Мы чужие люди

Молодая семья зачастую сталкивается с проблемами, связанными с жильем.

Лиле и Леше в этом плане повезло. У Лешиной мамы была квартира в центре города, которую она сдавала. А после свадьбы подарила ее молодым.

Точнее, подарила – неправильное слово. Она разрешила им там жить. Хотя свекровь любила всем вокруг хвастаться, рассказывая, какая она молодец, и какой шикарный подарок преподнесла детям.

 

Но Лиля никогда и слова против не говорила. Она и впрямь была благодарна свекрови. Своего жилья у нее не было, с родителями они всю жизнь скитались по съемным квартирам. И сейчас у Лили остался лишь отец, который злоупотреблял алкоголем, и сам жил в комнате в коммунальной квартире, которая досталась ему от родителей.

Поэтому то, что свекровь разрешила жить им с Лешей в пустующей квартире, и впрямь стало для нее подарком.

С мужем они сделали там ремонт, а затем уже задумалась о малыше.

Забеременела Лиля довольно быстро, и уже ко второй годовщине свадьбы у них родилась красавица-дочка.

Со свекровью у Лили были не самые лучшие отношения. Нет, она в их дела не лезла, да и не ссорились они, но Лиля всегда знала, что свекровь ее недолюбливает. И даже с внучкой она не стремилась общаться. Что говорить, если Лилин папа-алкоголик и то чаще виделся с внучкой и даже ходил гулять с ней, когда, конечно, был трезвым.

Подруга говорила Лиле о том, что ей повезло.

— Подумаешь, не нравишься ты свекрови. Да ей, скорее всего, никто не нравился бы. Зато она к вам не лезет. Это же огромный плюс, — говорила лучшая Лилина подруга Алиса. – Вот мне повезло меньше. Меня, вроде, свекровь и любит, но везде лезет. То какие-то страшные вещи мне привезет, подарок, мол. То навяжется с нами в отпуск. И не откажешь же! В общем, мне та ситуация, которая у тебя, кажется более выгодной.

Лиля не была согласна. Она была из тех, кто хорошо ладил с людьми. И почему свекровь ее недолюбливает, она не понимала. И поэтому постоянно старалась ей понравиться. Звала в гости, предлагала свою помощь, привозила к ней внучку, чтобы они увиделись.

Свекровь всегда сухо благодарила невестку, но держала дистанцию. Да и знала Лиля, что за глаза свекровь не раз говорила о том, какая у нее непутевая невестка. Передавали ей эти слова.

Лиля надеялась, что когда родится дочка, мама мужа сменит гнев на милость. Но этого не произошло, и все, что оставалось Лиле, так это смириться.

А когда дочке Машеньке исполнился годик, случилось страшное. Любимый муж Лили погиб. Попал в серьезную автокатастрофу и умер мгновенно.

Лиля не знала, как ей это пережить. Ночами она не спала, плакала и не могла поверить, что больше никогда не увидит Лешу. Ей только стало казаться, что жизнь налаживается, как тут такое… Еще и маленький ребенок на руках.

А после того, как закончили с похоронами, к Лиле пришла свекровь.

— Как вы, Тамара Сергеевна, держитесь? – со слезами на глазах спросила Лиля. – Я до сих пор не могу поверить…

— Ничего, — ответила она. – Жизнь продолжается. Я к тебе пришла, чтобы сказать, что в течение двух дней ты должна съехать.

Лиля замерла. Конечно, это квартира свекрови, и прав на нее она никаких не имеет, но Тамара Сергеевна прекрасно знала, что ей пойти просто некуда с маленькой дочкой на руках. И, видимо, не зря в свое время свекровь не разрешила прописать тут внучку. Пришлось Лиле прописывать ее в комнату к папе.

— Тамара Сергеевна, — дрожащим голосом проговорила Лиля, — куда мы с Машей пойдем? Разрешите мне пожить еще немного, пока я Машу в садик не пристрою и не выйду на работу.

— Это не мои проблемы, — отрезала женщина. – Я не собираюсь содержать постороннюю женщину. Я никогда не одобряла выбор Леши, но я его сильно любила, поэтому и разрешила жить в этой квартире. А ты мне никто. Скажи спасибо, что не выгоняю прямо сейчас, а даю время, чтобы собраться.

 

— Я вам никто, но Маша – ваша внучка. Дайте мне хотя бы пару недель, чтобы я успела что-то придумать! Пожалуйста.

— Неделя. Это мое последнее слово. И чтобы когда я через неделю сюда приехала, вас здесь не было.

Лиля покачала головой. Леша погиб чуть больше недели назад. Она до сих пор не могла от этого отойти. А теперь еще и жилищный вопрос.

— И вам все равно, что будет с вашей внучкой? – тихо спросила Лиля. – Она для вас хоть что-то значит? Это же дочь вашего сына.

— Для меня она тоже никто. Сына нет, а вы мне чужие. В общем, я все сказала.

На этом свекровь ушла из квартиры, а Лили опустилась на пуфик, не зная, как ей быть.

