Мама теперь будет жить рядом с нами

— Алё, гараж! – муж помахал у лица Оли растопыренной пятерней. — Реагируйте, мадам! Или Вы не рады?

— Я рада, — вяло ответила жена.

Хотя Игорь угадал: особой радости от того, что его мама захотела приобрести рядом с ними дачный участок, девушка не испытывала. Потому что Анна Семеновна совершенно не рвалась помогать сыну и невестке.

И о том, что свекровь неожиданно воспылала любовью к ним, нечего было и думать. Значит, это было нужно для какой-то другой цели.

 

Ведь приобрести клочок земли для возделывания огорода можно было спокойно в другом месте и за меньшие деньги.

— Ведь это просто здорово, что мама теперь будет жить рядом с нами! – наивно радовался Игорь.

«Ну-ну, поглядим!» – подумала Оля словами своей мудрой бабушки.

В принципе, свекровь была неплохой теткой: довольно образованной и адекватной.

Анна Семеновна не учила невестку, как правильно жить и ухаживать за любимым сыном. Не давала девушке советов и не критиковала ее манеру вести домашнее хозяйство. Не рвалась все переделать по-своему и разложить трусики сына по цвету.

Помимо этого, мама не баловала их частыми визитами, предпочитая проводить время у своей любимицы – младшей сестры Игоря, Вари.

С одной стороны, это было неплохо. Но, с другой, свидетельствовало о некоторой отстраненности от семьи сына: судя по происходящему, было ясно, что ни он, ни члены его семьи маме не нужны.

Все силы, время и деньги женщины были направлены в абсолютно другое место: на дочку Вареньку, окончившую в прошлом году школу – рослую наглую девку с уже накачанными губами.

Которая, как в песне, шла по жизни, смеясь. Точнее, сопровождая свое передвижение ржанием и довольно бесстыдными шутками, звучавшими из уст привлекательной «девчули» весьма странно.

И тут сосед слева выставил свой участок на продажу. А свекровь очень захотела его приобрести. И, что характерно, приобрела: подсуетился и помог любящий сын. Оля промолчала: мама — святое.

Участок был полностью благоустроен и обихожен, и там было все, что нужно для полноценного дачного отдыха. И грядки тоже – куда же без них. Короче, мама, велкам!

Но мама делать это самое велкам не спешила. И хотя время близилось к весенней посевной, телодвижений в сторону уже своего огорода тоже не предпринимала.

— Анна Семеновна, дать Вам стаканчиков для рассады? — спросила Оля, когда свекровь заехала за купленным для нее лекарством. – У нас много лишних!

Экономная Олечка не выкидывала стаканчики из-под кисломолочных продуктов, которые уже стройными рядами стояли на подоконниках с крохотными листиками проклюнувшихся ростков.

— Не стоит, Олечка!

— Так уже пора – иначе будет поздно!

— А ты не могла бы и мне кое-что посадить? Сама я, наверное, не смогу. А ты у нас девочка шустрая!

Да, хитрая свекровь знала, на что взять невестку. И Оля согласилась, хотя и понимала, что, в полной мере потянуть или обиходить два участка полноценно не получится: придется чем-то поступиться.

Поэтому, решила территорию свекрови шибко-сильно не засаживать: там было еще несколько плодовых деревьев и ягодных кустов. И всего этого, в совокупности, должно было с лихвой хватить.

К тому же, свекровь обратилась к ней за помощью впервые за четыре года брака. И девушка, как всякая другая невестка, согласилась помочь маме любимого мужа. Тем более, что он смотрел на жену просящими телячьими глазами, а она очень любила своего Игоряшу.

И в пятницу вечером дружная ячейка общества выдвинулась на заранее обозначенные позиции, где и провела в известном положении «кверху за.дом» до вечера воскресенья.

 

Для этой цели пришлось привлечь даже Игоря, хотя в обычное время он этим «манкировал»: не царское это дело! Ведь у настоящих мужчин и без этой мышиной возни есть, чем заняться. Тем более, на даче было рядом озеро, в котором хорошо клевала щука, независимо от сезона и погоды.

Вечером в субботу, за ужином яичницей – другое Оле готовить было некогда — она невинно произнесла:

— Правда, здорово, что твоя мама купила участок рядом с нами?

И Игорь, сидящий за столом с приклеенным от боли в пояснице пластырем, одарил ее таким взглядом, что стало ясно: она попала в точку.

Рассаду с семенами высадили, и в понедельник оба взяли отгулы. А, ведь, они были еще молодыми. Стало страшно: а что же чувствуют пожилые пенсионеры, ползая по грядкам целый день?

А мама тепло поблагодарила:

— Я уверена Оленька, что все взойдет – у тебя же очень легкая рука! И это немного сгладило горечь «пилюли».

Но это был только старт: или начало начал, как поется в какой-то арии. Взошедшие ровными рядами стебельки и прижившаяся рассада потребовали ухода: их надо было полоть, прореживать, поливать и удобрять. Причем, постоянно.

И если раньше поездки на дачу ассоциировались с отдыхом, то теперь это был изнуряющий труд: причем, двойной в одном флаконе.

Свекровь на даче не появлялась: да и зачем это барыне? Ведь со всем прекрасно справлялась челядь!

Шло время, и наступила макушка лета: так бабуля называла июль. Стали поспевать ягоды. И тут материализовались мамашка с дочкой – наглой Варькой.

Они приехали втроем, захватив подругу свекрови, и неожиданно даже не обобрали, а ободрали все кусты.

Ведь может, когда захочет! – грустно думала Оля, «намылившаяся» приготовить малиновое желе.

