Два Ивана

Его грустный взгляд приковывал к себе. Брошенный, одинокий. Сбитая рыжая шерсть, повисшие ушки с серëжками-репейником, поникший хвост, что давно уже радостно не вилял — всë вызывало в душе при взгляде на него чувство тоски и безысходности.

И каждый, в ком билось сострадающее сердце, хотел как-то приободрить бедолагу: кто-то подкармливал его сосисками, кто-то не забывал, проходя мимо, почесать за ухом, а местные мальчишки, хоть и прослыли настоящими хулиганами, позаботились о четвероногом друге, построив будку из поддонов.

Но что-то мучило пса, не давало ему покоя. Казалось, что в его душе (думаю, вы не станете спорить, что у животных есть душа?) произошëл некий непоправимый надлом. Но что случилось?

 

У многих напрашивался ответ, что его просто вышвырнули на улицу нерадивые хозяева. Были приверженцы и “романтических” теорий:

“Да, наверное, вскружила ему голову некая Барбосиха, вскружила голову весна — вот он просто загулял да потерялся…”

Узнать точно и наверняка было невозможно.

Этот одинокий пëс получил в нашем посëлке незамысловатую и немного странную для собаки кличку — Ваня. Когда стали выяснять, кто его так прозвал, никто не мог вспомнить.

Дворник был убеждён, что это детвора так пошутила. Продавщица из магазина хихикала, что это пса прозвали так в честь почтальона Ивана Никифоровича, к которому её сердце было крайне предрасположено, аргументируя так:

— В этих двух Иванах чувствуется благородство!

Но Настя, воспитывающая своего младшего брата одна, была уверена, что пëс сам себя так “представил”, ведь на каждый её окрик в адрес братишки, которого зовут Ваня, грустное животное начинало подвывать.

— Я только крикну с балкона: “Вааань, давай домой — суп на столе! “ А наш четвероногий сторож начинает подвывать. Видать, зовут его Ванька, как и моего брата.

Ещё многие жители этого маленького приморского посëлка отметили, что хвостатый Ваня очень любит море. Да, пëс частенько прогуливался по берегу. В штормовые дни он особенно громко начинал скулить и даже порывался в воду.

— Совсем рехнулся, Ванька? Ты ж потонешь! — сетовала бойкая бабуленька, которую все звали Петровной и очень уважали, а некоторые и боялись, ведь в былые времена она была заведующей в школе.

Ванька тоже побаивался её и послушно отходил от бушующей стихии…

*****

— Совсем рехнулся, мужик? Как это ты не знаешь, как тебя зовут? Может, тогда по капелюхе с нами?

— Нет, я не пью.

— Значит, имя своё не помнишь, а то, что трезвенник-язвенник — помнишь? Во, чудак!

— Просто не пью, — парень с чистым взглядом и уже зарубцевавшейся ссадиной на скуле, не желая продолжать этот разговор, сконфуженно отвернулся, но веселящаяся компания, которая приехала к морю ради отдыха и новых впечатлений, не унималась:

— Может, ты — военный? Вон, и выправка у тебя такая. А на кулаках не охота?

Безымянный парень, которого уже окрестили в курортном посëлке Чудиком, просто отошел в сторону.

Он понимал, что это очень странно, но он, правда, не мог вспомнить, кто он. Не помнил своë имя, город проживания и какова его профессия. Казалось бы, самые важные факты биографии.

Однако были малозначительные факты, что всплывали будто из самой души… Да, он ни за что не обидит слабого, готов жертвовать собой и… очень любит собак.

Местные старались ему помочь, предполагая, что “мужик просто спился на морях — вот и отшибло память”, но мужчина точно знал, что всему виной не эта причина.

Ему казалось, что произошло нечто страшное, что он потерял не только память, но и что-то очень дорогое.. или кого-то… Увы, он никак не мог вспомнить…

*****

А ведь всего пару месяцев назад его жизнь шла в привычном ритме: работа, дом, подготовка к переаттестации на работе и к свадьбе…

 

Одним из этапов его профподготовки от отделения МЧС стала организованная морская экспедиция.

Всë шло привычно: он собрал свой рюкзак с самым необходимым, перед выходом полил кактус, который подарила его невеста и который всë никак не желал зацвести, позвонил своей любимой, чтобы узнать решение по выбору ресторана для торжества.

За окном — дождик, неприветливые тучи надвигались со стороны побережья.

“Неужели не отменят тренировку на воде? Погода не ахти. Хотя, наверное, это и на руку — экстрим, продуктивнее потренируемся”

Он потрепал за ухо своего любимца — рыжего пса, который был не только верным другом, но и боевым товарищем. Они вместе спасали потерпевших в результате землетрясения, вызволяли людей, которые оказывались в ловушке пожара, всегда показывали высочайшие результаты и были гордостью подразделения.

Теперь им предстояла “репетиция” наводнения — подходящим местом стала приморская зона.

— Бруно, нам пора выходить. Покажем сегодня высший класс?

Пëс преданно взглянул в глаза своего хозяина. Было видно, что они оба души не чают друг в друге. И даже Аня, невеста Ивана Фëдорова, в шутку говорила, что ревнует. А может, и не в шутку…

К месту сборов нужно было добираться на электричке. Пару часов — и на месте. Иван помнил, как ещё школьниками они втихаря ездили из родного города к морю.

Электричка стоила копейки: они не покупали булочки, на которые давали деньги родители, а ездили полюбоваться этой прекрасной бескрайней стихией, вызывающей у двенадцатилетних пацанов восторг и ужас.

