Муж тоже терпит

Получив повестку в суд, Людмила Ивановна сначала ничего не поняла, а когда вникла в содержимое, пришла в ступор: ее приглашали на бракоразводный процесс…

Минут десять женщина сидела в прихожей, не понимая, что делать.

Потом поднялась и направилась в комнату, где муж смотрел какой-то военный фильм.

– Что это? Ты можешь объяснить? – в голосе Людмилы Ивановны звучало недоумение.

– Повестку получила? – спокойно спросил Николай Сергеевич, не ответив на вопрос.

 

– Так ты в курсе?!

– Конечно. Это же я подавал на развод.

– Ты в своем уме?

– Надеюсь…

– Другую нашел? – продолжала допрос жена.

– Люда, не говори ерунду. Никого я не нашел и искать не собираюсь.

– Тогда в чем дело?

– Я устал… От тебя устал…

– Что?! – взвизгнула Людмила Ивановна, – устал?! Сорок лет тебе все нормально было, а теперь ты устал?

– Не кричи, – твердо сказал Николай Сергеевич, – ты же знаешь: у меня иммунитет к твоим воплям. Если хочешь поговорить об этом, говори спокойно…

– Ого! Ты уже указываешь, как я должна разговаривать? Это все, что тебя волнует? На развод он подал! А о детях ты подумал?

– Они уже взрослые, сами о себе думают.

– Что я им скажу?! Что ты устал?! От кого?! От их матери?

– Да, так и скажи. Впрочем, можешь ничего не говорить. Я сам…

– Ты?! Сам?! Да что ты можешь сам?! Всю жизнь прожил за моей спиной, ни одного решения не принял! Ты и сейчас плохо соображаешь, что говоришь! Совсем потерялся, как на пенсию вышел!

Николай Сергеевич выдержал паузу и ответил:

– Не потерялся, а нашелся…

– Ну вот, я не ошиблась: ты заговариваешься!

– Люд, хватит уже. Не надоело тебе меня оскорблять? Столько лет! С другими ты совсем по-другому разговариваешь. Складывается впечатление, что я – твой личный враг…

– Много чести! – бросила Людмила Ивановна, – ты не друг, и не враг. Ты – так… Сплошное недоразумение… Признайся: долго думал перед тем, как на развод подавать?

– Долго… годы…

– Ишь ты…, – Людмила Ивановна маленько растерялась, – ну разведут нас, и что? Где ты жить будешь? Как? Ты же сам яйца ни разу не сварил… А у тебя желудок…

– Нормально буду жить. Более того – все тебе оставлю: и квартиру, и все остальное. Так что не переживай. Я вообще ни на что не претендую. Даже выпишусь…

– Осчастливил…, – Людмила Ивановна скривилась, – оставит он… Я просто ничего тебе не отдам!

– Делай что хочешь. Знаешь, я рад, что твоя мечта, наконец, осуществится…

– Какая мечта?

– Чтобы я исчез и перестал портить тебе жизнь. И станешь ты, наконец, Людмила свет Ивановна, счастливой и довольной. А я – свободным…

– Да куда ты денешься, горе луковое? – усмехнулась жена.

– Уеду я.

– Куда это?

– А это, прости, уже не твое дело…

Николай Сергеевич задумался на несколько минут…

В памяти всплыл разговор с начальником смены. Как раз перед выходом на пенсию…

 

Тот недавно пoxoронил мать и очень сокрушался, что ее дом остался бесхозным:

– Понимаешь, Сергеич, – с грустью рассказывал он, – дом ухоженный, все в нем есть, а жить там некому. Дети далеко, у нас – дача… А продать родное гнездо – рука не поднимается…

Николая Сергеевича в тот момент прям осенило: вот он – шанс!

Последние лет пятнадцать он мечтал уйти от жены, которая его в грош не ставила, обрести свободу и заняться, наконец, своим любимым делом: живописью…

Когда-то, давным-давно, в какой-то другой жизни Николай Сергеевич хотел стать художником…

Сколько раз ему снилось, что он стоит с кистью у мольберта!

Однако, мечты мечтами, а уходить мужчине было некуда. Да и детей нужно было на ноги ставить…

Вот и терпел…

И вдруг такая удача!

