Помогите, мне больше некуда идти

Ангелина Львовна много что повидала за свою жизнь, но эта ситуация даже ее выбила из колеи. Машенька, ее невестка, стояла чуть ли не на коленях и умоляла о помощи. Оказывается скверно Ангелина воспитала сына, очень скверно. Не научился Станислав быть настоящим мужчиной, но характер за дверью не оставишь. Бросить жену в положении, словно котенка вышвырнуть, это же уму непостижимо. Нужно было срочно исправлять ситуацию…

 

Если вы спросите, как Ангелина справлялась одна с деревенским хозяйством, то мы ответим — ею двигал оптимизм. Хотя какая может быть надежда и вера в лучшее, когда Судьба то и дело ставит подножки?

Лина, так ласково называл женщину когда-то муж, рано осталась одна. Он у нее работал лесником, как-то повстречал в лесу зимой медведя-шатуна, да и не сумел одолеть косолапого в схватке. Мужики потом рассказывали, что у Ивана просто не было шансов, слишком большой и матерый был зверь.

Маленькому Стасу на тот момент было всего-то четыре годика. Лина работала на ферме, ветеринаром. Зарплаты в деревне не бог весть какие, спасибо, хозяйство выручало — куры, гуси, огородик. В лесу в изобилии росли ягоды, грибы — ничего, жить можно.

Пока Стас был маленьким, Лине все приходилось делать самой — дрова рубить, грядки копать, даже сарай чинить, если нужно. Мальчик немного подрос, взял мужскую работу по дому на себя. А как иначе-то? Глядеть, как мама спину рвет, таская воду в необъятных ведрах или как она крышу латает? В этом плане Стасик был молодцом, рукастым, шустрым, энергичным.

По мере того, как Стас подрастал, взгляды на мир у него менялись. Он глядел старенький телевизор, где показывали прелести городской жизни и хотел для себя точно такой же судьбы. Чего гнить на селе-то?

— Мама, давай продадим дом, в город переедем, — часто говорил сын Лине. — Ты же у нас ветеринар, поди, там тоже твоя профессия пригодится, собак, кошек лечить.

Если честно, Ангелине было страшно «срываться» с насиженного места и переезжать в «большой муравейник».

— Стас, миленький, боязно как-то, кому мы там нужны? — осторожно отвечала Ангелина. — Опять же, квартиры эти, как клети у кур, душно в них, неуютно. У нас в деревне как? Выйдешь в лесок — простор, раздолье. А город душит своей суетой.

Сын был в корне не согласен с матерью:

— Это старикам хорошо в деревне, простор и все такое. А мне другой простор нужен — денежный, понимаешь? Кем я тут стану? Трактористом? Лесником, как отец? Нет, я такой судьбы себе не желаю.

Так оно и вышло, отслужил Стас в армии, переехал жить в город. Там он себе быстро нашел работу, благо, в армии шоферить научился. Сначала работал в такси, потом приобрел нужные знакомства, начали они с ребятами машины в гаражах чинить. Вскоре слух о рукастых парнях прошел по городу, клиентская база значительно возросла. Открыли ребята свой автосервис, который вскоре оброс несколькими филиалами. В общем, все получилось у парня в самом лучшем виде.

Ангелина очень радовалась за сына. И впрямь, что здесь молодому парню делать? Сама она тихонько возилась по дому, помогала соседям, если помощь потребуется. Лучше нее никто не лечил хвори у животины, тут уж надо отдать должное.

Осенью приехал Стас с молодой невестой, Машей. Ангелине очень понравилась девушка — скромная, тихая, очень красивая. Стас гордо произнес:

— Ты погляди, мама, какую я красавицу в жены беру. Машенька учится на швею, на третьем курсе. Свой модельер будет в доме, глядишь, тебе платье сошьет. А еще она готовит очень вкусно, ты не смотри, что молодая.

