Лишняя в своем доме

— Мамуль, можно я к вам приеду на праздники?

— Это, я думаю, не очень кстати…

— Я буду тиха, как мышка.

— Но у Дани чувствительный слух… И он не очень любит, когда ты приезжаешь в наш дом. Дочь, тебе в общаге будет лучше.

— Наверное, мам…

Ничего нового.

 

Аня с завистью слушала радостные возгласы одногруппников, понимая, что они поедут домой, у них будут настоящие каникулы, настоящие праздники, а ее дома не ждут.

— Аня, у меня отпадные новости! Предки везут меня в Таиланд! – сбросив подушки с кровати, там радостно подпрыгивала соседка Мила, — В Таиланд! В Таиланд!

— Сейчас не сезон…

— В Таиланде круглый год сезон, просто не всегда самый удачный, — она все проверяла каркас на прочность, — В Таиланд! В Таиланд! От это новогодние праздники! Скажи, кто тут любимчик удачи? Кто? Кто? Кто?

— Ты!

— А кто же еще?! Я думала, что у нас нет денег на путешествия, тем более, на 21 день в пятизвездочном отеле в Таиланде! Но папа сказал, что его девочки должны тусить по полной программе после сложного полугодия, после работы и учебы!

— 21 день? У нас в январе экзамены.

— Задержусь!

— Надолго? Смотри, декан не поощряет пересдачи.

— Задержусь ненадолго… Это 30 декабря мы улетаем… А когда прилетим… Хм, тут, по всем подсчетам, сессия уже кончится. Дилемма. Сессия или Таиланд? Не отчислят же меня из-за четырех экзаменов? Пересдам. Или и пересдавать не надо. По философии у меня уже автоматически все зачтено. По английскому я досрочно сдала. Еще экзамены у Лобановой и у Дмитриева. К Лобановой я завтра сбегаю, попрошу о досрочном, а у Дмитриева потом пересдам, этот-то точно на уступки не пойдет. Вуаля! 3 из 4! Могу смело лететь! Анька, не одолжишь мне чемодан?

— Я бы… Конечно… Но…

— Бли-и-ин, тебе, наверное, с ним к родителям ехать. Я просто растяпа. Не подумала. Возьму у Лидки!

Как по мановению волшебной палочки, в комнате материализовалась Лида.

— Таиланд-Таиланд! – скандировала Мила, — Лидка, как ты кстати! У меня к тебе вопрос на миллион долларов!

— Что это с ней? – Лида тоже была вся в сборах: на плече у нее была стопка занавесок, который она отвезет к родителям, чтобы постирать. В общежитии, конечно, есть стиральная машинка, но сушить все это будет проблематично.

— Лидка, у меня вопрос!

— Да какой же??

— Я одолжу у тебя дорожную сумку?

— Всегда к твоим услугам, но… она мне самой понадобится, когда мы полетим к деду.

— Это в Пермь?

— В Сочи. Они теперь там.

— Ого, зимние курорты…

— Не сезон, — сама того не зная, Лида вторила Ане, — Не сезон, но зато хоть не в общаге киснуть, — Лида осеклась, — Прости, Ань.

Мила, все еще в эйфории, не сразу поняла, за что извинилась Лида, но все-таки осмыслила то, что сказала подруга, приостановила свое торжество, и с сожалением сказала:

— Ты и на этом курсе на новогодние останешься в общаге?

— Видимо.

— Ань, чем тебе помочь? – спрашивали подруги, — Если бы мы были старше и сами распоряжались своими поездками, то взяли бы тебя с собой. В принципе, — это уже самодеятельность Лиды, — Ты можешь полететь со мной в Сочи. Никто не будет ругаться. А дом у деда трехэтажный.

 

Аня не призналась, что у нее и на билет-то нет денег.

— Девочки, мне и в общаге будет хорошо.

— Парадокс просто! – взвилась Мила, — Тебе до дома ближе всех, а ездишь ты туда реже всех.

— Я дорогу не люблю, — ответила Аня.

Конечно, это неправда. Если бы кто-то скучал по ней дома, то она и через всю страну на поезде бы проехала, чтобы хоть 24 часа побыть с родными, и пусть бы на одну лишь дорогу ушли все праздничные каникулы. Все бы сбережения потратила, в долги залезла, чтобы доехать. Если бы ее только позвали…

Аня в дни, когда на этаже царило умеренное оживление, соседки шастали туда-сюда, наводя порядок в комнатах и коридорах перед отъездом, и говорили о том, у кого какие ожидания от праздников, и как не хочется тратить крупицы долгожданного отдыха на подготовку к экзаменам и заучивание билетов, не снимала наушники. Все вечера напролет, когда приходилось сидеть в комнате, она проводила в наушниках, под ритмы современных песен. Чтобы не слышать соседок.

Но еще тоскливее становилось, когда нестихающий гул на этаже, наконец, угасал, и все разъезжались по своим деревням и городам. Так и сидела она там, одна одинешенька, всеми покинутая. Из своей норы, на этаж, она выбиралась редко: до душа и до микроволновки, так как в комнатах держать свою микроволновку не разрешалось. Даже не готовила, а грела покупкой, лишь бы не слоняться лишний раз по общежитию, где от твоих шагов эхо на пять этажей, и вахтерши смотрят с жалостью.

Из соседей Ани разъехались все. Через шесть комнат от нее оставалась девочка, но у той новогодняя подработка – она выездной официант на выездных мероприятиях и корпоративах, по тройной ставке. Как 31 уедет, так только к экзаменам и появится. Сверху и снизу, на других этажах, было по 2-3 человека, им везло больше, если они, конечно, общались между собой.

