Любимые и нелюбимые дети

Скажите, разве может бабушка пожалеть для внучки варенья? Конечно же, нет!
Бабушки-старушки, как поется в известной песенке, вообще – очень милые существа.

Они живут в своем мирке, где постоянно вяжут цветные носочки и варежки любимым внукам, рассказывают на ночь сказки и варят варенье, позволяя слизывать ароматные, вкусные пенки.

Но, оказывается, не все так однозначно. И при наличии двух внуков можно относиться к ним совершенно по-разному. Особенно, если они от разных детей: от любимой доченьки и нелюбимого сына.

 

А у Ольги Борисовны в семье все происходило именно так. И все, по ее уразумению, было вполне объяснимо.

Первый раз она вышла замуж очень рано: влюбилась по самое «не балуй». И, как бывает в таком возрасте, приняла за любовь что-то другое: влечение, гормональный всплеск и обычную привязанность.

Родители пытались отговорить:

— Вы же оба еще учитесь в институте! Погуляйте, пока молодые! Хотите — живите вместе: но зачем же так рано жениться-то?

Но жених и невеста были непокоБелимы, как выражалась старенькая бабушка Оли.

— Хотим, чтобы все было по-взрослому.

И у них все было по-взрослому – поцелуи, ресторан и лимузины, пока дело не коснулось совместной жизни.

И тут неожиданно выяснилось, что они не стыкуются друг с другом! Как так? А очень даже просто: все происходило, как с арбузом и сви.ным хрящиком.

И никто не хотел уступать:

— Какого … это должен делать я?

— А я, вообще-то, не нанималась все время мыть посуду – мы так не договаривались.

Если честно, то они вообще ни о чем практически не договаривались и не разговаривали, все время занимаясь тем, что называется любовью. Так им казалось.

А уж после свадьбы все должно было приложиться само-собой.

Но этого не случилось: родители оказались правы – нужно было пожить вместе до свадьбы какое-то время и, хотя бы, вместе поклеить обои – это сэкономило бы уйму денег.

У ребят оказались разные привычки и увлечения, предпочтения и вкусы. К тому же, один был жаворонком, другая — совой.

И это тоже не понравилось партнеру:

— Какого … ты вскочила ни свет ни заря?

— А зачем ты читал до трех часов ночи?..

— Как можно все вечера бренчать на этой дурацкой гитаре? – жаловалась матери Оля через месяц после свадьбы. – Ему же уже двадцать лет! Можно сделать, хотя бы, что-то для семьи! Уже в ушах звенит!

Хотя не далее, как пару месяцев назад, находила увлечение жениха очень романтичным.

— Слушай, папа, оказалось, что она совершенно не умеет готовить! – с негодованием сообщил во время очередного визита к родителям Михаил.

Постепенно они насытились друг другом, и наружу стали вылезать не совсем приятные моменты, на которые в любовном угаре ранее не обращалось внимания.

Как говорится, любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда.

Да, это и тот самый пресловутый тюбик с зубной пастой. И лужа в ванной после принятия душа. И разбросанные носки.

И уйма непонятных флакончиков, падающих с полки при неосторожном движении руки во время бритья. И отсутствие полноценной горячей пищи, которую до этого готовили родители.

А все эти, на первый взгляд, мелочи оказались вовсе не мелочами. Поэтому, пара решила развестись: и первым об этом сообщил молодой муж.

И, хотя Олю тоже уже все раздражало, она не простила Мишке этот первый шаг: ведь это она его должна была бросить, а не наоборот! К тому же оказалось, что она ждет ребенка.

 

Но, чтобы быстрее избавиться друг от друга, решили про это не говорить. И их развели.

В положенное время женщина родила мальчика Севку, как две капли воды похожего на уже бывшего мужа.

Надо ли говорить, что эмоции по этому поводу были отнюдь не положительными.

Совсем другое дело – любимая доченька Капа, Капелька — рожденная от по-настоящему любимого мужчины – второго Олиного мужа.

Вот это была, действительно любовь! А не то, что раньше с этим полоумным гитаристом.

Поэтому все не растраченные материнские чувства достались долгожданной и любимой дочке, у которой разница в возрасте с сыном составила пять лет.

Молчун Севка воспринимал все стоически:

— Ну и что, что мама больше любит эту противную Капку? Она же младше, а еще – девчонка! Поэтому, особенно не заморачивался насчет лучших кусков и подарков, которые проходили мимо него.

Нет-нет – у мальчика тоже все было! Но сестренке и щи наливались погуще, и жемчуг покупался покрупнее.

Шло время, ребята выросли, отучились и обзавелись семьями. И там, и там уже подрастали свои дети: в семье Капы – сын Максим.

У Севки, который навсегда остался для Ольги Борисовны Севкой, — дочка Лиза.

Надо ли говорить, что все чувства плавно перешли и на внуков: любовь на Максимку, нелюбовь на Лизку.

К тому же, свекрови очень не нравилась и жена сына: иначе быть просто не могло. Поэтому Лиза, похожая одновременно на маму и папу, вызывала у бабули исключительно негативные чувства.

