Переезжаем к твоей бывшей жене

— А зачем нам снимать квартиру, милый? Слушай, мы можем сэкономить прилично. Или для тебя уже триста тысяч на дороге валяются?

Андрею было неуютно от этого разговора, он ёжился и всё никак не мог устроиться удобно на диване.

— Здесь до остановки два шага, Богдана уже в детский сад устроили, — высказался Андрей.

— Сыну всё равно, где его детский сад. А на общественном транспорте ты ездишь только в крайнем случае, на машине быстрее.

 

Аргументы были стоящие. Но Андрей не сдавался, пытаясь перевести тему. Переезжать к бывшей жене у него желания не было.

— Там и твоя доля в той квартире. Почему ты её даришь?

— Ничего я не дарю, — Андрей даже повысил голос.

Для себя он давно решил, что квартира остаётся бывшей жене и дочери, но озвучивать ни той, ни другой стороне свою позицию не стал.

С первой женой у Андрея была взрослая дочь. Они жили в прекрасной двухкомнатной квартире с видом на реку, которую купили в ипотеку, но очень быстро рассчитались. Андрей тогда занимал в очень крупной строительной компании хорошую должность. А потом в его жизни появилась Полина. Дерзкая, беспринципная, молодая и удивительно красивая. Развод случился.

Полина в деньгах не знала меры. Любила дорогие подарки и элементы роскошной жизни. Андрей не отказывал молодой жене ни в чём… пока, пока в компании не случился кризис. Быстро найти новую работу не получалось, а тут ещё во втором браке родился ребёнок и купленную новостройку вовремя сдать не успевали. А деньги были нужны. Здесь, сейчас и много.

— Хорошо, я поговорю, — сдался он, чтобы завершить этот разговор.

Но через неделю Полина вновь напомнила о переезде:

— Андрюша, я с хозяйкой квартиры сегодня говорила, сообщила ей, что мы в конце месяца съезжаем.

— Что? — Андрей даже перестал есть.

— Да. Мы же обсуждали на прошлой неделе это. За аренду нам всё равно платить нечем.

— Я, я, я найду выход и деньги. Продам машину.

— Машину? А на чём мы будем ездить в магазины и к друзьям?

— На такси, — тут же нашёл, что сказать Андрей.

— Нет. Я против. Подожди… Ты что, не звонил своей бывшей жене?

— Нет. Я не звонил Ирине.

— Ничего не понимаю. Нам уже нужно начинать паковать вещи, а ты даже не звонил. Может, нам с сыном к моим родителям в Тверь уехать?

Андрей неожиданно промолчал. Сильный, волевой с первой женой, где в отношениях она была советчицей, помощницей, которая всегда поддерживала, с Полиной он чувствовал себя ничтожным: не способным содержать семью и зарабатывать деньги.

Деньги. Деньги. Деньги. Они словно едкий дым пропитывали всю его жизнь в последние несколько лет.

Андрею удалось быстро устроиться на другую работу. Менее интересную, с большим объёмом работы и, самое печальное, значительно меньшей зарплатой.

— Сколько ты будешь получать? Это, я надеюсь, оклад, без премии?

— Нет, это всё, что я буду получать в месяц, но через год, когда сдадим объект…

Полина не дослушала и прервала мужа.

— Это смешная сумма. Нам её хватит, может, на две недели и всё.

— Полина. Это временные трудности, нужно приспособиться.

— Что? Приспособиться? Кому? Мне? Ещё скажи в магазин ходить, брать продукты по акциям.

— А почему бы и нет. Ира так делала.

 

— Ира-а то, Ира сё. Мне противно слушать. Я не она. И да, переезд никто не отменял, купи коробки, Таня придёт в пятницу, будет начинать паковать вещи.

Андрей в этот момент хотел высказаться, но вновь сдержался.

— И погуляй с собакой, — добавила Полина уже из кухни.

Прогулка была нужна не только собаке, Андрей это понял сразу, как только они вышли из подъезда.

Он, сам того не ожидая, набрал номер бывшей жены.

— Как ты? Как дочь?

— Марина сдала первую сессию на одни пятёрки. Но домой приедет только на зимние каникулы. А я… скучаю по дочери. Почти не бываю дома, прихожу только спать.

Андрей хотел сказать, что тоже соскучился по дочери, но сдержался.

— Ир. У нас сдача квартиры задерживается и работу я сменил. Нам на месяца три всего.

— О чём ты… Андрюш, это же и твоя квартира, конечно, я не против.