Устав от созерцания опустевшего этажа и от зависти к тем, кто сейчас в поездах и самолетах, или уже дома, предвкушает счастливые праздники, Аня приступила к экзаменационным билетам. И уснула…

Что-то пропищало на подушке. Аня распахнула глаза, сначала перепугавшись, что это мыши, а потом понадеявшись, что соседка вернулась, и спросонья не сообразила, что это ее мобильник пищит.

“Приезжай” – коротенькое приглашение от мамы, которое осчастливило Аню как, как ее бы не осчастливил даже красный диплом, полученный без бесконечных сессий.

— Ура!!

Уже подкрадывалось утро 31 декабря. На вокзалах и в аэропорту яблоку негде упасть – все билеты на самолеты выкуплены, все поезда дальнего следования забиты под завязку.

Но это и не для Ани.

Ей надо в пригород.

В электричку она еле впихнулась и потом простояла, зажатая со всех сторон, полтора часа, какая-то гирлянда в пакете щекотала ей нос, но оно того стоило.

— С наступающим! – Аня зашла в квартиру без звонка, — Мамуль, как я скучала по тебе!

Но на мамином лице не было ни восторга, ни радушия. Она не знала, что Аня едет? А кто написал сообщение? А почему мама тогда не удивлена?

— Почему ты трубку не берешь? Я тебе звонила!

— А, тут пропущенные… Я звук отключила, а в электричке и развернуться было негде, чтобы посмотреть…

— Вот в этом вся ты. Делаешь – потом думаешь. Делаешь – думаешь. Надо голову включать, Аня, что, если бы мы пригласили тебя на новогодние праздники, то позвонили бы, наверное! Или какие-то подробности в сообщении указали, когда приезжать, на сколько дней. “Приезжай” – это что, по-твоему, приглашение?

— Это не ты отправила?

 

— Аллилуйя! Максим проснулся сегодня раньше нас, хапнул с тумбочки мой телефон, чтобы игру скачать, и подшутил над тобой, а ты, ничего не перепроверив, на всех парусах, уже приехала сюда! Как я скажу Дане, что ты будешь праздновать с нашей семьей?

— Я в комнате у себя посижу… — мгновенно севшим голосом заговорила Аня.

— Это что за комната? У нас есть гостиная, спальня и детская. Ты дите? Нет, это детская Максима. Я могу, конечно, спросить у сестры, нет ли у них раскладушки, и некуда ли тебя положить, но даже так Дане не понравится, что ты приехала без приглашения. У нас семейный Новый год.

— А я для тебя уже не семья, мам?

— Вымахала, а от моей юбки оторваться не можешь! Езжай в свою общагу, там теперь твой дом, найди мужа и отцепись от матери. Сколько можно мне на нервы действовать? Приходишь, как к себе домой, без спросу, между прочим! Куда вот тебя деть… Сиди тут пока! Я подумаю, что сказать Дане.

Урчание напомнило Ане, что она не позавтракала, да и вчера почти не ела, то читая учебники, то рыдая от безнадеги. Но лезть к их продуктам не рискнула. В прошлом году, когда Аня приезжала, чтобы сделать кое-какие документы, мама ее так отчитала за то, что та берет еду без спроса…

— Ой, ну поешь уже что-нибудь, — сказала мама, — Невозможно это слушать. Там пшенка есть, я ее варила Максиму, но он привередливый. Салаты и стейки не трожь! Это на Новый год!

Пшенка была проигнорирована. Сейчас бы, после такого приема, и стейки не полезли…

К пяти часам мама привела Максима, который гостил у друга по детскому садику. Максим Аню за сестру не считал, конечно.

В семь, в колпаке, как у Деда Мороза, нарисовался и Даниил – мамин муж. Они чуть-чуть пошушукались в сторонке.

— Аня, гости отменяются, Даня не хочет, чтобы ты праздновала с нами. Его это напрягает. Сегодня с нами, завтра тоже не уедешь, потому что обленишься, захочешь тут задержаться, потом вообще до экзаменов у нас застрянешь, поэтому, как сказал Даня, лучше ты сразу уйдешь…

— Но как я поеду? Уже семь. Сегодня Новый год.

— Электрички ходят и в праздник. Я посмотрела на их сайте – следующая будет в 10 часов. И… ключи отдай. Чтобы такие недоразумения не повторялись.

Аня брела по родным местам, рассекая гогочущие толпы, и заглядывая в окна домов, где у людей горели гирлянды, стояли елки, откуда слышалась музыка… Доехать-то она доедет. Но, зайдя в равнодушные стены общажной комнаты, неизвестно, сможет ли это вынести…

Она могла бы найти друзей. Девочки из группы, которые местные, которым не надо ехать куда-то, чтобы побыть с семьей, очень дружелюбные. У кого-то дома вечеринка “для всех”, и никто бы не осудил, если бы Аня пришла туда.

Но она упускала все эти возможности. Она так надеялась, что ей позвонит мама.

В общежитие Аня пришла уже к полуночи – пока доехала, пока добралась от станции.

— Неужто на поезд опоздала? – ужаснулась вахтерша.

— Да, мой поезд ушел…

— Ух ты ж… ничего, деточка, ты не раскисай, ты не плачь, ты сходи наверх, принарядись для встречи Нового года, и заходи ко мне. У меня все накрыто уже. Оставь все обиды и огорчения в этом году, а мы с тобой встретим Новый, и пойдем туда.

Ане показалось, что угрюмые коридоры общежития больше не напоминают ей тюремную камеру одиночного заключения.

Новый год она провела на вахте, с Валентиной Ивановной, которая оказалась просто кладезем забавных историй.

Маме Аня так и не позвонила. Уже никогда.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:44 | 0,152sec