Она окинула взглядом прихожую, в которой они с Лешей делали ремонт. Им было так хорошо, они были так счастливы. И он безумно любил дочку.

А теперь им некуда идти. Лиля не работает, и пускай ей платят декретные, да и пособие по потере кормилица она оформила, этих денег все равно не будет хватать, чтобы снять жилье.

Не к отцу же идти. Да там и жить-то негде. А платный садик и аренду жилья Лиле не потянуть, даже если она выйдет на работу.

Она позвонила подруге, попросила у нее немного перекантоваться. С Алисой они были вместе с детства, и Лиля надеялась на ее помощь. Но подруга, извинившись, сказала, что не может их принять.

— Ну, куда? – спросила она. – У нас двухкомнатная квартира. В одной комнате мы с мужем, в другой сын.

— Может, я на кухне на полу посплю? Всего на недельку, потом что-нибудь придумаю.

— Прости, Лиль, но нам это неудобно.

От бессилия девушка заплакала. Чтобы хоть как-то себя занять, она начала собирать вещи, пока дочка спит. Куда она с этими вещами пойдет, она не представляла. Но у нее всего неделя, нужно заняться хотя бы этим.

Ночами Лиля не спала. Все думала, что ей делать. Ничего не придумав, позвонила отцу, и через неделю переехала в его комнату в коммунальной квартире. Дочка спала в кроватке, папа на диване, а Лиля на раскладном кресле.

В коммунальной квартире было жутко. Жили там одни алкоголики, да старая бабушка. По ночам с кухни доносился смех и пьяные крики, порой, и папа Лили пропадал там же.

Дочка постоянно просыпалась и плакала, да и Лиля практически не спала.

Она похудела на целый размер. Все вещи на ней стали висеть. Дочка стала нервной, а от вечного запаха алкоголя и какой-то вони, кружилась голова.

В какой-то момент Лиля поняла, что не может так больше.

В этот же день Лиля отправилась к себе на работу. Практически умоляя, она договорилась, что будет работать полдня в офисе, и полдня из дома. У них такое не практиковалось, но шеф, зная ситуацию Лили, вошел в положение.

Затем женщина нашла через интернет няню, которая подешевле. Страшно оставлять ребенка с чужим человеком, но еще страшнее жить среди алкоголиков, когда кто-нибудь из них в пьяном угаре может ворваться к тебе и сделать что угодно.

Собрав все деньги, что были, Лиля нашла объявление о сдаче комнаты. Далеко, да и дом оставляет желать лучшего, зато в этой квартире, помимо них, будет жить лишь девочка-студентка.

 

Лиля перебралась на съемное жилье. Ей повезло, студентка оказалась очень хорошей девушкой, и когда Лиля вышла на работу, даже иногда за копейки присматривала за Машей. А когда она не могла, тогда приезжала няня.

С няней тоже повезло. Девушка молодая, без особого опыта, но очень ответственная. И Маша безумно ее полюбила.

В этой квартире Лиля прожила год. А когда Маше исполнилось два, женщине получилось устроить ее в садик. И тогда все стало проще, и Лиля смогла снять уже небольшую однокомнатную квартиру поближе к работе.

Жизнь налаживалась. Денег, конечно, было немного, но их хватало.

И когда Лиля успокоилась, стала хорошо спать, перестала нервничать из-за финансовых проблем, неожиданно объявилась бывшая свекровь.

— Здравствуй, Лиля, — проговорила она, позвонив ей по телефону как-то вечером.

— Добрый вечер, Тамара Сергеевна, — сухо ответила она.

— Как вы с Машей поживаете?

— Все в порядке. Вы что-то хотели?

— Ох, да. Скоро же годовщина смерти Леши, я до сих пор не могу отойти от потери. Может, вы приедете с Машей в гости? Я хоть с внучкой повидаюсь.

Лиля хмыкнула. Свекровь осталась совсем одна. Есть дальние родственники, да кому она, собственно, нужна? И, видимо, прожив год в одиночестве, Тамаре Сергеевне вдруг захотелось общаться с внучкой. Понимает, что так одна и помрет, владея аж двумя квартирами.

— Я помню про годовщину, — ответила Лиля. – Но к вам мы не поедем.

— Я понимаю, неправильно тогда поступила, надо было разрешить вам пожить в той квартире, — недовольно проговорила свекровь. – Но ты и меня пойми, я в трауре была, плохо соображала.

Лиля, может, и поверила бы. Да вот только год прошел с того момента, и ни разу Тамара Сергеевна про них не вспомнила. Да ладно, про Лилю! Даже про собственную внучку. Хоть бы раз поинтересовалась, как она там.

— Тамара Сергеевна, вы правильно тогда сказали. Мы вам чужие люди. Нечего нам с вами встречаться.

Да, в Лиле говорила обида. Но еще она теперь понимала, как важно уметь рассчитывать только на себя. И она знала, что сможет со всем справиться. И уж точно ей не нужно общение с людьми, которые так поступили с ней, когда ей очень нужна была помощь.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.45MB | MySQL:44 | 0,139sec