его удалась не очень-то, это сейчас он спокоен, все наладилось у него. Захар давно понял, что судьбой предначертано, то и будет. И этого не изменить.

Когда-то Лида познакомила его со своей матерью Верой Семеновной. Захар учился в колледже, там и влюбился в стройную и красивую девушку с длинными темными волосами.

— Захар, завтра едем в гости к моей маме, буду вас знакомить, — сообщила ему Лида.

 

— Поедем, с будущей тещей познакомлюсь, — хитро смотрел он на девушку.

— С тещей, а ты на мне жениться собираешься?

— А на ком же? Конечно на тебе. А ты согласна за меня замуж?

— Захаааар, ты что предложение мне делаешь? – удивилась Лида.

— Да. Предложение, я знаю, что это не так нужно делать, кольцо, цветы, ну так получилось, пришлось к разговору. Но я об этом давно думал, Лид. Ты знай, что люблю я тебя, — как-то вдруг стушевался Захар.

— Ну ладно, я согласна, не волнуйся. Ну куда я без тебя, — улыбнулась Лида.

Вере Семеновне Захар не понравился. Детдомовский парень, родителей своих не знает. С каким он характером и вообще сомневалась она в детдомовцах. Хотя и знала из разговоров, что такие дети бывают самостоятельными и ответственными. Учительница математики, она была строгой и бескомпромиссной и после свадьбы дочери к зятю относилась сурово, и часто подчеркивала, что зять её дочери не пара. Захар терпеливо сносил все недовольства тещи ради Лидочки, которую очень любил. Жили они у нее в квартире.

Вскоре Лида с таинственным видом сообщила:

— Дорогие мои мама и Захар, у нас скоро будет малыш. Так что готовьтесь стать папой и бабушкой.

Захар очень обрадовался и теща тоже, заулыбалась и ласково посмотрела на дочь. Родилась дочка Тая. Жизнь закрутилась вокруг этой хорошенькой девчушки. Захар решил уйти в дальнобойщики, нужны деньги. Ему хотелось, чтобы его девчонки ни в чем не нуждались, поэтому и старался ради них. Вроде бы жизнь наладилась, зарплата хорошая. Даже теща подобрела к зятю и их отношения наладились.

Но не бывает в жизни все гладко, и беда приходит, когда её не ждешь. Заболела Лида, плохо себя стала чувствовать. Прошла обследование и ничего утешительного. Выявили тяжелое и необратимое заболевание у молодой и цветущей Лидочки. Через некоторое время ушла навсегда из жизни Лида. Дочке Тае было всего три года.

— Как мне жить, — обращался он к теще, — что теперь делать? Таечке всего три года.

Вера Семеновна тоже приходила в себя долго.

— Ну что ж Захар, придется нам учиться жить без Лидочки, — говорила она со слезами.

Так и стали жить втроем. Захар в разговоре с мужиками-водителями говорил:

— Живу только ради дочки. Если бы не она, не знаю, что было бы. Как быстро закончилась наша жизнь с женой. Мы даже не успели нарадоваться и насладиться друг другом. Каждый раз уходя в рейс, мне хочется скорей вернуться домой, меня ждет любимая дочка. Скучаю по ней очень.

Прошло около трех лет и однажды Тае в садике стало плохо, упала и потеряла сознание. Воспитательница вызвала «скорую», девочку увезли в больницу. Захар в это время был в рейсе и узнал об этом, когда вернулся. Таю положили на обследование, а потом их направили в онкологический центр. Там у нее и выявили коварную болезнь.

— Вашей дочке необходима операция. Времени у вас не так много. Но эта операция дорогостоящая, — произнес доктор.

Вера Семеновна побледнела, отшатнулась как от удара, а Захар не смог удержать себя в руках.

— Доктор, ну о чем вы? Ну как может быть у маленького ребенка такая болезнь? Ей всего-то шесть лет. Вы что-то напутали… — кричал возбужденно Захар.

— Успокойтесь, молодой человек и держите себя в руках. Я вас понимаю. У девочки может быть наследственность, ведь её мать умерла от этой болезни. Тая больна и я настоятельно вам рекомендую решить этот вопрос, как можно скорей.