— Это меня бабушка научила, — почти шепотом сказала Маша и отвела глаза. Ангелина в очередной раз отметила ее скромность.

Посидели они до вечера, в город уехали, а перед этим вручили Ангелине приглашение на свадьбу. Со свадьбой Стас расстарался. Гуляли в шикарном ресторане, было очень много гостей, в основном друзей Станислава. Парни дарили дорогие подарки, сорили деньгами, заказывая музыку, преимущественно в жанре шансон. Лина начинала понимать, в каких кругах вращается ее сын.

 

Она вернулась к себе, стала вести привычную тихую жизнь, изредка ходила в небольшую церковь, прося Бога о здоровье для сына, невестки, в тайне просила и внуков. Соседи все так же обращались за помощью, Лина неизменно помогала, если, конечно, это было в ее силах.

Иногда Ангелина выбиралась в гости к сыну, в город. Она приезжала с неизменными гостинцами — курочкой, домашними яйцами, огурцами, помидорами, грибами, вареньем.

С Машенькой Ангелина очень сблизилась за это время. Девушка неизменно угощала свекровь пирогами, выпечкой и проявила себя, как великолепная хозяйка. К тому времени бизнес Стаса значительно расширился. Помимо сети автосервисов он с партерами открыл несколько автомоек и пару заправочных станций. Все его детские мечты сбылись.

Единственной проблемой было то, что Стас категорически отказывался заводить детей. Видимо, молитвы Ангелины не были услышаны. Об этом свекрови тайком рассказывала Маша.

— Я ему несколько раз говорила — милый, давай ребеночка заведем — слушать не хочет! Сразу начинает кричать, что еще рано, что он не готов, хочет пожить для себя, — делилась Маша с Ангелиной.

Ангелина качала головой. Когда уже Стас перебесится, перестанет только в строну денег думать? Тем временем Маша продолжала:

— Уходит из дома очень рано, возвращается поздно. Не ужинает, сразу спать ложится. Я его до полуночи жду, а что толку? Он даже к еде не прикасается…Словно охладел ко мне, честное слово.

Что тут скажешь? Ничего плохого не могла Ангелина о сыне-то сказать, оставалось только молиться и надеяться, что все образуется.

Нет, как выяснилось, ничего не образовалось — стало только хуже. В один из погожих дней Ангелина рядила морковку в огороде, когда услышала за спиной:

— Ангелина Львовна, милая, помогите…

Женщина обернулась и увидела бледную Машу, что стояла у забора. Вид у нее был изможденный, словно она не спала несколько суток.

Ангелина бросилась к ней:

— Да матушка ты моя…что случилось-то?

— Помогите, мне больше некуда идти — Попросила меня беременная невестка

После этих слов Мария упала без чувств. Ангелина кинулась к ней, пощупала пульс — не пропал.

Женщина кинулась домой, к аптечке, как назло, нашатырь закончился. Она ринулась к соседке Клавдии, влетела к ней в дом:

— Клава, выручай. Нужен нашатырь.

— К чему он тебе? — тут же начала выспрашивать любопытная соседка.

Ангелина развела руками:

— Все вопросы потом задашь, он мне срочно нужен.

Ангелина схватила протянутый нашатырь, побежала обратно к себе, невестку в чувство приводить.

Когда девушка оклемалась, то все решила рассказать в подробностях.

— Меня Стас из дома выгнал, деваться мне больше некуда. — Начала говорить очнувшиеся девушка.

— Как так-то? Что случилось?

 

— Я в последнее время себя плохо чувствовала, — всхлипывала Маша, хлебая чай с ромашкой. — Сделала тест, две полосы, потом это подтвердили у врача. Срок не очень большой, но все же. Я, радостная, сообщила об этом Стасу. Так он начал на меня орать, что дети ему не нужны, что он еще молодой. А потом вообще стал сомневаться, что это его ребенок…

Ангелина слушала и не верила ушам. Как будто Маша говорит не про ее сына, а про какое-то чудовище.