Андрей выдохнул. Бывшая жена у него была очень понимающая и неконфликтная.

Полина вошла в квартиру первой и сморщила свой аккуратный носик.

— Темновато.

Ира, стоявшая в этот момент на кухне, только и нашла, что ответить:

— Здравствуй.

— Привет. Ну, показывай свои хоромы.

Ира открыла две двери. Комнаты в квартире были расположены друг напротив друга, выходили на две разные стороны. Та, что поменьше, во двор, это была комната дочери. А вторая, гостиная, после перепланировки была разделена на спальню и небольшой рабочий кабинет.

Полина заглянула в детскую, потом прошла в большую комнату, не снимая обувь. Отодвинула штору, любуясь видом на реку и коротко сказала:

— Подходит.

Создалось ощущение, что она снимала номер в отеле или апартаменты, но никак не собиралась жить с кем-то в одной квартире.

Коридор, кухня и комнаты быстро заросли коробками под потолок.

— Столько вещей, — Ира даже смутилась. — Не знала, Андрей, что ты шмоточник, — пошутила она.

— Это моё, — Полина зло посмотрела на бывшую жену мужа.

Приготовленный ужин Полине, ожидаемо, не понравился, а Андрей попросил добавки, скучал он по простой домашней еде.

— Жирно, скучно и …

— И это был акт гостеприимства, вам некогда готовить, поэтому я угощаю. Нам, кстати, нужно решить, как хозяйничать на кухне и куда ставить ещё один холодильник, — сразу поставила на место молодую жену бывшая.

— У нас нет холодильника, Ир, может в один как-нибудь, — спросил виновато Андрей.

— Можно и в один, я займу верхнюю полку в холодильнике и морозилке и один отсек для овощей. В своих комнатах каждый убирает сам, а общую территорию моем по очереди, в субботу.

—В субботу у меня спа, меня не бывает весь день.

— Значит, в воскресенье.

 

— А в воскресенье мы выезжаем куда-нибудь всей семьёй.

— Тогда выбери любой другой день, — желая прекратить разговор, сказала Ира.

— У нас готовила и убирала работница. Я же после родов.

— А у нас все всё делают сами, — Ира посмотрела на бывшего мужа, желая услышать подтверждение.

Андрею всего этого не хотелось. Всех этих условий и условностей. Но они были необходимы.

Весь следующий месяц по нарастающей Полина пыталась выжить Ирину из квартиры. Предлоги были разные. Делала она это в отсутствии мужа, а потом уже не стеснялась и его. Закатывала потрясающие концерты. Ира старалась не слушать ругать. Так непривычны были эти разговоры на повышенных тонах, этот доведённый до белого каления Андрей, срывающийся на крик. Ей даже было его жалко.

Когда до сдачи новостройки остался месяц, Ирина сообщила, что завтра уедет к своим родителям в пригород:

— У меня отпуск, я очень прошу, не разнесите квартиру, — пыталась шутить она. Полина улыбнулась, но совсем не в ответ на шутку, она ликовала, считала, что победила. А когда Ирина ушла в магазин, завела с мужем разговор:

— Я переговорила с прорабом вчера, — издалека начала Полина. — Нам нужно будет выбрать напольное покрытие.

— А чем тебя не устроит то, что будет?

— Как чем? По дизайн-проекту…, кстати, мне нужны будут деньги заплатить за проект.

— За какой проект? — Андрей начал понимать, что за его спиной что-то происходит. — У нас квартира с отделкой.

— Да, с отделкой, но ты же не собираешься жить в этом?

— Я собираюсь. На данный момент у нас нет денег и возможности затевать ремонт, мы будем жить так, как есть. Я всё сказал. — Андрей попытался оставить последнее слово за собой.

— Я подписала уже договор и заказала большую часть отделочных материалов, так что…

Андрей покраснел и вскочил:

— Да как ты посмела?

— В смысле как? Ты сказал, что уютом в доме занимается жена, так?

— Так.

— Вот я и буду заниматься, — стукнула по столу Полина.

— Уют и ремонт вещи совершенно разные. Ты должна была посоветоваться со мной. Я приношу в дом деньги.

— Деньги? Ха, Да разве это деньги? Поэтому тут мы ещё будем жить до окончания ремонта.

— А как же Ира?

— Ничего, потерпит, — пожала плечами Полина.

Андрей почувствовал себя обманутым в который раз. Недовольство не только женой, но и собой, возрастало.

