Мамина помощь

— Надо Светочке помочь. Она сестра твоя, родная. Я ненадолго перееду. На пару лет может быть. А потом…

— Что потом, мама? Что изменится потом? — спросил Илья.

— Придумаем что-нибудь, — уверенно заявила мать. — И вообще, что за претензии? Я мать твоя или кто? Как можно так относиться к родному человеку?

Илья прикрыл глаза рукой. Понеслось… Мать в своём репертуаре. Получается, что он во всем виноват, и он самый плохой. А Светочка ангел во плоти. Но ей, бедненькой, не везёт. Так считает мать. И помогает изо всех сил.

 

***

У Леры, супруги Ильи, имеется своя двухкомнатная квартира. Она получила её в наследство от бабушки ещё до того как вышла за Илью замуж. После свадьбы молодые стали жить там. Квартире требовался основательный ремонт, но молодые люди с энтузиазмом взялись за дело. Кое-что сами сделали, для чего-то мастеров приглашали. Через полгода квартиру стало не узнать. Правда, на ремонт пришлось взять кредит.

— Ничего, Лер, выплатим. Кредит небольшой, зато какая красота! — говорил Илья.

Лера была с ним полностью согласна.

— Молодцы, ребята, сами справились, вот это я понимаю, взрослые серьезные люди. А то другие дети с родителей бывает тянут-тянут. Мам дай, мам помоги. А откуда у матери-то? — говорила Валентина Егоровна, мать Ильи, когда приехала в гости и, чинно прохаживаясь по квартире, осматривала ремонт. Она то и дело восхищённо цокала языком и одобрительно кивала головой.

Илья слушал родительницу и думал о том, что действительно матери взять деньги неоткуда. Так он на неё и не рассчитывал! Валентина Егоровна работала и получала пенсию, однако и пенсия, и зарплата были у неё небольшими. Имелись кое-какие накопления, оставшиеся после отца. Но мать их не трогала, это был неприкосновенный запас. Если вдруг что-то срочное, экстренное. Конечно, пусть они лежат.

Так думал Илья. Однако его младшая сестра, Светлана, похоже, думала иначе. Она была ещё не замужем, жила с матерью и очевидно как то смогла уговорить её помочь. Словом, она нашла применение деньгам матери «лежавшим без дела».

— Ипотеку взяли, однушку. Хорошенькая такая квартирка, уютная. Место чудесное, недалеко от метро, — Валентина Егоровна поделилась этой новостью с Ильёй и Лерой когда в очередной раз была у них в гостях. Они сидели за столом и отмечали Новый год.

— Ипотеку?! — поперхнулся Илья чаем. Лера, разрезавшая торт, тоже удивилась.

— Девочка наша заневестилась. Пора одной жить, — терпеливо объяснила Валентина Егоровна сыну. — С матерью в одной квартире, какие женихи? Пусть устраивает личную жизнь.

— А на какие шиши она будет платить эту ипотеку?

— Зарплата у неё пока небольшая, поэтому платить буду я, — ответила мать.

— На первый взнос тоже ты дала? — мрачно спросил Илья после недолгой паузы.

— А кто же? Всё равно денежки лежали, а так в дело пошли. Это вложение в будущее. Квартира — это же отлично! Теперь я спокойна. Оба ребенка у меня с жилплощадью.

Илья поперхнулся чаем во второй раз. Лера открыла было рот, чтобы заявить, что квартира эта вообще-то её. И ни Илья, ни тем более свекровь, к ней отношения никакого не имеют. И с ремонтом мать Ильи тоже не помогала. И вообще… Однако Лера передумала ругаться потому что подумала о том, что не стоит давить на больную мозоль мужу. Он и так переживает, что живет на жилплощади супруги, и своего у него ничего нет. Они конечно планировали впоследствии накопить на расширение жилплощади, но это когда ещё будет! А сейчас есть то, что есть. Лера и Илья обменялись многозначительными взглядами и не стали ничего говорить матери. Зачем ссориться?

Целых два года Валентина Егоровна платила за дочь ипотеку. Та жила припеваючи и ни о чем не думала. Замуж она пока не вышла, но довольно активно встречалась с мужчинами. То с одним, то с другим. Она искала идеального спутника жизни.

— Боже, это так трудно! — возводя глаза к потолку, говорила Валентина Егоровна. — Очень трудно найти свою половинку. На это могут уйти годы…

Но Светлана не отчаивалась. Она жила хорошо. Её всё устраивало.

— Ещё бы! Мать вдобавок к основной работе подработку взяла, платит за всё, да ещё и деньжат, как я понял, подбрасывает ей то на одно, то на другое, — ворчал Илья. — Я у матери ничего не прошу, но вообще-то обидно.

— Бог с ними, Илья, пусть живут, как хотят, лишь бы нас не трогали, — говорила Лера. — Очевидно тебя мать считает взрослым и состоявшимся, а доча любимая всё ещё для неё ребёнок…

— Ей двадцать пять! Какой ребенок?! — возмущался Илья. — Хорошо устроилась, деточка. Надо всё же поговорить с матерью.

Поговорить с Валентиной Егоровной Илья не успел, мать сама приехала в гости и сообщила новости.

 

— Сократили меня. Не знаю, как теперь ипотеку платить.

— Пусть сама платит! А то ишь! — заявил Илья.

— Валентина Егоровна, как же вы теперь? На пенсию? — спросила Лера.

— Попробую что-нибудь подыскать. А пока я бы хотела вас кое о чем попросить…

Мама Ильи заявила, что нашла выход из сложившегося положения. Что надо просто сдавать её квартиру в аренду. Вот и найдутся денежки на оплату ипотеки.

— Ну… может вариант и неплохой, — осторожно сказала Лера.