Но дети были погодками и очень неплохо ладили друг с другом. Поэтому, летом с удовольствием проводили время на бабушкиной даче, совершенно не подозревая об истинном положении вещей и не заморачиваясь относительно того, кого любят больше.

Оба, к тому времени, уже ходили в школу: Лиза перешла в пятый класс, Максим — в четвертый.

Ребята все время проводили во дворе, забегая в дом только, чтобы поесть и совершенно забыв про гаджеты: ведь вокруг было столько интересного!

И котята, и хорошенькие пушистые цыплята, и соседский поросенок Борька, тыкающийся влажным пятачком в руки через прорезь в ограде: ну, положите же что-нибудь в мое корытце!

А бабушка все время хлопотала, готовя внукам вкусную еду и варя варенье. А все знают, что сколько ни навари, все равно будет мало.

Ягод же в этом году уродилось великое множество: кроме, почему-то, смородины. А смородиновое варенье было самым любимым у Максимки. Особенно, с бабушкиными оладушками: м-м-м, как вкусно!

Поэтому, Капа купила несколько килограммов отличной спелой смородины у соседей и принесла маме, чтобы та сварила то, что нравилось любимому сыну и внуку.

А любящая бабушка сразу же приступила к выполнению важного задания. Предполагалось, для верности, горячее варенье закатать в банки с герметическими крышками: так оно постоит подольше.

И тут Лиза, наблюдающая за процессом издали – все происходило на свежем воздухе — изъявила желание попробовать варенья, часть которого уже была закатана в банки. Хотя больше любила малиновое.

 

Но и варившаяся смородина так вкусно булькала на электрической плитке, что привлекла внимание девочки.

Уже остывшие остатки варенья стояли в медном, специально приспособленном для варки, тазике: видимо, это предполагалось съесть за ужином.

И когда девочка уже протянула руку с ложкой к вожделенному лакомству, бабушка неожиданно хлопнула ее по руке и произнесла непонятную фразу:

— Не тобой положено, не тобой будь взято.

И добавила:

— Вот тебе пенки – слизывай.

А Макс противным голосом вдруг закричал:

— Да, слизывай – ты же Лиза! Лиза – подлиза! А на чужой каравай рот не разевай!

А бабушка весело рассмеялась и погладила его по головке:

— Ах, ты, умница моя!

А потом, зачерпнув из тазика ложку, поднесла ко рту мальчика:

— Попробуй, солнышко: твое любимое!

Лиза была умной девочкой и отказалась от пенок, поняв, что бабушка пожалела ей варенья или повидла, как называла его баба Оля.

И умная девочка поступила так, как поступила бы на ее месте всякая другая: пожаловалась родителям, в ролях изобразив произошедшее – Лиза-подлиза и всякое такое.

И на следующий день за девочкой приехал папа Сева, которому запоздало все стало ясно. К тому же, на него надавила жена, которая на себе, больше других, чувствовала нелюбовь свекрови.

И девочку увезли к другой бабушке, которая тоже проводила время на даче, поэтому очень обрадовалась внучке.

Но отъезд девочки с дачи и все, с ним связанное, прошло почти не замеченным: дело в том, что в кладовке ночью, по неизвестной причине, упала полка со всеми банками смородинового варенья, сваренного накануне.

Как-будто кто-то своей невидимой рукой вынул из стены все дюбеля, на которых длительное время держалась огромная полка.

И сейчас Ольга Борисовна размышляла, что она сделала не так, чтобы прогневить Всевышнего. А это был, несомненно, знак. Не говоря уже о неприятных моментах отмывания пола после сбора с него повидла вместе с осколками банок.

К тому же Севка с женой денег на дочку не жалели. И бабушка, в течение всего лета, регулярно получала на карту денежные траншы вместе с качественными мясо-рыбными продуктами: ведь детям нужны белкѝ. Осознание этого пришло несколько позже.

Дочь Капитолина с этим особо не парилась, привыкнув к тому, что все проблемы должен решать Севка. И тут Лизка уехала, а вместе с ней кончились деньги, куриные тушки и ломти качественной трески.

И оказалось, что баба Оля не тянет хорошо кушающего Максика, постоянно просящего добавки. И вовсе не каши, как следовало ожидать. И даже не оладий: а мяса и котлет.

И тогда она позвонила сыну на предмет поговорить насчет Лизоньки:

— Когда думаете отправлять дочу обратно?

 

Трубку взяла эта … невестка и ровным тоном сказала, что пока делать этого не планируют. А в следующем году видно будет.

И напоследок, ничего не зная о рухнувшей полке, невинно поинтересовалась:

— Хорошее получилось варенье?

И этого было достаточно, чтобы Ольга Борисовна бросила трубку: она почувствовала, что с ней произошло то, что называется словом обломинго, придуманным смекалистыми русскими людьми.

А еще Максику банально стало скучно, и он стал изводить бабушку постоянным нытьем. К тому же, без смородинового повидла.

А недавно внук заявил, что теперь он хочет желе из малины. Хорошо еще, что малина в этом году уродилась: хоть в чем-то повезло. Правда, баба Оля?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.37MB | MySQL:44 | 0,174sec