Добрая соседка

Олеся как на крыльях летала. У них с Сергеем был медовый месяц. Они жили в подаренной им родителями небольшой квартирке, хрущёвке, и тому были рады – на первые годы очень даже хорошо.

Олеся уже знала всех соседей на площадке, среди которых была старушка лет восьмидесяти, которую все звали: баба Лиза. Обычно соседка здоровалась и улыбалась, вынося очередную порцию корма бездомным кошкам, которые жили в подвале зимой, а летом спали прямо на газоне у подъезда.

 

Многие жители считали бабушку немного странной из-за такой любви к кошкам, но Олесе женщина показалась очень доброй и приятной. Они познакомились, и женщина узнала, что значительную часть своей пенсии баба Лиза тратит на корм животным, а на её обеспечении вот уже несколько лет одна кошка и три дворовых кота, а ещё одну она держит дома и зовёт её Катей.

— Свою кормлю, а другие ведь тоже есть хотят… — рассказала свою историю бабушка, — вот и стала я бездомных подкармливать тоже. Не всем соседям это нравится. Но ведь кошки в подъезд не заходят. Но зимой, конечно, забираются греться в подвал, вон в то небольшое окошко. Никто кроме меня не кормит, все ходят мимо. А я не могу не дать им еды. Жалко смотреть, какие голодные…

В один из дней Олеся увидела, как бабушка стоит на коленках перед маленьким подвальным окошком и пытается оторвать кусок фанеры, которым оно было забито.

— Что с вами? – спросила Олеся, — кто там?
— Да Катя моя наверняка там окотилась. Третьи сутки нет, выскочила из квартиры, а была на сносях. Я за ней, а её и след простыл. А потом гляжу, Никитич, дворник, забивает окно, так ему велели, чтобы кошки не лазили в подвал… Там моя Катя, мне кажется, я даже слышу, как она мяучит… — чуть не плакала бабушка Лиза.

— А давайте, я схожу в домоуправление и скажу, чтобы открыли подвал. Так лучше будет, — предложила Олеся, — если там котята, то надо их забрать.

Трёх котят с непутёвой кошкой благополучно вызволили из подвала, а окошко так и осталось забитым.

— Пусть пока так будет, — сказала Олеся, — а то ваша Катька снова туда убежит. Держите её сейчас дома, не выпускайте.

Теперь Олеся тоже волновалась за кошек. Она стала подкармливать их, но решила кардинально изменить ситуацию. Она расклеила много объявлений по району о кошках с просьбой взять их в добрые руки.

Бабушка Лиза не верила в успех устройства её питомцев.

— О, деточка, сколько я людям предлагала, сколько умоляла взять кошек, но никто не хочет возиться с бездомными. Они ведь диковатые немного, к ним подход и терпение требуется, но это на первых порах. Вот котят лучше берут, особенно если красивые. А простеньких тоже проблема устроить. Вот что с этим приплодом делать буду, и сама не знаю.

— Кошку вашу надо обязательно стерилизовать, и я помогу вам, постараюсь собрать деньги на это дело, — пообещала Олеся.

Баба Лиза сначала не поверила Олесе, но, когда та принесла нужную сумму, бабушка прослезилась.

— Где же ты деньги взяла? Неужели свои пришлось пожертвовать?

— И своих добавила, и люди добрые нашлись. Все понемногу. У меня на работе, у Сергея, и в нашем подъезде трое дали, — улыбалась Олеся, — вот как выкормит кошка этих котят, раздадим их в добрые руки, тогда и за неё примемся, я отвезу её сама в ветлечебницу, а одного котёнка возьму себе, мы с мужем так решили. На первом этаже особенно кошка нужна, так как могут мыши завестись.

— Вот что значит молодая и расторопная, а я ничего сделать не могла, как только кормить их… — поклонилась Олесе бабушка.

Котят подрастили и пристроили в надёжные руки. А вот с бездомными хвостатыми пришлось труднее. Олеся взяла к себе в квартиру кошку и кота, которые шли на зов, и давали себя гладить. Через месяц они так привыкли к рукам, что стали ласковыми, как домашние. Их Олеся отдала в соседние дома, и новые хозяева остались довольны.

С двумя более дикими котиками Олеся поступила так же: адаптируя их на улице, постепенно начинала гладить, ласкать и приучать к своим рукам. На это ушло около двух месяцев, но результат поразил и бабу Лизу, и остальных неравнодушных жителей подъезда.

 

— Всё, — как-то сказала Олеся, — пора и этих пристраивать, ух, как я привыкла к ним… Даже жалко.

Сидевшая в это время на лавочке соседка со второго этажа Наталья Алексеевна вдруг сказала:
— Давайте я вот этого серого возьму. Я ведь его уже начала кормить по вашему примеру, он ко мне тоже идёт, и стал такой пушистый, и глаза зеленющие…

— Где же вы раньше были, дорогая соседка? — засмеялась Олеся.

— Да вот наблюдаю я за вами, и растопили вы моё сердце, и кот серый тоже меня покорил. Даже жаль, если его далеко отдадите, я уже и привыкла к нему. Всё, беру! – она позвала кота, и он тут же выбежал из-под куста.

— Повезло же тебе, Серый, — сказала баба Лиза, — и всем им повезло. Не знаю, что бы я с ними стала делать, если бы не Олеся… Расплодились бы и никаких денег, и рук не хватило бы нам всем.

— Ну, надо же, остался один чёрный. А его я отвезу своей сестре в посёлок. Там он будет гулять на свежем воздухе. У них корова, при молоке будет и при исполнении: в коровнике надо будет мышей ловить! – объявила Олеся.

Так все бездомные были пристроены. Баба Лиза вскоре приняла от Олеси свою кошку после стерилизации. Катька быстро поправилась, потом растолстела, и лениво выходила гулять со своей хозяйкой, равнодушно посматривая вокруг и греясь на солнышке.

— Я за тебя теперь каждый день Бога молю, Олесенька, — говорила баба Лиза, — дай тебе Господь ребёночка здорового за твоё доброе сердце! И всей семье здоровья и счастья… Как хорошо, что вы с Серёжей к нам переехали!

Олеся родила на следующий год крепкого малыша, и выходила с ним гулять во двор, где их на лавочке часто поджидала баба Лиза. Женщины радовались малышу, рассказывали друг другу о новостях и не было дня, чтобы баба Лиза не желала Олесе здоровья и счастья.

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:44 | 0,137sec