Не обходилось и без купаний. Конечно же, они знали, что без взрослых лезть в воду — опасно, особенно когда надвигается шторм. Но мальчишеская бравада однажды взяла верх…

Они полезли в воду, когда уже штормило, самый храбрый в их компании, балагур Колька, решил отплыть чуть дальше, посмеиваясь над остальными.

Кажется, это произошло за секунду: сильный порыв ветра, мощное течение и непокорная волна — и вот, Кольки уже не видать.

Иван, хоть и прошло уже двадцать лет с тех пор, по сей день помнил тот ужас, что охватил его. Другие мальчишки стали кричать, но в нëм что-то замерло, казалось, время остановилось. Он видел всë как в кино, в замедленной съёмке…

Юный Ваня нырнул в морскую пучину. Он не думал в те секунды о себе — ему важно было спасти своего друга. И ему это удалось! Тот ужасный день предрешил его судьбу — Иван принял твëрдое решение стать спасателем…

Направляясь на тот же пляж, он погрузился в воспоминания. Верный пëс не отводил своих оливковых глаз от хозяина — казалось, что он чувствует шторм в душе Ивана.

Или предчувствует нечто иное?

*****

Тренировка начиналась, как всегда, с опозданием. Бруно, как каменное изваяние, застыл на борту тренировочного катера. Пëс всматривался в грозовое небо. Он был готов к любым командам, но словно предчувствовал, что грядëт беда.

Погода ухудшалась. Катерок бросало из стороны в сторону. На тренировку прибыли не все — трое из десяти.

— Может, перенести? Кто-то звонил Курпатову?

— Да ладно. Спускаем лодки — и погнали!

Иван отвернулся, чтобы подготовить инвентарь, а через секунду — толчок и удар холодной волны!

 

Он и его сослуживцы оказались в воде. А Бруно как-то неловко зацепился ошейником за крюк на катере. Иван быстро отцепил пса — ошейник ушёл на дно.

Ребята начали взбираться в спасательные шлюпки, но стихия брала верх. Их отбросило к скалам: двоих оглушило, новичок растерялся и беспомощно лупил руками по воде, а Иван с Бруно оказались отброшены ближе к катеру, который стал набирать воду…

Пëс ринулся к одному из парней, который оказался оглушëн, дотащил его к шлюпке, Ваня погрузил. Затем Иван подплыл к растерявшемуся новичку и стал затаскивать его в шлюпку, далее — перехватил третьего сослуживца, которого подтащил к шлюпке Бруно.

Казалось, что спасательная операция завершена, но слишком сильный удар волны отбросил Ивана прямо к прибрежным скалам.

Ещё удар — и Ваня ударился прямо об острые каменные глыбы… Секунда — и Бруно уже не видит своего хозяина!

Храбрый пëс нырнул за Иваном. Но стихия была сильнее, чем его преданность и любовь…

*****

Море штормит… Столь спокойная утром бирюзовая гладь к вечеру превращается в бурлящую стихию серо-синего цвета. Кажется, скоро будет гроза.

Все отдыхающие разбежались по кафе или в гостиничные номера, а местный Чудик гуляет по берегу. Ему неспокойно. Он ещё ни разу не заходил так далеко от посëлка, где живëт последние пару месяцев.

Вдали — скалы. Гремит раскат грома, доносится еле слышный хохот мальчишек. Кто-то из них движется к морю, явно желая окунуться в воду.

Мужчину охватывает какой-то ужас, поднявшийся из самой глубины души. Он слышит лай собаки. Идёт, ускорив шаг, чтобы остановить юных храбрецов. И видит, что ему навстречу несëтся рыжий пëс.

Кто-то из мальчишек кричит:

— Ванька, стой! Ванька! Ты чего на дядьку лаешь?! Ванька, вернись!

Мужчина цепенеет. И со стороны может показаться, что он просто испугался пса. Но на самом деле, в эти секунды он начал вспоминать, что мчится к нему его дорогой и верный Бруно, а он..

Он — Иван Фёдоров, а не чудик! Он словно очнулся от дурного сна, увидев четвероногого друга:

— Бруно, это ты?

— Дяденька, вообще-то это Ванька! — поясняют пацаны уверенным голосом, но Иван прижимает к себе пса, продолжая называть его Бруно, и спрашивает:

— Где здесь ближайшее отделение полиции? Мне нужно сообщить, что нашёлся Иван Фëдоров и Иван Брунович…

*****

В этот же день двух Иванов доставили домой. Как оказалось, их даже особо не искали, ведь обстоятельства случившегося были слишком убедительны для вердикта: “утонули”.

 

Что перенесла в эти месяцы невеста Анна… Как горевали родители Ивана…

— Анюта, милая моя, ну, хватит уже плакать…

— Ванька, как же я рада, что ты дома!

— А бронь с ресторана для свадьбы ты уже сняла? — Иван смеëтся, обнимая невесту.

— Ох, я тебе сейчас задам! Тебе смешно? — Аня легонько бьёт его кулачком по плечу.

Они смеются, радуясь тому, что всë хорошо закончилось.

— Знаешь, любимый, а Бруно — наш оберег, талисман. Без него ты мог и не вспомнить, кто ты…

— Да, теперь я его зову Иван Брунович. И мне кажется, ему нравится.

В подтверждение пëс машет хвостом. Он любит их и готов спасать сотни раз…

Автор ВАЛЕРИЯ КАМЕКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.4MB | MySQL:42 | 0,155sec