Ни спрятаться, ни скрыться

Чашкин блуждал по лесу уже больше двенадцати часов и всё никак не мог взять в толк, почему он потерялся. Лес был его вторым домом, а спортивное ориентирование — любимым направлением спорта. Имея под рукой мох, солнце и помёт лося, грибник мог определять стороны света, погоду на сутки вперед и курс валют. Но сегодня всё шло не так.

Темнота нанизывалась на деревья, как куриные крылья на шампуры, погружая чащу в холодную сырую ночь, а на грибнике была лишь легкая олимпийка и холщовые штаны. Среди безмолвных деревьев Чашкин ощущал себя самым одиноким человеком на свете, но он даже не подозревал, что всё это время за ним по пятам следует некто, а иногда этот некто даже его обгоняет.

 

Пару раз грибнику показалось, что он чувствует запах горячего чая и аромат каких-то сильных специй, но он списывал это на сильный голод. За спиной то и дело что-то хрустело, и Чашкин каждый раз вздрагивал. Он даже и представить не мог, что хрустели чипсы.

Дело было в том, что уже двенадцать часов за Чашкиным по пятам следовал, неустанно ворча, его личный техник судьбы по фамилии Желудев. Именно из-за действий Желудева грибник всё это время шел по ложному пути и с каждым часом углублялся в темную дикую чащу. Техник счищал мох и наносил его при помощи специального баллончика на южную сторону камней и деревьев, разворачивал ягоды красным бочком на запад и производил реновацию муравейников, переселяя их жителей в новые районы.

— Уволить они меня решили, точно уволить, — бубнил себе под нос Желудев, подкидывая очередную палку под ноги грибнику. — Сейчас я Чашкина доведу до голодной смерти или до переохлаждения — и всё, считай, без клиента, без зарплаты, без отпускных…

Свои разглагольствования Желудев заедал чипсами со вкусом сметаны и лука и запивал черным чаем, который носил в термосе. В отличие от Чашкина, на технике был комплект термобелья, две пары носков, куртка с меховой подстежкой и шапка. Его одежды и еды хватило бы на двоих, но по разнарядкам, что приходили технику на судьбофон, делиться было нельзя. Хоть и с тяжелым сердцем, но Желудев самоотверженно съедал и выпивал всё сам, продолжая путать подопечного на местности.

В какой-то момент грибник Чашкин остановился. В сумерках он разглядел еле заметный огонек и начал прислушиваться. Желудев тоже прислушался. Впереди за деревьями виднелась хижина, из трубы тонкой струйкой вился дымок.

— Не надо нам туда, стой! — сказал техник, но Чашкин его, разумеется, не услышал и поспешил в сторону возможного спасения. — Ну и бес с тобой, я тебе не нянька! — крикнул ему вслед Желудев, но, настороженно оглянувшись по сторонам, тоже прибавил шагу.

Дверь открылась не сразу, хозяин хижины спал.

— Кого там еще принесло? — раздался голос изнутри, который смог расслышать только Желудев.

«Слава богу, свои», — обрадовался техник.

— Коллега, будьте любезны, впустите уставших и оголодавших путников, — крикнул Желудев, вытирая крошки чипсов с подбородка.

Через секунду дверь распахнулась, и на пороге возникли две лохматые бородатые фигуры — обычный человек и его техник.

— Че надо? — произнесли они в один голос.

— Простите, я заблудился, можно у вас переночевать? — спросил Чашкин у хозяина хижины.

Ни гость, ни хозяин, разумеется, не виделитехников судьбы, и у них сложился свой собственный диалог.

— Леха, техник судьбы четвертого разряда, — протянул руку Желудев.

— Борис Семенович, самозанятый, — нехотя поздоровался бородач из хижины. — Чего вы тут забыли?

— Я на работе, — кивнул в сторону подопечного Желудев. — Можно войти? Холодно же.

— Заходи, — произнесли снова в один голос лохматые мужчины, и Чашкин с Желудевым прошли внутрь.

— Ого, шикарно вы тут обустроились, — присвистнул Чашкин, разглядывая интерьер хижины.