— А сама жить где будешь? У невесты нашей? Пора, пора ей остепениться, вот глядишь с матерью-то поскромнее жить станет, прижмет хвост, — заявил Илья.

— Нет, не у Светы. Так не годится. Я подумала и решила, что… В общем я лучше у вас поживу.

— У нас?! — от такой новости у Ильи полезли глаза на лоб.

— Да… Не буду я мешать девочке. Дело молодое, пусть гуляет. Квартира однокомнатная, где мне там разместиться? А у вас всё-таки двушка.

Валентина Егоровна когда говорила это, смущалась и прятала глаза. Лера видела, что просить свекрови было неудобно, но то, что она на это пошла, говорило об её сильном желании помочь дочери.

— Мам. Это Лерина квартира. Как она решит, так и будет. А вообще это возмутительно! — сказал Илья.

Лера молчала. Она не знала, как поступить. Отказать? Почему-то ей было очень жаль свекровь, которая в почтенном возрасте вынуждена была съезжать из собственного дома ради эгоистки дочери. Лера согласилась.

***

— Раковина в ванной треснула! Что они там делали с ней? Гири что ли пудовые кидали?! В туалете засор. Паркет весь поцарапан. Обои отодраны. Это что же такое! Нет, так больше продолжаться не может. С этой семьёй я решила больше дело не иметь! А они такие деловые, заявили, что возместят мне ущерб. Сунули денежки и рады. А я не сообразила сразу, что мало. Разве на такие деньги всё починишь? Звоню им, а телефон недоступен, — Валентина Егоровна чуть не плакала, рассказывая про своих жильцов.

— Не волнуйся, мама, мы тебе поможем, съездим в выходной и купим новую раковину,— сказал Илья.

— Я решила вернуться домой. Не хочу я больше сдавать квартиру! Лучше консьержем пойду работать.

Лера только горестно вздохнула. Илья тоже.

Валентина Егоровна, как и говорила, переехала обратно домой. Устроилась на работу и продолжала платить за дочь ипотеку. Целый год от них не было никаких новостей, как вдруг…

— Ох, Илюша, гляди, что Светка удумала! Оказалось, что она уже год как жила гражданским браком с мужчиной. А я-то не суюсь, только по телефону с ней общалась и не знала даже. И она молчала. А теперь выкатила мне новости: вот, мол, жили мы с ним всё гладко и хорошо было, а потом беременность. Мужик быстренько сделал ноги. А до этого утверждал, что они семья. Наша-то Светка наивная уши и развесила, поверила. А он небось просто жил в своё удовольствие, поди плохо, придёт его накормят, напоят и спать положат. И никаких обязательств. Для Светки семья настоящая, а для него так себе, развлечение. Пока туда сюда, срок упустила. Говорит, буду рожать, — рассказывала Валентина Егоровна.

Лера от удивления не нашла что сказать, Илья тоже был шокирован. А Валентина Егоровна продолжила:

— Просит моей помощи! Будто я не помогаю! Ты говорит, мам, уходи с работы. Будешь в декрете сидеть. Во до чего дошло!

— А ипотека? — спросил Илья.

— Да там немножко осталось, как раз она родит и я закончу платить…

 

Валентина Егоровна плакала. А Лера смотрела на неё и думала о том, какие бывают дети наглые и неблагодарные. Эта «Светочка» совсем села на маму и поехала. А ведь Валентина Егоровна не молодая. А дочери всё равно. Хорошо, что Илья не такой. Почему так получается, что в одной семье вырастают совершенно разные дети?

Света родила ребенка, Валентина Егоровна ушла с работы и стала помогать. А тем временем у Леры и Ильи в семье тоже случилось прибавление. Они позвонили и пригласили мать Ильи в гости, посмотреть на малыша, но она приехать отказалась.

— Некогда мне, ребята, вы уж простите. Я одна кручусь с Никиткой, к себе забрала. Светке-то некогда, то работает, то романы крутит. Гляди что ещё замуж выскочит, а чего, девка молодая. Так что одна я с малышом. Ни отойти, ни отъехать. В магазин с коляской, везде с коляской…

— Мама! Ей о ребенке надо думать! Она теперь не девка, а мать, — возмутился по телефону Илья.

— Пусть устраивает личную жизнь. Не завидуй, Илюша. У тебя всё сложилось, а девочке не везёт в жизни, — вздохнула мать.

— Да сколько же она её будет устраивать?! — сказал Илья.

— Как Бог даст, — вздохнув, сказала мать.

— Смотри, как бы она тебе ещё одно дитя в подоле не принесла. Будет у тебя двое. А что? Мама двужильная, она справится, — с сарказмом сказал Илья.

— Не дай Бог! — вырвалось у Валентины Егоровны. — То есть, я хотела сказать, что дети это счастье. И я поздравляю вас с Лерочкой. Привет от меня передай, поцелуй её и малыша. Вы лучше сами ко мне приезжайте. Ой-ой, Никитка плачет, пойду кормить, побегу я, пока…

— Вот такие дела, — сказал Илья, когда закончил рассказывать Лере новости.

— Материнская любовь слепа, — ответила Лера, прижимая к груди малыша и нежно гладя его по лобику. Она только что покормила новорожденного сына, и он крепко спал у неё на руках.— И раньше я бы твою маму осудила но теперь… Теперь я понимаю, что ради сына я сделаю всё, что будет в моих силах и даже больше, ни перед чем не остановлюсь!

— Ты меня пугаешь, — сказал Илья.

— Ничего не поделаешь. Материнская любовь, — произнесла Лера и положила сына в кроватку.

Илья смотрел на мирно сопящего малыша и думал о том, что он тоже ради него готов пойти на всё, однако… Главное не перестараться.

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.36MB | MySQL:44 | 0,160sec