Неудачная шутка и испорченная жизнь

― Ну вот мое «богатое» наследство ― изба с дырой в потолке! ― Лика бросила на Валеру осуждающий взгляд. ― Не думала, что после замужества буду ютиться в старом доме без каких-либо благ цивилизации.

― Милая, ты же знаешь, что это временные меры предосторожности. Скоро вернемся к себе домой, не переживай.

Дом стоял на краю деревни и действительно выглядел удручающе: стены, покрытые мхом, рассохшиеся ставни едва скрывали мутные стекла, облепленные толстым слоем пыли и паутины. Лика до смерти боялась пауков, поэтому с трудом представляла, как будет жить в этом домишке, давно ставшим местом обитания неприятных членистоногих.

 

― Крыша немного прохудилась, но это легко исправить. Только не пойму, что это за отверстие, ― Валера показал на потолок, ― такое ощущение, что кто-то специально топором прорубил дыру прямо над кроватью.

― А чего ты у меня спрашиваешь? Я здесь была всего один раз. И то в раннем детстве, ― Лика с отвращением стряхнула мышиные продукты жизнедеятельности с подоконника. ― Фу, тут еще и грызунов полно!

Дом достался Лике в наследство от двоюродной прабабки Агафьи. Правда, сама наследница была такому «подарку судьбы» не рада.

― А сюда точно никто из твоих родственников не заявится? ― Валерий выглянул из маленького окошка, но обзор на деревенскую дорогу закрывали заросли крапивы.

― Да не было у Агафьи никого, кроме сестры, моей прабабушки Глафиры, ― Лика достала баллончик со средством от насекомых и щедро распылила его вокруг печи. ― После войны они остались сиротами. Агафья заменила Глафире мать, замуж так и не вышла. А потом моя прабабка познакомилась с парнем и уехала в город. Первое время навещала сестру, но после рождения третьего ребенка прекратила. Моя бабушка была единственной, кто поддерживал связь. А когда ее не стало, Агафью вообще никто больше не навещал.

― Эй, кто тут околачивается? Сейчас полицию вызову! ― послышался крик со двора.

― Лика, это кто там? ― Валерий испуганно осмотрелся вокруг, пытаясь найти укромное место.

― Да соседи, видимо, знакомиться пришли. Не паникуй, тут коллекторы тебя не достанут.

Одно только воспоминание о коллекторах наполняло сердце Валерия страхом. Еще недавно он неплохо вел бизнес и считал себя успешным человеком. А теперь прятался в глуши и дрожал от каждого шороха, словно нашкодивший мальчишка. Зачем он полез туда, в чем не разбирается? Хотел легких денег, возомнил себя брокером. А в итоге попался на уловки мошенников, потерял бизнес и набрал кредитов на крупную сумму. Хорошо, что у него остались верные товарищи, которые обещали решить вопросы с коллекторским агентством, пока Валерий ищет деньги.

Лика увидела на пороге худощавую старушку в полинявшем от времени платье, с редкими седыми волосами, собранными в пучок. В руках у нее был топор. Вероятно, местная жительница решила защищать деревенское имущество любой ценой.

― Пожалуйста, упокойтесь! ― Лика подняла обе руки вверх и дружелюбно улыбнулась. ― Я ― родственница Агафьи. Вот приехала посмотреть, что с ее домом. Я ничего не собираюсь ломать или красть.

― Ах ты, ведьмино отродье, ― старушка отскочила от крыльца и три раза плюнула в сторону Лики, ― нет уже силы колдовской, была ― да вся вышла. Лучше убирайся отсюда.

Изумленная Лика смотрела вслед убегающей старушке, которая ловко пробиралась сквозь заросли вишняка, бормоча что-то похожее на молитвы.

― Валера, не переживай, ― Лика искала глазами мужа, но его нигде не было, ― всего-то полоумная старуха с топором. Это не по твою душу.

― Ну и славно! ― Валерий показался из подпола. ― Знаешь, береженого и бог бережет. Нужно вести себя тихо, пока Колька не позвонит и не даст добро ехать в город. Так что лучше не светиться перед соседями.

― Ты у меня самый смелый мужчина на свете, просто пугаешься часто, ― Лика не смога сдержать саркастический смешок. ― Пойду пока в магазин схожу. Если снова увижу бабку с холодным оружием, то ни за что тебя не сдам.