 

Кровать из толстых веток, стол из неровно спиленного слэба, стулья из необычных спилов, вешалки из различных рогов и колючек, камин из дикого камня. Всё, включая сам дом, было сделано из материалов, найденных в лесу и там же обработанных, но так профессионально смастерено и со вкусом расставлено, что, казалось, было куплено в дорогом бутике под руководством целой команды профессиональных дизайнеров.

— Я сам всё сделал, — похвастался хозяин хижины.

Они с Чашкиным расположись за столом, а техники уселись возле камина. Внутри очага грелся чайник, воздух трещал и наполнялся запахами травяного чая и меда. Желудеву тоже невероятно понравилось в хижине. Очень уж уютно было и тихо.

— Мы тут уже семь лет живем, — признался Борис Семенович своему коллеге из ОАО «Техники судеб», протягивая алюминиевую кружку. — Я давно забил на все эти разнарядки, на судьбу, на правила. Оказывается, всё это ерунда и нас только зря пугали, — для подтверждения своих слов он достал из кармана разряженный судьбофон, на сером экране которого зияла глубокая трещина.

— Хотите сказать, что вы тут вдвоем семь лет живете? — не верил своим ушам Желудев.

— Ага, — довольно улыбнулся его лохматый коллега. — Свежий воздух, ягоды, грибы, рыбалка, лосятина — рай на земле! Вернее, в лесу!

— Так может, у вашего клиента такая судьба и была?! — усмехнулся Желудев, глядя на счастливого бородатого дядьку за столом.

— Не была, — махнул рукой Борис и убрал судьбофон в карман, — я читал его судьбу. У меня знакомый в бюро работает, по блату дал заглянуть в расчеты. Злой рок тянул Федора Саныча в мир больших денег и больших тревог. Он должен был стать очень известным дизайнером интерьеров, и я, как идиот, делал всё, чтобы это случилось, но сам он этого не хотел.

— А вы откуда знаете? — удивился Желудев. — Может, в этом его великое предназначение.

— В чем? В поклейке обоев и обивке диванов? Не смешите мои лапти, — засмеялся старый техник, который действительно ходил в лаптях. — Он сам выбрал свою судьбу. Я ему дал такое право.

— Отключив судьбофон? — уточнил Желудев.

— Именно. Нет разнарядок — нет судьбы. Нет судьбы — нет проблем. Человек сам решил для себя, что ему в лесу лучше. А я и не против, мне тут тоже нравится. Сеть здесь не ловит, никто о наших делах ничего не знает, а я официально числюсь техником, никого другого нам так и не присылали. Значит, можем жить как хотим.

Оба техника поерзали на стульях. Борис снял с огня невидимый чайник и разлил по кружкам ароматный напиток.

— И не боитесь? — спросил городской техник, дуя на свой чай.

— Нет, не боюсь. Это вы, винтики системы, бойтесь, выполняйте свои дурацкие задания, ломайте жизнь простым людям, а я плевал на всё это.

— Здо́рово, завидую даже, — признался Желудев. — Мне вот тоже не нравится то, чем я занимаюсь. Может быть, и у моего грибника планы другие были на жизнь, а я ему только порчу всё…

— Портишь, конечно. Так что бросай это дело.

— Но, согласитесь, у вашего Федора определенно есть талант. Он же тут такой уют создал, — окинул взглядом техник внутренности хижины, отметив ее великолепный интерьер.

— Что есть, то есть, — согласился лохматый. — Но, как видишь, судьба ничего не делает. Человек в лесу, а городская суета с ее дизайнами, деньгами и дурацкими людьми — далеко, можно сказать, в другой реальности.

 

За столом тем временем велась точно такая же беседа. Чашкин и хозяин хижины болтали о том, как хорошо заниматься любимым делом и жить в свое удовольствие. А еще грибник без конца нахваливал самострой и мебель, сделанную вручную и расставленную так, что напрочь отсутствовало ощущение дикости и отшельничества. Наоборот, хижина напоминала новомодный эко-отель, где стоимость проживания за одну ночь превышала средний ценник в мегаполисах. Чашкин, с позволения разомлевшего от комплиментов хозяина, сделал несколько фотографий на свой телефон и снял небольшое видео.

