Не послушал маму

Мама не позволит какой-то понаехавшей … въехать на чужом горбу в рай и захомутать мальчика из приличной семьи.
В течение монолога ненавистная скрипачка молча смотрела в пол, и Ада Петровна, уверенная в собственной правоте, гордо удалилась, уверенная, что ей удалось «сбороть» эту.
— Ма, я сегодня буду поздно, — второпях произнес поцеловавший мать в щеку Алеша.

— Почему? – всполошилась Ада Петровна.

— Иду в кино!

— А я пригласила к чаю тетю Люду и Вику!

— Попейте без меня! – и сын убежал на работу.

 

Легко сказать — попейте без него! Ведь из-за него, собственно, все это и затевалось: две закадычные подруги решили свести своих детей, которые, по уразумению любящих мам, могли составить неплохую пару.

Алеша заканчивал учебу в престижном ВУЗе и вскоре намеревался выйти на хорошее место, которое ему уже предложили.

Викуся тоже работала на денежной должности и должна была стать достойной спутницей перспективному кавалеру.

К тому же, они оба были очень привлекательны внешне: и обе подруги радовались, что при удачном исходе дела у них будут красивые внуки. Не говоря уже о том, что у обоих было неплохое приданое: по однокомнатной квартире недалеко от метро. А это сейчас дорогого стоило.

К тому же, дети выросли практически вместе, и никаких подводных камней на этот счет не существовало: обе семьи знали друг про друга практически все.

Но если Вике явно нравился Алеша, то, судя по всему, девушка не вызывала у молодого человека никаких положительных эмоций. А, по мнению, обеих мам, должна была это делать.

Вот и теперь он явно пренебрег возможностью лишний раз увидеть красивую Вику и переброситься с ней парой слов. А к этому стремились многие.

Но Вике не нужны были многие: она уже давно была влюблена в этого крепкого и немногословного парнишку, на которого, почему-то, не действовала ее красота и чары.

Алексей же вечером намеревался пойти в кино с девушкой: поэтому все эти чаепития отступили на второй план.

Дело в том, что ему очень понравилась новая соседка по подъезду: молодая симпатичная Лариса, поселившаяся непосредственно над квартирой мамы, где проживал и он — квартира молодого человека пока сдавалась.

Они познакомились, как говорится, по месту жительства: он помог ей занести вещи. А она пригласила его на кофе.

И Лариса очень понравилась молодому человеку и не понравилась его маме: юбка слишком короткая! Хотя у Викуси юбка была еще короче, а ноги хуже, чем у Лары: у нее они были идеальными – стройные, с хорошо вылепленными икрами и тонкими лодыжками.

К тому же, Лариса, которой к тому времени исполнилось двадцать четыре года, была начисто лишена всех этих прибамбасов, которыми отличалась Вика и которые очень не нравились молодому человеку: накачанные губы, силиконовая гр.удь и слишком круглая, откляченная …опа.

Вела девушка себя очень естественно, под стать внешности, и не кривлялась, как остальные красавицы: было с кем сравнивать. Она рассказала, что уже была замужем. Но они не поняли друг друга и вскоре разбежались.

Так что сейчас красавица была до «пятницы совершенно свободна»: так говорилось в любимом мультике Алексея про Винни Пуха. И молодые люди почувствовали себя в обществе друг друга очень комфортно и спокойно: им совершенно не нужно было притворяться.

Но, чтобы «не дразнить гусей», решили продолжить знакомство на нейтральной территории, из-за боязни налететь ненароком на Аду Петровну, которая явно не была в восторге от нахалки, поселившейся сверху: она, такая-то, еще и на скрипке играет!

Да, Лара оказалась педагогом по классу скрипки в музыкальной школе. А музыканты, как известно, несколько отличаются от остальных людей в лучшую сторону.

И даже если ты окончил музыкальную школу по классу балалайки, прогуляв все уроки по сольфеджио и музлитературе, и знаешь всего три аккорда, ты все равно другой. Не говоря уже об остальном.

И Лара после кофе и задушевного разговора поставила Алеше минусовку — аккомпанемент — и оф.и.ге.нно «забацала» «Венгерскую рапсодию» Листа в переложении для скрипки и фортепиано. И Алеша почувствовал, что пропадает: так зацепила его эта красавица, раскачивающаяся в такт нотам и движению наканифоленного смычка, и ничего от него не требующая.

 

Они уже несколько раз назначали свидание в городе: просто гуляли и разговаривали. И тут выяснилось, что девушку вовсе не обязательно вести в дорогой ресторан, как требовала каждый раз Викуся.

Нет-нет, деньги у Алексея были: просто дело оказалось совершенно в другом — у Лары были другие ценности. И представления о них оказались сродни тому, что думал молодой человек.

А сегодня они договорились пойти в кино. И Алеша торопился на свидание: ожидалось, что он встретит девушку у музыкальной школы – молодой человек стал потихоньку влюбляться. И девушка отвечала ему взаимностью.

Лариса шла, чуть размахивая футляром со своей неизменной скрипкой, и Алексей понял, что, несмотря на кратковременность знакомства, он готов с ней связать свою жизнь. Это с ним произошло впервые: ни с Викой, ни с другими девушками делать этого не хотелось.

А потом они пошли в кино и во время сеанса держались за руки, а сверху лежала скрипка, которая стала хранительницей их маленькой тайны. А потом вместе вернулись домой, и это не понравилось увидевшей их из окна Аде Петровне, которая из-за отмены чаепития была очень зла.

— Почему ты шел вместе с этой дев.кой? – спросила мама.

— Она не дев.ка, — ответил сын и ушел к себе, отказавшись ужинать.