― Давай, и возьми чего-то покрепче, отметим новоселье, ― не понял сарказма жены Валерий.

Магазин располагался на другом конце деревни, но Лика была рада возможности пройтись по свежему воздуху и немного привести мысли в порядок.

По дороге то и дело обращала внимание на заброшенные дома. Когда-то это был богатый колхоз, люди приезжали сюда целыми семьями. Их привлекали не только живописные места, но и стабильная работа с возможностью обзавестись собственным жильем. Каждый считал своим долгом построить добротный дом для себя и своих детей. Люди верили в светлое будущее и вкладывали все силы в настоящее. А сейчас большинство дворов пустовало, словно там никогда никого и не было.

 

Наконец-таки Лика добралась до магазина. Им оказался обычный деревенский домик с выцветшей вывеской «Сельпо» над входной дверью.

― Да, выбор у вас шикарный, ― Лика не смогла сдержать удивление, ― а кроме консервированного горошка найдется еще какая-то еда?

Лика обратила внимание на широкий ассортимент горячительных напитков в емкостях различных объемов, несколько видов круп и заветренную колбасу без срока годности.

― У нас тут в каждом дворе мясо бегает, ― продавщица была не очень рада визиту покупательницы, оторвавшей ее от просмотра какой-то мыльной оперы, ― есть несколько банок тушенки и вчерашний хлеб. Считать?

― Да считайте уж.

Лика заметила, что новая знакомая выглядела весьма карикатурно. Высокий хвост, пышная рыжая челка, яркий макияж и глубокое декольте. Видимо, своеобразная деревенская публика ходила сюда больше за общением, чем за продуктами. И Лика в привычную клиентуру «Сельпо» не вписывалась.

― А что-то я вас тут раньше не видела. Проездом или дом ищете?

― Да у меня тут родственница жила. Вот захотелось побольше узнать о предках, ― соврала Лика, которой никогда не было дела до своей двоюродной прабабки. ― Агафья Подольская, может вы ее знали?

― Так как не знать! Эту ведьму вся деревня боялась! Нет, она, конечно, помогала людям, но за счет других. Многих Агафья на тот свет отправила.

― Стоп! ― Лика не хотела слушать гадости о дальней родственнице. ― Когда бабка со старческим маразмом заявляет нечто подобное, это можно понять. Но вы же молодая девушка!

― А, вы уже с Семеновной познакомились! ― продавщица засмеялась во весь голос. ― Так ей от Агафьи больше всего досталось. Брата она ее извела.

― То есть как извела?

― А так! Обратилась к Агафье женщина из соседней деревни. У нее дочь сильно заболела, а врача у нас отродясь не было. Вот и пошла за помощью к ведьме. Та над девочкой заговоры какие-то почитала и отправила домой. Но Агафья не предупредила, что за выздоровление малышки придется расплатиться чужой жизнью.

― Боже, какие глупости, ― Лика фыркнула, ― вы серьезно в это верите?

― А как не верить-то! Подбросила Агафья сверток с кладбищенской землей под ноги старшему брату Семеновны, тот через три дня богу душу и отдал. С тех пор Семеновна в серьезных контрах с Агафьей была. И драки случались, и поджоги.

Лика не стала дослушивать рассказ и выскочила из магазина. Всю дорогу до дома она пыталась осознать услышанное. В голове возник образ несчастной одинокой старушки, которую до конца жизни доставала надоедливая соседка с навязчивой идеей в голове.

― Милый, я пришла, ― крикнула Лика куда-то в пустоту дома, ― ты где?

― А, это ты? ― Валерий вынырнул из дальней комнаты, которую бывшая хозяйка дома использовала как склад для вещей. ― Я уже проголодался.

После скромного ужина пара начала готовится ко сну. Вот только Лика никак не могла уснуть. Ей до глубины души было жаль несчастную родственницу, которая осталась к концу жизни совершенно одна. «Утром найду ее могилку», ― решила она и провалилась в сон.

На следующий день, пока Валерий возился с крышей, Лика отправилась на деревенское кладбище. Сторожа там не было, поэтому она просто бродила среди могил, надеясь наткнуться на нужное имя.

