От семьи не убежать

— Что этот бесквартирный и безденежный муж тебе даст, кроме убытков? Благословение не увидите. Рано тебе под венец. Еще на ноги не встала. У тебя мы, которым надо помогать. На тебе ипотека, на которую, немного – немало, 40.000 рубликов отстегни с зарплаты. Какой муж?

Забегавшаяся Жанна, замотанная бытом, забывшая о том, когда она что-то покупала или делала для себя, рычала на Ксюшу.

 

— С практической стороны – две зарплаты лучше одной. И, мама, — Олег не жмот, и не глупый парень, он в курсе, какая у нас ситуация, он даже восхищается тем, что я помогаю родителям, — Ксюша все подбиралась к той части сказа, где она во всеуслышание объявит, что они уже помолвлены.

Благословение родителей было бы милой, но все же необязательной традицией.

— Пока что восхищается. Когда устанет от ответственности, перестанет восхищаться.

— Нет!

— Знаю я эти песни! Приведешь ты своего примака в ипотечную однушку, якобы с ним проще, якобы денег больше станет, и нас ты не обделишь. Но это ты сейчас так говоришь. Я эти песни знаю. Это он до женитьбы щедрый и заботливый. Якобы не обеднеешь. Но, где муж, там и декрет. Ты засядешь дома, будешь считать копейки на памперсы, перебиваться на его скудные доходы, помощь нам станет для вас накладной, и щедрый муж прикроет лавочку, потому что теща с тестем и их дети для него не в приоритете. Или его переведут на должность покруче в столицу. Ты с ним поедешь? Да! Ксюша, когда у тебя есть муж, то себе уже не принадлежишь. У вас союз. Ты уже зависишь и от его решений тоже! Ты, как незамужняя и бездетная, не можешь пока что это осознать в полной мере, но потом осознаешь.

— У незамужних и бездетных тоже есть образное мышление, мы тоже умеем сопоставлять факты и планировать.

— На том уровне, на котором находитесь. Не побывав там, не сможешь сказать наверняка, как все сложится. Если у вас тоже двойня будет или тройня? Это, поговаривают, зависит от генов… Когда у тебя самой будет многодетная семья, тебе точно станет уже не до нас… — Жанна подбирала слова, — Олег твой из Костромы, его родители живут в Костроме. Сократят его на его заводе, а там как раз грядут сокращения, и зачем ему здесь оставаться? Он тебя за месяц уговорит переехать в Кострому, где папа пристроит его к себе товароведом, и где от пра-пра-прабабушки затерялось какое-нибудь наследство.

— Угу, Кострома она такая: повсюду рассыпаны бесплатные квартирки.

— Напрасно иронизируешь, — Жанна даже в школе по литературе переползала с двойки на тройку. Красноречия у нее нет и в помине. Но она всеми способами старалась уговорить дочь.

— Знаток…

— Знаток! Потому что все именно так и будет, как я предсказываю.

— При таких убеждениях замуж вообще противопоказано выходить. Если все обязательно будет плохо! И тебя-то что сподвигло выйти за папу?

— Выходить замуж и жениться должны те, кто крепко стоит на ногах, с имуществом и без…

— Без обременения в виде тройни братьев?

— Без финансовых обязательств! У нас тогда уже была трешка и не было… финансовых обязательств.

— Но Петя, Ваня и Саша – ваши обязательства.

— Ксюша, прислушайся к себе. Ты уже сейчас занимаешь позицию, что “наши дети – наши обязательства”. На что тогда нам рассчитывать, когда вы обручитесь?

— Но как иначе? Я вам помогаю по мере сил… — Ксюша дополнила, — Уже обручились.

— Как я и предсказала! Ты тут в непонимание играешь, будто после замужества ничего не изменится, а сама уже не думаешь о нас. Такими темпами вы и детей не родите, как ты о нас забудешь. И – добро пожаловать в Кострому.

— Теоретически. Мама, ты теоретически представь, что я уехала. Но деньги-то я вам буду скидывать!

— А кто физически тебя заменит, теоретик?

 

Они как-то… привыкли, что Ксюша на подхвате. Что она, как неотъемлемое звено в их планах. На подхвате. Заменяет собой няню, репетитора для дошкольников, помощницу по хозяйству… Все в одном флаконе. Проживает отдельно, пашет за троих, а все внерабочее время проводит у них.

— Наймете, — огрызнулась Ксюша, но сдала назад, — Мамочка, я тоже люблю вас всех, но мне хочется и своих детей. Чтобы бардак дома от разбросанных игрушек, чтобы с мужем серебряную свадьбу справить, чтобы… Чтобы вот так.

— Куча людей живет без детей – и не жалуются… — выдала свои мысли Жанна, но выдала случайно и опрометчиво.

— Классно! Ты уже не скрываешь, что мне замуж надо не “попозже”, а “никогда”.

— Ксюша, поговорим начистоту… Мальчикам по 5. Их надо выкормить, вырастить и отучить в институтах. Их высшее нужно. И девочкам проблемно без высшего, а уж мальчикам… На все про все лет 17 еще. Я безработная. У папы твоего 3-я группа, ему, как Ротшильдам, никто не заплатит.

— У папы рабочая группа, и интеллектуальный труд! Он легко может получать в три раза больше, чем получает на сегодняшний день. Мне до 43 на мужчин не смотреть, потому что братьям институты будут нужны?

— Смотри! Живи с ними! Но без замужества и детей. Зачем вообще тебе дети? Наши троих расти с нами и будешь им, как вторая мать.

