Мать ничего не хочет слышать

В нашей жизни просто так невозможно разобраться, ну как все разложить по полочкам, и чтобы всех всё устраивало. Должны ли дети помогать родителям и может ли эта помощь ограничиваться только деньгами? Или все-таки дети должны приезжать в деревню на помощь матери, в ущерб своему времени и семье.

— Да, должны, — все-таки мать воспитывала, свое время и здоровье отдавала детям, — думают некоторые.

Но с другой стороны не все матери одинаковы. Некоторые не понимают, что у дочерей и сыновей уже своя жизнь, семья, дети, вот как у Вероники.

 

Её мать Анна совершенно не умеет сама отдыхать, потому что выросла в деревне и живет там же, всю жизнь хозяйство, всю жизнь в делах и при этом пытается заставить старшую дочь с мужем ей постоянно помогать. Несмотря на то, что они живут в городе. А Вероника к тому же через месяц должна рожать.

— Мама, мне трудно здесь у тебя мыть полы на девятом месяце беременности, — говорила Вероника матери, когда та её заставляла вымыть полы в доме и на веранде. – У нас в квартире Эдик пропылесосит и даже может сам подтереть пол, он меня жалеет, в отличие от тебя. Ты же сама была беременной…

— Вот именно, что была, и мыла. И ничего со мной не случилось, — парировала мать.

Веронике обидно. Матери сейчас пятьдесят три года, она еще полна сил и энергии. Понимает, что она живет одна, отец давно умер. Но обидней всего от того, что заставляет помогать только её старшую дочь.

Живет Анна в деревне, недалеко от города. Есть свое небольшое хозяйство – куры и коза, огород. У неё многодетная семья – трое детей. Старшая Вероника, теперь уже замужем. Есть еще брат Мишка младше неё на десять лет и сестренка Аленка, та младше брата на два года.

Как только родился Мишка, старшей сестре пришлось помогать матери, хоть сама еще ребенок. Мать оставляла на неё сына, заставляла мыть посуды и полы, играть с братиком, а потом и с сестренкой, гулять с ними и присматривать. Веронике хотелось тоже погулять с подружками, а ей приходилось быстрей бежать со школы, кое-как делать уроки и заниматься делами и младшими детьми. Она конечно уставала, но после смерти отца все хозяйство на матери. Младшей сестре было всего три года, когда он умер.

Вероника вздохнула свободней, когда закончила школу и перебралась в город, училась в колледже. Понимала, что мать не сможет ей помогать, пока она учится, еще двое детей у неё на руках. Поэтому сразу же нашла подработку в городе, мыла полы в магазине, неподалеку от общежития. Денег у матери не просила, помнила её слова:

— Не хочешь жить дома, помогать матери, вот и не проси помощи у меня. Мне надо поднимать Мишку с Аленкой, а ты уж как-нибудь сама, раз захотела учиться.

Правда иногда приезжала Вероника домой на каникулы, мать давала ей с собой продукты: картошку, яйца, козий сыр. Но денег не давала. В деревне много не заработать, а у неё дети.

Как только закончила колледж Вероника, устроилась на работу. Стала получать зарплату, редко, но на выходные приезжала в деревню. Обязательно везла с собой сладости детям и подарки. Но мать сказала:

— Ты лучше денег нам давай, а сладости мы и сами купим. Дети растут, сама понимаешь…

Пришлось Веронике часть зарплаты отдавать матери. Но она не помнила, чтобы хоть раз мать её поблагодарила.

Анне конечно было сложно воспитывать детей, но и у Вероники тоже была своя жизнь. Она уже собралась выходить замуж за Эдика. Познакомилась с ним после окончания колледжа, он работал в строительной организации. Эдуард был спокойным и покладистым, Веронику любил и жалел, сам тоже был не местный, не городской, родители его жили в небольшом поселке.

Как-то собрался с духом Эдик и сказал:

— Ника, выходи за меня замуж. А то мотаемся с тобой по разным общагам, а так вместе будем жить, снимем квартиру. А дальше посмотрим…Как тебе мое предложение?

— Хорошее предложение и замуж я за тебя выйду. Только у меня есть одно условие, не знаю понравится оно тебе или нет?

— Ну говори, я слушаю, и я думаю, что понравится оно мне, — смеялся он, еще и не зная, о чем скажет Вероника.

— Предлагаю расписаться, а свадьбу не закатывать в кафе. Ну так тихо с друзьями можно. Деньги потратим на путешествие в Турцию, мне очень хочется там побывать…

— Ну ты даешь, Ника! Да я с тобой солидарен полностью. Мне тоже хочется, денег только подкопим. Не будем тратить на свадьбу. А мне, что? Если тебе не хочется свадьбу, я тоже, как ты. Мы теперь с тобой ниточка и иголочка, ну иголочка конечно это ты!

 

Не стали праздновать шумно и весело свадьбу, а отправились в Турцию Вероника с Эдуардом. Отдохнули хорошо. После путешествия поехали к Анне в деревню. Привезли немного турецких сладостей и так по мелочи детям подарки. В деревню ехали с хорошим настроением.

— Могли бы купить что-то более ценное, что это сладости, съели и все, да и немного их. А без магнитиков и мелочи дети могли бы обойтись, — ворчала мать, а у молодых сразу испортилось настроение.

