Не вмешивайся в мою жизнь, дочка

«Завтра папа женится», — опять напомнила себе Лена, досадливо поморщившись.

Досаду вызывало в ней не столько предстоящее событие, сколько необходимость как-то к нему относиться. Собственно, ничего особенного в этом не было: мама умерла больше десяти лет назад, и отец все эти годы был отнюдь не «весёлым вдовцом». Он очень переживал, так и остался в одиночестве, воспитывал дочек. И отцом им с Олей был замечательным! Все удивлялись, какой Сережа молодец, другой-то в такой ситуации или утешительницу бы нашел, или запил, а он нет — все с девчонками своими возится… Они с сестрой, правда, не знали: может что-то в жизни у него и было, но никогда ни о каких мачехах даже речь не шла! И теперь вот, в преддверии шестидесяти лет, решил-таки жениться…

 

И вроде бы ничего в этом ужасного: дочек, наконец, вырастил, выучил, замуж выдал, почему бы мужчине, еще вовсе не старому, не пожить для себя? Нашел свое счастье — взрослые дочери только радоваться должны! Они бы и радовались, и ничто бы особо не смущало…

Но избранницей Сергея Ивановича стала женщина моложе его почти на двадцать пять лет, практически ровесница старшей дочки, Ольги, и старше самой Лены всего на два года.

Ну да, бывает и так, что поделаешь! В конце концов это дело самого отца, взрослого и дееспособного человека, и этой его Кати — ну понадобилось ей выходить за, по сути, старика, так и пожалуйста! Они, дочери, должны гордиться и радоваться: отец-то их, оказывается, молодец! Не за всякого пожилого мужчину выйдет женщина в таком возрасте! И это при том, что папа совсем не какой-нибудь олигарх, не миллионер, не кинозвезда — нет, обычный человек среднего достатка, инженер на заводе, к тому же скоро вообще на пенсию выйдет. И сама Катя тоже не слабоумная, как предполагала старшая дочь Ольга, не приезжая из захолустья, не сиротка без роду-племени и без жилплощади — это бы тоже, наверное, многое объяснило. Нет, невеста Сергея Ивановича тоже женщина из обычной семьи, родители есть, сама далеко не уродина, не больная… Ее родители, папины практически ровесники, тоже вроде не в восторге от этой свадьбы, но и против ничего не имеют. То есть может и имеют, но не препятствуют, может, даже рады, что дочка наконец-то выйдет замуж, из дома уйдет, и теперь другой человек, взрослый и умный, будет за нее отвечать…

Никакого большого торжества делать, конечно, никто не собирался. Будет просто скромное домашнее застолье человек на десять, не больше. Ну и прекрасно, пусть будет что угодно! Лена давно с этим смирилась — ну женится отец, и очень хорошо! А вот сестра Ольга смиряться не собиралась. И именно это больше всего беспокоило Лену. Если Оля явится на эту свадьбу, то без скандала дело не обойдется. Но ведь и не пригласить ее нельзя! И не пустить тоже. Понять бы, в чем ее претензии!

Само собой, сёстры говорили о предстоящей свадьбе — сперва так, между делом, больше хихикая и не веря, что это все серьезно. А потом Сергей Иванович пригласил их для знакомства с невестой, где и сообщил, что они с Катей женятся. Уже заявление в ЗАГС подали, такого-то числа свадьба, добро пожаловать… Лена, если честно, потеряла дар речи. Вроде и раньше были об этом разговоры, но так, полушутливые, и вдруг — свадьба…

А вот Оля теряться и не думала — она вскочила, воскликнула:

— Заявление?! Да как вам не стыдно было? У вас его приняли? Не посмеялись вам в лицо?

— Что тут смешного-то? — удивился Сергей Иванович. — И почему у нас не должны принять заявление? Мы люди свободные, имеем полное право…

— Да лет-то вам сколько? Разве женят при такой разнице в возрасте?! Это же дико, папа! А ты, наша вторая мамаша, что сидишь, глазками хлопаешь? Для чего тебе-то все это нужно?

А Катя действительно растерялась, смутилась, не знала, судя по всему, что и сказать… Сергей Иванович, видя это, тоже возмутился:

— Все, девушки, в таком тоне с вами никто разговаривать не будет! Я не понимаю, чем ты, Оля, так недовольна, и ты, Лена, чему так удивлена. Да, у нас большая разница в возрасте, и что? Ни меня, ни Катю это не смущает. И оскорблять свою жену я никому не позволю, даже своим дочерям.

— Ну что ты, папа! — нашлась наконец и Лена. — Оля просто от неожиданности, правда, Оль? Мы рады за вас и на свадьбу придем, не волнуйтесь! И ты, Катя, прости, Ольга у нас уж такая — вспыльчивая, на язык ядовитая…

— Зато ты у нас больно добренькая! ― кипятилась Ольга. ― Хоть бы об отце подумала, об его жизни! Тоже мне, поздняя любовь нашлась, свадьбу они праздновать будут!

И Ольга, хлопнув дверью, вылетела из отцовской квартиры. Лене пришлось, как обычно, краснеть и извиняться за сестру, хотя и сама она не была в восторге от всей этой ситуации. Не то чтобы она не хотела свадьбы отца и Кати, но что-то коробило, не давало покоя.