Утром, после сытного и вкусного завтрака из ягод, грибов и вяленого мяса, мужчины распрощались. Желудев глянул в свой судьбофон и прочел разнарядку. Сегодня по плану у него был выходной. Грибник должен был сам отыскать дорогу через сорок минут пути. Обрадовавшись такой удаче, техник облегченно выдохнул, принял таблетку для левитации и, взмыв над макушками деревьев, отправился домой отсыпаться.

Прошли всего сутки, как грибник Желудева стал настоящей сенсацией. Пока техник занимался своими домашними делами, его подопечный зря времени не терял. Он рассказал о своем приключении сразу на нескольких популярных сайтах, приложив фотографии и видео хижины и ее хозяина. Эффект был резким и мощным. Десятки журналистов и передовых компаний из мира строительства и дизайна начали посылать грибнику запросы на местонахождение отшельника из леса. Чашкин сопротивлялся. Он обещал своему новому знакомому, что не выдаст его, но кругленькая сумма, свалившаяся без предупреждения на карту, развязала язык.

Спустя несколько дней хижину в лесу оккупировали толпы людей и не снимали блокаду до тех пор, пока отшельник не сдался и не впустил их внутрь.

— Как же это стильно! Свежо! Современно! Безопасно и практично! А главное — дешево! — слетали комплименты с губ менеджеров, когда они трогали, фотографировали и измеряли каждый уголок в доме Федора. А потом, как снег с неочищенного козырька, в один момент посыпались предложения.

Мужчина долго сопротивлялся. Он кричал, что его не волнуют никакие перспективы, кроме жизни в уединении. Но и он, в конце концов, не смог устоять. Деньги, слава, лесть, гарантированная работа в роскошном офисе и на шикарных объектах размягчают любые принципы.

***

— Вы что наделали?! Гады, сволочи, крысы подставные! — налетел лохматый техник Борис Семенович на Желудева, когда они встретились в фойе родного бюро.

— Я ничего не делал. Я просто выполнял свою работу. Откуда я мог знать, что в итоге это повлияет на судьбу вашего подопечного? — отбивался Желудев от разъяренного коллеги.

— А подумать ты не мог?!

— А вы подумать не могли, что от судьбы не спрятаться? — взорвался Желудев от негодования. — Очевидно же, что всё так и было задумано. За семь лет в лесу ваш клиент придумал свой уникальный стиль и воплотил его в жизнь. Ну всё же по расчетам, о которых вы говорили! Я ведь тоже не понимал, зачем мы по этому лесу шарахаемся, пни нюхаем, муравейники двигаем, а тут вон чего, оказывается. И я что-то не вижу, чтобы ваш клиент сильно страдал. Вон, уже свой первый миллион заработал. У него заказов теперь на два года вперед: гостиницы, частные виллы, коворкинги в бизнес-центрах. Везде его дизайн видеть хотят, чуть ли даже не на МКС запрос имеется. Ну вы же сами, в конце концов, говорили, что он вправе выбирать. Он и выбрал.

— Ваша правда, — повесил голову на грудь лохматый. — А что же теперь делать мне?

— Так может, пора зарядить ваш судьбофон и глянуть разнарядку? — предложил Желудев.

 

Борис взволнованно кивнул и, дойдя до ближайшей розетки, подключил зарядное устройство. Экран с трещиной загорелся, началась загрузка, и через несколько минут на гаджет пришли свежие инструкции. Глаза у мужчины начали быстро расширяться.

— Ну что там?

— У меня за семь лет, оказывается, отпусков накопилось оплачиваемых. В общем, до Нового года могу на работе не появляться, — перечитав еще раз инструкции, сказал Борис Семенович.

— Вот вам и ответ! Поезжайте в лес, в хижину, живите в свое удовольствие: собирайте грибы, ягоды, ловите дичь, — похлопал коллегу по плечу Желудев. — Теперь можно это делать официально.

— Да ну его, лес этот, — почесал бороду техник, — поеду-ка я лучше на море.

Александр Райн

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.37MB | MySQL:44 | 0,191sec