Денег к концу месяца в бюджете не появилось, зарплату задержали, а потом сообщили, что будут выдавать по частям.

Полина рвала и метала. Дизайнер уже требовала денег, поскольку давно завершила работу и Полина забрала проект, да и поставщики материалов просили оплатить, чтобы зарезервировать товар.

Когда Полина кричала на Андрея вечером, он стоял у окна и рассматривал набережную. Как необычно это было. Точно так же он стоял и смотрел, когда сообщил жене, что уходит. Теперь всё повторилось. Только уходила Полина. Она демонстративно принесла большую сумку на кухню, и стала складывать туда свои вещи и вещи сына.

 

— Ты ещё пожалеешь! Мы уедем к моим родителям в Тверь. Захочешь вернуть, приезжай. И дай нам денег.

Андрей достал из кармана кошелёк, вытащил одну из своих банковских карточек и бросил в сумку.

— С сыном я буду встречаться каждое воскресенье.

Уже тогда Андрей знал, что как только Полина переступит порог этой квартиры, их ждёт развод. Полина, действительно, ушла. Когда дверь за ней закрылась, Андрей свободно вздохнул. Впервые за много лет.

Неделя до приезда Ирины казалось ему раем.

Бывшая жена вошла в квартиру тихо. Тихо разулась и прошла в свою комнату. Андрей работал и услышал, что кто-то дома, только когда Ирина пошла мыться.

Шум воды встревожил его. Он подбежал к ванной комнате и с силой дёрнул дверь. Ира вскрикнула и прикрылась.

— Напугал, я думала никого нет дома.

Он смутился, но сразу не ушёл, замешкался.

Вспомнил, как хорошо ему было с женой. Сейчас она сильно похудела, была бледна, но Андрей этого не замечал. Он помнил её ту, в которую влюбился четверть века назад.

— Извини, я подумал, что сорвало кран, не услышал, как ты пришла.

Андрей вышел и опять прошёл на кухню к окну. Здесь хорошо было думать. Это было его место.

— Мне кажется, что я до сих пор люблю тебя, Ирина, — сказал он, когда она вышла из ванной комнаты.

Ира сделала несколько шагов на кухню и ответила:

— И я, Андрюша. Сильно-сильно люблю тебя. Думала, не переживу. Но ты ушёл. Теперь у тебя другая семья.

— Я тоже так думал. Сначала. Но закончилась любовь, завяли помидоры, — усмехнулся он, повернувшись.

— Знаешь, Андрюша, в чём различие между мной и Полиной? — она выдержала паузу, хотя знала, что он сначала выслушает её, а потом скажет, что думает. — Да, она молода — это её козырь, а ни одна сорокалетняя женщина тягаться с двадцати семилетней не будет, тратить силы, зная, что проиграет, это бессмысленно. Я о другом. В нашей с тобой семье ты зарабатывал на основные потребности легко, и тебе было в кайф добавлять в нашу жизнь роскошь. Это тебя вдохновляло. Так я строила наши отношения, чтобы тебе изначально было комфортно. А Полина… Она другая. Она сначала требует от тебя роскоши и, если ты не можешь ей это дать, вынуждает тебя больше работать. Так тоже можно жить, но я не хочу на всё это смотреть. Прости… Я уеду к сестре на время, пока вы не съедете. Или… давай продадим квартиру.

Андрей сжал зубы сильно, до боли.

Полина начала раздражать его давно. Он не понимал почему. Уже не хотелось больше этой молодости, свежести, хотелось счастья, стабильности, спокойной и размеренной любви, в которой нет отчаянных взлётов и грустных падений, ссор.

— Мы разводимся с Полиной, и пока я не смогу съехать, но планирую к концу года. Обещали в счёт премии дать студию в том доме, который я курирую. Или можно будет подарить дочери на совершеннолетие.

Ира посмотрела на него и мягко улыбнулась:

— Думаешь Полина позволит?

— Это в любом случае будет после расторжения брака…

 

— Живи здесь, я не против. Мне временами очень одиноко. Но обратной дороги нет. Только, если начинать всё сначала.

— Я понимаю, — кивнул он. — Я готов.

— Готов он, — рассмеялась она. — Чувствую, что мне придётся тебя содержать. Обдерёт тебя Полина, как липку. Признавайся, голодный?

— Конечно. С утра ничего не ел.

— Сейчас что-нибудь приготовлю. Картофель есть? Почисти, что стоишь. У нас в семье все сами всё делают.

Наталья Сысойкина

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:42 | 0,122sec