— Мама, там все очень дорого. Мы же не миллионеры и так экономили на всем.

— Зато надо вам обязательно было в Турцию, можно было бы и не ехать, раз денег в обрез, — отвечала недовольно мать.

— Но мама, нам тоже хочется побывать за границей, посмотреть, как живут там. Тем более сейчас многие едут в Турцию.

Но мать не хотела слушать дочь, а дочь постаралась сделать вид, что все хорошо. А матери нужно сделать в доме ремонт, поэтому решила приобщить зятя с дочерью. Она еще не знала, что Вероника уже беременна, правда малый срок, а дочь молчала.

— В следующий раз приедете, везите с собой обои и краску белую. Вот на краску вам денег, а на обои у меня нет, вы уж там как-нибудь сами присмотрите и купите.

— Хорошо, мам. Только быстро ты нас не жди, нам тоже нужно еще после отпуска работать и получать зарплату, мы так-то поиздержались в отпуске, — сказала дочь, а мать только махнула рукой.

Шло время, сделали дочь с зятем ремонт в доме матери, потом нужно было в бане побелить, грядки прополоть, сена козе заготовить. Со временем Анна совсем насела на зятя и дочь. Наконец Вероника родила сына. Времени у них совсем не стало, денег тоже, Эдик работал один, жена в декрете.

Анна звонила и просила денег, просила, чтобы приехали и помогли. Вероника однажды не выдержала:

— Мама, твои дети, это твои и пусть они помогают тебе, уже выросли. А у меня свой маленький ребенок и времени у нас нет. Как я могу тебе помочь, если у меня на руках маленький ребенок? Брат с сестрой уже вполне могут тебе помогать, почему бы их не подключить к работе? Когда я была ребенком, ты меня заставляла с ними сидеть, помогать, пусть теперь и они…

— Им учиться надо, — заступалась мать за младших.

Ну я тоже не могу тебе сейчас помогать, Олежка еще совсем маленький, чтобы с ним куда-то ехать.

— Тогда пусть твой муж приезжает. Работы невпроворот…

— Мама, Эдик работает, а по выходным мне помогает с сыном. Денег у нас тоже нет, я не работаю… Анна обижалась на дочь и зятя, считала, что они старшие и должны ей помогать. Решила сама нагрянуть к ним в гости, привезла с собой домашних яиц и немного картошки, тащить все-таки тяжело, ехала на автобусе. Ей не верилось, что они живут скромно, как дочь говорит. Решила все посмотреть своими глазами.

— Вот привезла вам немного продуктов, — проговорила Анна, присаживаясь на диван, а к ней уже семенил ножками Олежка, внучок. Обрадовалась, взяла на руки ребенка, родной ведь. В этот же день уехала домой, там хозяйство.

— Да, тяжело мне становится одной вести хозяйство вам вот еще продукты надо, — начала Анна.

— Мама, нам продукты не привози, купим в магазине, — ответила дочь, — а по хозяйству пусть Мишка помогает, уже здоровый. Ну если тебе тяжело, не сажай огород, не держи кур…

— Как это в частном доме в деревне не держать хозяйство? В магазине яйца невкусные, да и соседи меня засмеют, если огород травой зарастет, да и чем мне тогда заниматься? Нет уж, сажали и будем сажать, вы поможете.

 

— Ты же сама говоришь, что устаешь.

— Устаю, но этого Мишку балбеса не заставишь делами заниматься, где-то все время болтается, а мы с Аленкой вдвоем не успеваем.

— Мам, понимаешь, у меня тоже своя семья. Ты привыкла рассчитывать всегда на меня, но я не могу ездить к тебе так, как раньше. Олежка растет, иногда болеет, с ним нужно заниматься, развивать ребенка.

— Сам разовьется, никто вас никогда не развивал, — отвечала мать, явно обидевшись.

Уехала мать домой, дочь видела, что мать её не понимает, у неё свое на уме, — у неё хозяйство. А тут что в городе…

Анна не хочет ничего слышать, замучила и себя и детям не дает покоя. Веронике так и хочется выкинуть ту картошку и яйца в мусорку, которые понемногу иногда привозит мать. Лишь бы она оставила их в покое, тем более Вероника ждет второго ребенка, а мать не понимает, что дочери тоже тяжело. Она конечно этого не сделает, понимает, что мать обидится, и вроде жалко мать, но разорваться дочь не может. Нервничает и переживает, потому что Анна постоянно звонит, то огород вскопать, то картошку посадить, то грядки полоть и так по кругу…

— Ника, не отвечай ты на телефон, — советует ей Эдик, но так она тоже не может, мать обидится.

— Вот почему-то мать Эдика никогда не названивает, никогда не требует ничего от нас, наоборот иногда помогает, когда приезжает к нам. Привозит мясо и что-нибудь с огорода, а взамен ничего не требует. Понимает, что у сына семья и её нужно содержать, — думала Вероника.

Вероника не знает, что делать, скоро родится второй ребенок, времени свободного не будет, а мать не понимает. Не отказываться ей от своей семьи ради матери. Тем более она еще и не старая.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.4MB | MySQL:44 | 0,146sec