Операция стоила баснословных денег. Такой суммы конечно у них с тещей не было. Даже если продать квартиру, взять кредит, все равно средств не хватало. Вера Семеновна продала родительский дом в деревне, набрала учеников для репетиторства. Захар тоже работал, не зная дня и ночи. Тая угасала день ото дня. Каждый раз возвращаясь из рейса Захар боялся, что дочка тоже уйдет вслед за матерью. Постоянно думал и спрашивал себя, но ответа не находил:

— Что же я за отец такой, не могу спасти мою дочку. Почему жизнь ребенка зависит от денег? Я понимаю, что бессилен что-то изменить, собрали только половину суммы…

 

В очередной раз возвращаясь из рейса зимой, проезжая через лес, увидел на обочине дороги что-то темное. Наступали сумерки, до города оставалось километров пятьдесят.

— Дерево что ли сухое? – подумал Захар, но остановил машину. – Ох, ничего себе, — воскликнул он, увидев женщину в темном платье, без верхней одежды в снегу.

Наклонившись над ней, нащупал пульс, тот еле-еле ощущался. Он довез женщину до города и сразу в больницу. Её осмотрели, вызвали полицию. Почти всю ночь Захар провел в больнице, домой приехал под утро. Его опрашивали представители из полиции, что-то подписывал. А днем позвонили из больницы и попросили еще раз приехать.

— Женщина пришла в себя и просила лично поблагодарить её спасителя, — говорил доктор.

— Спасибо вам большое. Если бы не вы, сейчас бы меня уже не было, — тихо произнесла молодая женщина.

— Но как вы там оказались в таком виде, почти за пятьдесят километров от города?

— Меня зовут Юля. Родители мои умерли давно, меня воспитал дядя Степан, родной брат мамы. А около года назад и он умер. Он оставил в наследство мне свою квартиру и небольшой фонд помощи. Оформил на меня дарственную, несмотря на то, что у него есть родной сын Михаил в другом городе. Они давно в ссоре, как-то сын избил своего отца и тот его выгнал, в полицию заявлять не стал. На похороны Михаил не приехал, хотя я и сообщила ему через другого дядю. А недавно он приехал ко мне и сказал, что хочет со мной помириться. Я даже предложила ему поделить небольшой бизнес. Но он отказался. Он приехал с большим тортом и цветами, попросил напоить его чаем. Мы сидели, пили чай и разговаривали. А потом я себя почувствовала плохо… И больше ничего не помню, очнулась здесь в больнице. А вам Захар, огромное спасибо, что не проехали мимо. До сих пор не пойму, неужели мой двоюродный брат хотел убить меня.

Рассказ Юли был таким искренним, что Захар неожиданно для себя рассказал ей о своей жизни и его горе. Как потерял любимую жену, а сейчас дочь тоже в тяжелом состоянии. Что спасти дочку может только дорогостоящая операция, а они еще не собрали всю сумму.

В этот момент вошла в палату медсестра с капельницей и попросила Захара выйти.

— Извините, уже много времени прошло, а я и не заметил, — сказал он, прощаясь с Юлей.

Прошла неделя и вдруг Вера Семеновна сказала:

— Захар, звонили из клиники, чтобы мы везли Таечку на операцию.

— Как на операцию? У нас еще нет денег и мы не перечисляли ничего…

— Ничего не знаю, сказали, чтобы мы везли срочно Таю. А может решили бесплатно прооперировать?

Когда привезли Таю в клинику им сказали:

— Юлия Владимировна перечислила необходимую сумму для операции. Самое главное теперь, чтобы девочка все хорошо перенесла. Надейтесь на лучшее.

Захар от такой радости потерял дар речи и даже не спросил кто такая Юлия Владимировна. Операция длилась очень долго и к счастью прошла успешно. Тая улыбнулась отцу, когда ему разрешили войти к ней в палату.

— Папа, я совсем-совсем не боюсь. Доктор сказал, что все будет хорошо.

— Дочка, я очень счастлив. Это чудесное спасение, это твой второй день рождения, — только и смог сказать он.

После реабилитации Захар с Таей вернулись домой, там ждала счастливая бабушка. Захар все-таки думал: — Кто же спас мою дочку. Кто эта Юлия Владимировна?

Он решил съездить на кладбище к жене, а потом навести справки о спасительнице дочери. На могиле он был не долго и уже решил было уйти, как вдруг увидел неподалеку женщину. Подошел ближе, а она повернулась к нему и улыбнулась.