И это приравнялось к бунту на корабле: а допустить этого было нельзя. И женщина пошла к Алексею выяснять отношения. И впервые ей не удалось это сделать: он, как бы, не слышал, что ему говорила мама.

Ада Петровна приводила, как ей казалось, разумные доводы и примеры из жизни. Давила на жалость и угрожала: все было, как «об стенку горохом» — много шума, а толку чуть.

И ей так и не удалось доказать сыну, почему Вика лучше этой в короткой юбке со скрипкой, которая спит и видит, как бы ей заполучить такого хорошего мальчика из приличной семьи.

Поэтому, женщина дождалась, пока соседка в один из дней пораньше вернется с работы – это можно было определить по шагам сверху, и пошла наверх выяснять отношения.

Но ничего не вышло. Внешне приветливая девушка держалась отчужденно, на пару «отвешенных» ей комплиментов не повелась и на контакт не шла, видимо, чувствуя, что мама кавалера пришла не с добром.

И на вопрос, зачем ей Алеша, если вокруг полно подходящих ей лаб.ухов, бацающих на всем, что угодно, Лариса ответила, что они сами решат, зачем они друг другу.

И что ее сын вправе сам выбирать себе пару, а не держаться за мамину юбку. Тем более, что он давно уже вырос из подгузников.

Все это было сказано ровным тоном, каким говорят педагоги с иди.ота.ми-учениками. И это совершенно вывело Аду Петровну из себя, и она закричала. А крик часто является совершенно неконструктивной вещью, не несущей в себе ничего полезного и созидающего.

Поэтому, в крике мамы все смешалось в кучу – «кони, люди и залпы… » И она выорала, что от пиликанья на скрипке у нее и сына уже повыдавливались все кишки, и что она не позволит какой-то понаехавшей … въехать на чужом горбу в рай и захомутать мальчика из приличной семьи.

В течение монолога ненавистная скрипачка молча смотрела в пол, и Ада Петровна, уверенная в собственной правоте, гордо удалилась, уверенная, что ей удалось «сбороть» эту т….варь.

И кто же знал, что весь разговор будет записан… Да, девушка оказалась гораздо умнее и предприимчивее, чем ожидалось.

Поэтому, Алеша, сначала зашедший поздороваться с девушкой, уже перешедшей в разряд любимых, молча положил перед мамой телефон с записью и стал собирать вещи: благо переезжать было близко.

Мама стала кричать что-то про «через мой труп», но ей быстро объяснили, что это можно легко устроить. И что если она будет продолжать в том же духе, то рискует потерять сына. А позже – никогда не увидеть внуков. Которые, как ожидалось, тоже будут очень красивыми: ты же этого хотела, мамочка?

 

И женщина заткнулась: неизвестно, что здесь оказалось решающим. А сын поднялся на этаж выше. И с этого момента только звонил, задавая ничего не значащие вопросы и слушая короткие ответы.

Так прошло около года.

По шуму сверху можно было узнать кое-какие подробности. Дружный топот был, когда играли свадьбу, на которую ее не позвали: а не надо было говорить пакости, мама – есть вещи, которые простить очень трудно.

А потом наступила тишина: не слышно было даже шагов – иногда только звуки скрипки. Было такое чувство, что все переоделись в мягкие тапочки. Ближе к Новому году она столкнулась в лифте с беременной Ларой.

Они почти одновременно нажали кнопки. Лара, как тогда, стала смотреть в пол, не ожидая ничего хорошего от взбалмошной свекрови.

— Мальчик будет? – вдруг спросила Ада Петровна.

— Да, а как Вы узнали? – вырвалось у заинтересованной невестки.

— По форме живота: если девочка, он будет гораздо круглее. Когда рожать?

— Да уже скоро – сразу после Нового года.

— Если что нужно будет, ты скажи – я помогу, — неожиданно для себя предложила потенциальная бабушка.

— Ладно, — так же неожиданно согласилась девушка.

Они расстались вполне довольные друг другом. А Ада Петровна почувствовала облегчение – впервые после того неприятного разговора с Ларисой.

И чего, действительно, она тогда уперлась с этой Викусей? Кстати, девушка уже сходила замуж и теперь опять находилась в хроническом поиске нового мужа: прежний не смог в полной мере удовлетворить ее потребности, а она отдала ему самое дорогое – свою красоту!

— А вот ваш Алешка, тетя Ада, смог бы на меня найти деньги: я помню, как он меня водил в дорогие рестораны, где бокал шампанского стоит три тысячи!

И у женщины стала появляться мысль, что возможно, сын был прав. А она, естественно, не права. Но признать это и извиниться было очень сложно: не каждому это дано. И, хотя ей ответили в лифте, было ясно, что без извинений хороших отношений построить не получится.

Поэтому, она спрятала свою гордыню в одно известное место и пошла с тарелкой пирожков наверх, выяснив, когда вернется сын: Лара уже давно была в декрете.

А там мама попыталась найти нужные слова, чтобы извиниться, но они все не находились и тогда Ада Петровна заплакала. И этого оказалось достаточно, чтобы ее извинения были приняты, а пирожки съедены: хотя беременным нужно следить за своим весом.

И они, конечно же, помирились: даже худой мир лучше дорой ссоры. И бабушка предложила свою помощь: к тому времени ей уже посчастливилось уйти на пенсию, и она вполне могла бы посвятить себя внуку. Тем более, жили они рядом.

И все обрадовались. А Ларочка, при личном общении, оказалась гораздо воспитанней и культурней, чем эта Вика — кривоногая наглая в безобразно короткой юбке. И как только таких нахалок земля носит: дорогое шампанское ей в ресторане подавай! Ну, честное слово!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.39MB | MySQL:44 | 0,152sec