Компашка после сбора урожая заявилась к сыну на обед и «об.ож.рала весь дом», по аналогии с любимым произведением про говорящую собачку Шарика. А потом уехала, оставив после себя досаду, легкий запах спелой малины и небольшое недоумение: «а что это, собственно, было?»

Даже ягодки сыну не предложили. Ну, с невесткой все ясно. А сына-то за что так обделять, мамочка? И, хотя своя малина на участке супругов тоже была, это было делом принципа.

Поэтому, Игорь был полностью согласен со своей второй половинкой: что он — зря корячился и удобрял эти кусты? Да и легко быть великодушным за чужой счет. А когда ты пашешь, как вол, то дарить плоды своего труда даже родной маме не хочется.

А плоды труда радовали своим многообразием: налитые помидоры демонстрировали алые бочки. Огурчики поражали обилием пупырышков. Болгарский перец восхищал «светофорной» расцветкой. И колосились кочаны – кажется так говорилось в известном стишке начинающего поэта.

И даже ободранные кусты на фоне этот благолепия смотрелись не так удручающе.

В очередную субботу ребята поехали собирать урожай. Но огород выглядел так, как, возможно, должен был выглядеть после набега Мамая: все было собрано и выдернуто до малейшего овоща и травиночки.

Первая мысль была: это сделали обычные дачные хулиганы и вандалы, потомки Мамая. Но набежавшие вороги вели бы себя не так аккуратно: потоптали бы грядки, и что не съели бы, то обязательно понадкусывали, а потом раскидали по участку.

 

А тут все выглядело чересчур прилично, и навевало на определенные мысли: видимо, приезжало «трио бандуристок» — помнится, был такой ансамбль — и быстренько собрало весь урожай.

Так и оказалось.

Возникла уже не легкая досада, а тяжелое, разрушающее чувство: Какого ..? Разве так ведут себя приличные люди? Но, как известно, эти морально-нравственные критерии у всех разные: а мама мужа все видела именно «в таком духе, в таком разрезе».

Да, а Оленьку опять поблагодарили:

— Ой, перец так понравился Вареньке! Ты в следующем году посади его побольше!

«… тебе, а не перец!» – думала обозлившаяся девушка.

Но свекрови опять ничего не сказала: все пришлось выслушать мужу.
И Игорь, очень любящий Анну Семеновну, стал думать, что жена, возможно, права.

Хотя до этого считал, что она немного несправедлива и претенциозна по отношению к мамочке: он закончил филологический факультет и знал немало умных слов и выражений. Конечно же, приличных!

И они сообща решили, что больше ничего не будут сажать на мамином участке: кто придумал, тот и водит. Но на следующий год все повторилось: и невестка опять не смогла отказать свекрови.

А потом мама энд ко̀мпани опять ободрали ягодные кусты. На этот раз, гораздо сильнее: ведь события идут по спирали, витки которой никогда не повторяются.

И тут количество перешло в качество. К тому же, «Аннушка уже разлила подсолнечное масло». Или «поспели вишни в саду у дяди Вани» — кому как нравится. Но надо было шевелить мозгами: близился сбор урожая.

И они разработали план «Икс». И, взяв на пятницу отгул, поехали в четверг вечером на дачу. А там, как лиса Алиса и кот Базилио на поле чудес, при свете полной луны, ползали по огороду и собирали урожай.

Кто-то скажет: какие глупые и никчемные люди! Для ро̀дной мамы пучка укропа пожалели! И будет совершенно не прав: это было делом принципа. А свекрови не надо было плевать в колодец и пилить тот самый сук.

И уже утром в пятницу, усталые, но довольные, как любили говорить при социализме, супруги вернулись домой отсыпаться. Вечером позвонила злая мама… И тут выяснилось, что они не знали про себя очень многого.

Оказалось, что они — байстрюки и недо.умки. Причем, оба. И им какая-то трава дороже матери. Вырастила у.рода на свою голову!

Оскорбления на у.рода-филолога сыпались с частотой пулеметного выстрела. И он просто не выдержал и отключился: ведь Игоряша совершенно не матерился – это резало его слух и тревожило трепетную душу.

А мама, будучи совершенно не согласной с поведением невестки и сына, кровно на них обиделась.

Мы же считаем умными людей, которые с нами соглашаются. Поэтому Анна Семеновна плавно перекочевала из разряда умных «свекровок» совершенно в другую, более многочисленную, группу, где ее очень ждали.

А отношения между невесткой и мамой мужа стали, как у всех. И колебались от легкой неприязни до явной ненависти. И это тоже не является патологией: ведь поведение большинства всегда условно принимается за норму.

Даже если это самое большинство говорит явно не то, постоянно делает фиг.ню и ведет народ, кто знает куда. И история знает немало таких примеров.

 

Все контакты с Игорем и Олей были минимизированы – первая Анна Семеновна теперь не звонила. Разговаривая с сыном, отвечала односложно и его жизнью не интересовалась.

А у ребят появилась новая доминанта: забеременела Оля! УЗИ показало, что будет сын! И это полностью заслонило все другие события.

Поэтому, мамо, идите лесом с Вашим огородом: у нас своего… полна голова! Так любила говорить старенькая Олина бабушка. И с этим, как и с многострадальной историей, не поспоришь. Хотя теперь голова у ребят была полна исключительно радостными мыслями.

А сейчас девушке нужно было снова бежать: ведь в саду еще остались яблоки, которые нужно было собрать – вдруг свекровь надумает вернуться!

К тому же, у Олечки уже была припасена корица для шарлотки. А это вам — не надоевшая яичница: любимого мужа нужно регулярно баловать. Ну, что, согласны? То-то же!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.41MB | MySQL:44 | 0,126sec