— Юля, это вы? – узнал он свою спасенную.

— Да это я. Здесь похоронен мой дядя Степан, Степан Петрович.

— Подождите, вы мне тогда рассказывали о своем двоюродном брате, и что с ним? Он действительно хотел вас убить?

— Да. Михаил во всем сознался и теперь его ждет суд. Хотел все унаследовать себе. А как ваша дочка Тая?

— Все хорошо. Кто-то перевел на счет клиники необходимую сумму, я вот хочу узнать, кто эта Юлия Владимировна, наша спасительница.

 

Юлия улыбалась и до Захара вдруг дошло.

— Ах, это вы Юлия Владимировна? Так это вы оплатила нам операцию? Спасибо, я все отдам, у нас есть половина суммы, я отдам, — суетливо говорил Захар.

— Отдавать ничего не нужно. Во-первых, я вам благодарна, что меня спасли, не оставили замерзать на дороге. А во-вторых нужно благодарить моего дядю Степана, который лежит здесь. Это он создал фонд помощи тяжелобольным детям и назвал его «Виктория», потому что у него умерла племянница Вика в восемь лет от этой болезни. А я унаследовала этот фонд и теперь сама помогаю детям. Примите эту помощь от нашего фонда. А мой дядя Степан был достойным человеком и память о нем должна быть светлой.

Захар поклонился могиле Степана:

— Благодарю вас, Степан Петрович. Ваше благородное дело живет и будет жить дальше.

Захар с Юлией обменялись телефонами. Вечером созвонились:

— Юля, а Вера Семеновна и Тая приглашают вас к нам завтра на обед. Что вы на это скажете? – спросил Захар, в душе надеясь на положительный ответ.

— Спасибо, обязательно приеду, — радостно ответила она.

Юлия приехала на обед, вела себя с Таей, как самая обычная девчонка, смеялась и шутила. А Тая не отходила от неё, они сразу же подружились. Дети безошибочно чувствуют хороших и добрых людей.

Захар совершенно неожиданно поймал себя на мысли:

— Как хорошо и просто мне рядом с Юлией, как будто давно знакомы.

Они стали часто встречаться, Юлия навещала их, а Захар скучал, когда уезжал в рейс, ему хотелось скорей вернуться домой.

После очередного рейса Вера Семеновна сказала зятю:

— Послушай-ка, Захар. Ты знаешь мое отношение к тебе, и Таечке. Ты заменил мне сына, а внучка моя единственная радость. Дороже вас у меня никого нет. Когда ушла моя Лидочка, моя жизнь едва не ушла с ней, но вы с Таей мне помогли, вернули на этот свет. Но живые должны жить и радоваться. Жить! Мне конечно тяжело говорить об этом, но мою дочь не вернуть. А жизнь продолжается. Таечке нужна мама и я вижу, как она тянется к Юле. Юля замечательная женщина и сможет стать для Таи мамой. Я вижу, вы нравитесь друг другу, сделай ей предложение. Я не обижусь и дочка моя, я уверена не против этого. Ведь живые должны жить. Юля очень хорошая, подумай, Захар. Знаешь ведь, что судьбой предначертано, так и будет.

— Папа, папа, ты забыл что ли, у меня завтра день рождения, позвони тете Юле, она обязательно должна быть у нас на празднике, — вбежав в комнату, сказал дочка.

— Ну что ты, дочка, как я могу забыть? Конечно помню, я обязательно позвоню Юле.

Они сидели за столом одной дружной семьей, желали Таечке здоровья и всего хорошего, потом теща строго взглянула за зятя, тот поднялся.

— Юля, Юлечка, красиво я не могу говорить, но я очень хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты согласна? — волновался Захар.

Юлия смотрела растерянно на него, на Веру Семеновну, та улыбалась.

— Ты тоже хороший и добрый, я не против, я согласна.

— И я не против, и я не против, — хлопая в ладоши, прыгала вокруг стола Тая.

Вера Семеновна смотрела повлажневшими глазами и улыбалась. Потом они поженились и с тех пор живут в квартире Юлии вчетвером, у них появился еще маленький братик для Таи. А Вера Семеновна осталась в своей квартире, но они часто её навещают.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.42MB | MySQL:44 | 0,176sec