― А, ведьмино отродье, ― услышала знакомый голос, ― колдовать пришла!

― Послушайте, я просто хотела навестить Агафью, ну что вы, в самом деле… Пожалуйста, проведите меня к ней. Я ничего плохого не задумала, честное слово!

 

Семеновна посмотрела на Лику с недоверчивым прищуром, а потом показала жестом следовать за ней.

― Извините, Семеновна, а как Агафья умерла?

― Валентина Семеновна! ― фыркнула старуха. ― Да знамо как! Как ведьма и умерла. Мучилась очень долго, силу свою отдать никому не могла. А как мужики дыру в крыше сделали, так и испустила дух. Так что вся сила ушла к нечистому, и если ты захочешь …

― Нет, я просто хочу проведать свою родственницу, ― перебила Лика очередной бредовый рассказ. ― А вы не думали, что Агафья мучилась от боли по естественным причинам? Ну там, онкология, например.

Семеновна недовольно посмотрела на свою спутницу, показала пальцем на деревянный полуразвалившийся крест и отправилась в противоположную сторону.

Лика все сильнее чувствовала вину перед Агафьей. Одинокая родственница большую часть своей жизни была забыта близкими и отвергнута односельчанами. И даже в агонии ей не было покоя от человеческой мнительности и суеверий.

Вернувшись домой, Лика застала мужа в хорошем расположении духа.

― Милая, у меня отличная новость! Колька звонил! Завтра можно возвращаться в город, ― внезапно Валерий замялся. ― Слушай, а может продадим эту землю? Хоть частично погасим мой долг…

― Я подумаю, ― Лика вдруг посмотрела на Валеру другими глазами.

Она выходила замуж за представительного, статусного мужчину. А сейчас он превратился в неуверенного в себе мужичонку, клянчившего деньги и дрожащего от страха перед кредиторами. Это ощущение копилось давно, но сейчас Лика со всей отчетливостью поняла, что больше не испытывает чувств к Валере, но не знала, как сообщить ему об этом.

* * *

― Мамуль, привет! ― Лика заехала к родителям сразу после возвращения в город. ― Слушай, я тут такое об Агафье узнала! Оказывается, местные ее считали ведьмой. Бедная женщина, натерпелась за жизнь.

― Знаешь, доченька, я что-то припоминаю. Твоя бабушка рассказывала, что за Агафьей ухаживал один местный парень, который успел к тому моменту прославиться своими романтическими похождениями. Она взаимностью не ответила, и обиженный «жених» решил всем сказать, что сам сбежал от «невесты». А чтобы деревенская публика не сомневалась, он заявил, что Агафья на его глазах варила приворотное зелье из лягушек и болотных трав.

― Неужели в это кто-то мог поверить? ― у Лики на глазах появились слезы.

― В те времена верили во многое. Достаточно было одному рассказать о чем-то, как остальные начинали повторять и додумывать. Может кто-то и не поверил, но свататься к Агафье больше никто не хотел. Так и осталась одна.

― Да уж, от этих мужиков одни неприятности.

Понять и принять услышанное Лика не могла. Конечно, местным жителям было удобно иметь рядом «ведьму», на которую можно было свалить все беды и несчастья. Кто-то не уследил за живностью, вовремя не обработал растения или слишком увлекся алкоголем ― виновата Агафья. Вот так чьи-то ложные обвинения могут перевернуть жизнь человека с ног на голову. От раздумий Лику отвлек телефонный звонок.

― Милая, срочно нужны деньги, ― голос Валеры звучал испуганно, ― похоже, я опять занял не у тех людей!

― Знаешь, раз ты так легко вляпываешься в очередные неприятности, то научись сам их разруливать!

Лика положила трубку. Визит в деревню что-то поменял в ее сознании, и она больше не хотела слышать о проблемах Валеры.

Позднее Лика облагородила могилу Агафьи и старалась почаще привозить туда живые цветы. Почему-то она ощущала свою вину в случившемся с этой несчастной женщиной. Валера пропал на полгода. За это время Лика успела оформить развод. Теперь с этим человеком ее ничего не связывало. Лика с головой окунулась в работу и о новых отношениях пока не задумывалась. А бывший муж за спиной называл ее… ведьмой!

Автор: Юлия Олеговна

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.45MB | MySQL:44 | 0,158sec