 

Когда она вышла из подъезда дома отца, то увидела Ольгу — та не ушла, поджидала сестру.

— Ну что, Ленка? Мамой-то не назвала любовь папашину? — спросила с насмешкой.

— Перестань, Оля. Я не понимаю, ну что ты взъелась? Вспомни, ты сама говорила, что хотела бы, чтобы папа жизнь свою устроил, счастливым был.

— Я и сейчас хочу, но не с этой же! Да ты сама подумай, Лена, она же нам ровесница, неужели ты думаешь, что там речь о каких-то чувствах с ее стороны?

— А о чем ещё? Отец у нас что, миллионер? Я вот не знала!

— А что квартира у него есть ― знала? Что у этой невесты отец пьет, да и мать, как я слышала, тоже… Ей просто дома жить тошно, никто из молодых замуж не берет, а в отцовской квартире она уже живет, если ты не заметила!

— Так, а тебе-то что с этой квартиры? Живет — и пусть себе живет.

На однокомнатную квартиру отца сёстры и правда не претендовали. Так уж получилось, что особых проблем с жилплощадью не было — с детства они с отцом жили во вполне приличной «трешке», когда дочки выросли, то, добавив к ней однокомнатную одной из бабушек, «сделали» из них две двухкомнатные для сестер. А отец переехал в однокомнатную, унаследованную от другой бабушки. То есть пресловутый квартирный вопрос никогда остро в семье не стоял. И кто бы мог подумать, что их поссорит такое, в общем-то, радостное событие — свадьба!

— Леночка! Да посмотри ты дальше своего носа. И дальше сегодняшнего дня. Что будет через несколько лет? Она — молодая женщина, он — старик. И хорошо еще, если более-менее здоровый! Ты понимаешь, в насколько уязвимом положении он будет находиться? — пыталась объяснить Ольга.

— Ну все, Оля включила «умную Эльзу»! Да ты пойми, никто не знает, что через минуту будет, а ты на сто лет вперед уже все обдумала! Ну допустим, что-то будет не так… А мы-то с тобой на что? Мы тоже будем молодыми. Что, не будем помогать папе, если что? Да и ему самому надолго ли эта Катя нужна будет? Так что я не понимаю, о чем ты переживаешь?

— О нем! Об отце, который, во-первых, на старости лет выставляет себя на посмешище; а во-вторых, это все лишний стресс! Который ему, в его-то возрасте, совсем ни к чему!

Нет, не могли сестры прийти к согласию, каждая полагала себя правой. И Ольга упорно считала, что имеет полное право, более того обязана расстроить эту свадьбу! То есть убедить отца, что ему не следует жениться. Елена же понимала, что отец женится, и боялась одного — что сестра уже на свадьбе устроит безобразную сцену. Она попыталась убедить Олю, что не следует портить папе праздник. Но та стояла на своем:

— Какой праздник? Ну что ты, дорогая, собираешься желать «молодым»? Долгих лет жизни? Кучу детишек? Ты сама-то понимаешь, что это будет за комедия?

— Ну так и не ходи на свадьбу! Там будут люди разумные, желающие отцу добра, радующиеся за него, а не за детишек и за то, кто сколько проживет! — в сердцах сказала Лена.

В следующий раз сестры опять встретились у отца уже накануне свадьбы. Пришли они, не сговариваясь: сперва Оля, решившая узнать, не прошла ли у отца «эта блажь», потом Лена — уточнить детали предстоящего торжества. Блажь, естественно, не прошла, а детали… Выяснилось, что они Сергея Ивановича вообще не волнуют. Кати дома не было, и отец решил просто поговорить с дочерями, попытаться в последний раз донести до них свои резоны.

— Блажь, Ольга, у тебя — тебе не нравится, что я женюсь на молодой. Но я это сделаю и уверяю тебя, что до маразма мне далеко, я отдаю отчет в своих действиях. Ты можешь меня осуждать как хочешь, но сделать ничего не можешь. Не ссорься, по крайней мере, с сестрой, раз уж со мной решила.

— Я не собираюсь с тобой ссориться, папа, как раз наоборот!

 

— Помолчи и послушай. Давай забудем твои опасения, не будем говорить о любви и так далее… Просто поймите, что нужно мне в этом браке. А нужны мне свежие эмоции и хоть иллюзия молодости. Что нужно Кате? Да, она умная девушка, расчет у нее есть. Ей нужно улучшение качества жизни. Мы можем это друг другу обеспечить! И при таких условиях вполне сможем мирно и счастливо существовать вместе. А вы, девочки, уже взрослые, вот и стройте свои жизни. И не вмешиваясь в мою.

Этот разговор, видимо, подействовал на Ольгу отрезвляюще. Свадьба прошла без эксцессов. Как и последующая жизнь их отца с молодой женой! Вопреки всем опасениям, еще восемь лет прожил отец счастливо со своей Катей, которая оказалась прекрасной женой и хорошей подругой своим «падчерицам». Она до последнего дня была рядом с Сергеем Ивановичем, который, умирая, благословил ее на новый брак…

Автор: Филомена

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.4MB | MySQL:44 | 0,157sec