Когда Жанна увидела заветную полоску, она написала заявление на отпуск и на увольнение. Чтобы в период беременности не было стрессов. На сохранении лежала постоянно. Опасались осложнений. Ведь эта беременность наступила только после многих лет безрезультатных попыток.

Изначально хотели, чтобы были погодки, или уж с маленькой разницей в возрасте, но после Ксюши – ничего. Перепробовали все: от доказательных методов до колдуний с заклинаниями. И тут, когда была потеряна всякая надежда, а Ксюша отметила 20-летие, Жанна увидела заветную вторую полоску.

Тройня!

Ничего-ничего после стольких попыток, а тут аж тройня. Все мальчики.

— Я хочу своих, — шепотом, искоса взглянув на мать, ответила Ксюша.

— Братья тебе не свои?

— Свои!

— Но променять их на какого-то мужика и гипотетических детей ты согласна? Это твои братья, которые уже есть, которые уже дарят тебе свою любовь. А с Олегом твоим еще неизвестно… Вдруг он ходок?

— Вот я и увижу его в браке.

— Ага, позволил он тебе себя разглядеть! Опомниться не успеешь, как ребенок появится, а там уж и мышеловка захлопнется.

— Ужасно, когда собственная мать совсем не верит в тебя и твой выбор. Нет. Я приписываю тебе те качества, которые хочу. Не поэтому ты отговариваешь. Тебе необходима девочка на подхвате. На побегушках. И ты допустишь, что твоя дочь проживет без мужа и детей, хотя это вопреки ее желанию, но не отпустишь девочку на побегушках.

Тройня – это как лабиринт из квестов. Без Ксюши Жанна бы еще тогда потеряла рассудок, когда у всех троих мальчишек перепутался день с ночью, и разошлись режимы сна. Они плакали поочередно – каждый заступал на вахту, когда откричался другой. Ксюша сидела с ними наравне с мамой, а то и увозила к себе или отправляла маму туда, чтобы она отдохнула.

Коляску для тройни не поднять одной, вымотанной женщине. Ксюша приезжала на обеде, в перерывах, чтобы помочь вынести или занести, или погулять с братьями и мамой.

Мелкие научились уверенно ходить и разбегались по площадке – их догоняла Ксюша. У мамы колени уже не те.

Денежная помощи опять-таки…

 

Без Ксюши они бы не справились.

— Не желаю я тебе зла, — у Жанны затрясся подбородок, — Мать всегда хочет, чтобы все ее дети были счастливы. Я не меньше тебя хочу, чтобы ты прошлась в свадебном платье по дворцу бракосочетания. Все, чего ты желаешь, желаю и я. Но я не вывезу это все без тебя, Ксюша. И папа… Если не твоя помощь, то он пойдет на вторую работу, будет надрываться, не досыпать, и это отразится на его самочувствии… Вообще работать не сможет. Трое дошкольников и его пенсия – и больше у нас ничего нет.

— Но я не могу всегда жить вашей жизнью.

Обеих можно понять.

Жанна походила вокруг дочери, подбираясь к ее планам окольными путями, как они часто делали: внушали ей, что это ее идея. Но Ксюша стояла на своем.

Осталось только рискнуть напугать зятя.

— Жанна Георгиевна, так чего конкретно вы от меня хотите? – недоумевающий Олег смотрел на маму невесты.

— Хочу, чтобы ты сам отменил свадьбу. Ксюша этого не сделает.

— Наверное, я сейчас глупость скажу, но я тоже не хочу этого делать.

— Зачем оно тебе, мальчик? У нее такая обуза в виде нас. Мы никуда не испаримся. Это и “посиди с братишками”, и “заплати за садик”. Когда у вас свои пойдут, тебе нужны для комплекта еще и наши? Мальчик, какие твои годы! Девушек без обременений полно. Еще из кандидаток выбирать будешь!

— Интересный у вас подход к дочери, конечно… И к зятю.

— Я экономлю вам время! Это не только для тебя, но и для Ксюши. Она не ведает, что творит. Не разорваться же на два дома… Она будет бегать от нас к тебе, еще своих детей планировать…

— У меня диплом экономиста. Я сам знаю, что мне делать со своим временем, и как его экономить. Вы не помогаете дочери, а спекулируете на ней.

— Ты просто Шерлок Холмс! Подловил меня! Конечно, я думаю о Ксюше, но у меня еще трое – все мальчики, всех поднимать надо, всех выучить. Без Ксюши это почти что фантастика.

Олег Ксюше об этих поползновениях не сказал, но она сама поработала сыщиком и вычислила, что мама приезжала к ним в ее отсутствие. Под давлением Олег, очень мягко, рассказал, что тещу их помолвка не осчастливила.

Жанна, не моргнув, ответила на истерику Ксюши:

— Я не отдам тебя. Уж не бесквартирному жениху. Хочешь замужества? Знакомься с тем, кто сделает так, что ты никогда не будешь знать нужды. Тогда это еще совместимо с помощью нам…

— Вам, вам, вам! Все о вас!

— Ксюша, не будь единоличницей! Твоя папа, и уж я-то наверняка… если ты будешь заниматься своим браком и своими детьми, мы не вывезем это все. Ксюша, я так устала…

— Как и я. Но у меня не будет запасной жизни.

Надо ли сказать, что девушка, говоря “да” на свадьбе, на которую не пришли ее родители, украдкой вытирала слезы.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.41MB | MySQL:44 | 0,166sec