– Слушай, а давай я в твой дом перееду. Пустишь? – спросил Николай Сергеевич у давнего друга: они когда-то вместе пришли на завод…

– В смысле? А Людка твоя? Она ж тебя не отпустит!

– Это, дружище, мы еще посмотрим… Только у меня одно условие…

– Какое?

– Я за домом буду смотреть, тепло очага, так сказать, поддерживать, а ты меня в нем пропишешь, ну или зарегистрируешь.

– Согласен. Погоди… А зачем?

– Ну, должен же я где-то числиться. Ты не боись, если что – съеду сразу…

– Ладно. Тебе видней. Только и у меня условие есть… Я иногда приезжать буду… Домой знаешь ли тянет… Пустишь?

Мужчины пожали друг другу руки…

Из оцепенения Николая Сергеевича вывел крик жены:

– Что значит не мое дело? Очень даже мое! Не хочу, чтобы ты по подворотням шатался, позорил меня…

– То есть с тем, что мы разводимся, ты уже согласна?

– А ты думал я тебя отговаривать буду? Умолять остаться? Не дождешься! Хочешь развода – ты его получишь! Только потом не просись обратно! Не пущу!

Их развели. Правда давали три месяца на примирение, но только зря время потеряли…

После развода домой пришли вместе…

Николай Сергеевич молча взял две сумки с вещами, которые давно собрал, и молча пошел к выходу…

– И это все? – Людмила Ивановна попыталась начать разговор…

– Все. Будь здорова и счастлива…

– Скажи хоть, куда ты едешь? Ведь дети спросят…

– Я им позвоню…, – бросил ей теперь уже бывший муж и закрыл за собой дверь.

Людмила Ивановна подошла к окну. Выглянула. Николай Сергеевич ставил сумки в багажник такси…

 

– Сейчас он поднимет голову, чтобы последний раз увидеть меня…, – мелькнуло в голове.

Но нет. Николай головы не поднял и на Людмилу не посмотрел…

Его ждал магазин «Художник». Список всего необходимого для новой жизни и воплощения мечты лежал в кармане…

Через месяц Николая Сергеевича навестил сын – отец сам ему позвонил и дал адрес.

Вопросов парень не задавал.

Только уезжая, бросил:

– Рад за тебя, батя… Никогда не видел тебя таким счастливым… И пейзажи твои – классные… Подаришь один?

Потом приехала дочь. Прошлась по дому, все осмотрела…

– И зачем это было нужно? – спросила, скривив губки, – жил как человек, а теперь… Чего ты добился, пап? Картинки свои мог и дома рисовать…

– Не мог… И не стал бы, – отозвался отец, – а ты давай, располагайся… Потом обедать будем…

– Нет уж… Мы повидались… Ты здоров… Поеду я, пап… Дела…

Она чмокнула отца на прощанье и прыгнула в машину…

Людмила Ивановна приехала спустя три месяца.

Вошла. Окинув Николая Сергеевича придирчивым взглядом, отметила: не врал… Нет у него никого…

– Чего молчишь? Не рад? – спросила она тихо…

Николай Сергеевич не узнал ее голоса… Обычно он был резким, даже визгливым…

– Почему? Очень рад. Просто не ожидал… Ну, проходи, гостья дорогая…

Они молча сели на обычную, деревянную лавку…

– Ты голодная? – спохватился хозяин…

– Нет, спасибо…, – отозвалась Людмила Ивановна…

– Тогда… прости… мне тут нужно закончить… Побудешь одна? Совсем недолго.

Людмила Ивановна кивнула.

А сама подумала: «Я и так одна… постоянно… и никому не нужна»…

Когда Николай вернулся, Людмилы уже не было…

Уехала, не прощаясь…

– И зачем приезжала? – спросил Николай Сергеевич у кошки, которая уже вилась возле ног, – странная все-таки женщина… За сорок лет я так ее и не понял… Впрочем… Как и она меня…

Бывшая жена приезжала еще не раз. Приедет, посидит у окна, помолчит и уедет…

Николай Сергеевич считает, что она так его контролирует. Другого объяснения он не находит…

А вы?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:44 | 0,140sec