— Тогда я стала задавать вопросы, почему он так поздно приходит домой, у него что, есть кто-то ещё? — вновь всхлипнула Маша.

— Все верно, ты ему жена законная, он должен объяснить, — одобрила Ангелина.

— Он не стал ничего объяснять, замахнулся на меня, заорал, затопал. Затем велел собирать вещи и выгнал на улицу, — разревелась Маша. — А у меня никого нет в городе и даже в области. У меня только дед и бабушка, они очень старые, живут на Урале.

Ангелина решительно сказала:

— Вот что, девонька. Располагайся у меня, чувствуй себя, как дома. А со Стасом я сейчас поговорю.

Она вышла во двор, набрала сына:

— Ты что творишь? Разве можно жену с плодом на улицу выгонять, словно кошку нашкодившую? У тебя совесть есть?

К ее удивлению, сын отреагировал очень спокойно:

— Мама, не лезь не в свое дело. Не нужен мне чужой ребенок, раз. Мне вообще дети не нужны, два.

— А с чего ты взял, что это не твой ребенок? — изумилась Ангелина.

— Сорока на хвосте принесла, — усмехнулся сын и повесил трубку.

Женщина поняла, что говорить с матерью он отказывается. Испортила парня городская жизнь, очернила душу. Она вошла в комнату, Маша беззаботно спала, свернувшись калачиком. Лина укрыла ее одеялом — пусть спит, устала девка.

Стали они жить вместе. Пока у Маши были силы, она как могла помогала доброй свекрови по дому: то в огороде прополет, то вкусный ужин приготовит. А потом Ангелина запретила ей беспокоиться:

— У тебя скоро дите родится, не нужно себя мучать. Ты, Маша, давай отдыхай, налегай на фрукты, овощи, зелень, молоко. С божьей помощью родишь, воспитаем малыша!

У девушки родился прекрасный сын, назвали его Володей. Ангелина души не чаяла во внуке, она окрестила его в храме, чтобы все как положено было. Когда Володя немного подрос, Маша устроилась на работу в местный магазин, чтобы Ангелине не быть в тягость. Глядишь, лишняя копеечка в доме появилась. О Стасе никто вспоминать не хотел, особенно Мария. Она поняла, как сильно ошиблась в выборе мужчины, который оставил ожог на сердце.

Прошло около двух лет. Наконец, душа девушки совершенно успокоилась и она решила дать о себе знать, написать сообщение Стасу.

Тот как раз занимался бумагами, когда на его мессенджер прилетело сообщение. Мужчина открыл его и увидел фото мальчика — точную копию себя. Такие же темные волосы, зеленые глаза, озорная улыбка. Сомнений не было, на него глядел Стас — младший!

«Думаю, теперь ты понимаешь, что это твой сын, а не чей-то еще. Я не хочу приезжать в город, встречаться с тобой. Расстанемся тихо, мирно, удаленно. И еще, твой сын растет, и ему требуются вещи, игрушки и так далее. Знай, я подаю на детское пособие от тебя. Это будет честно и справедливо. Мария», — прочитал Стас.

Его сердце так невероятно заныло, словно в него впилось как минимум сотня ножей. Каким же идиотом он был, не поверив этому светлому человеку, своей жене? Как он мог усомниться в ее верности? Действительно, город сделал его черствым, бездушным, злым. Он находился в вечном поиске наживы, в голове были только деньги, деньги, деньги… А к чему эти деньги, если они не приносят счастья? Вот сейчас, например, его сыну требуются вещи, а он не может ему их дать. Нет, так жить нельзя…

 

Станислав начал искать Марию. Он знал адрес ее стариков на Урале, связался с ними, Маша не приезжала. Подруг в городе у нее не было, оставался один вариант — мама.

Он не звонил ей около двух лет. Как же это здорово вновь услышать ее голос!

— Алло, — ответила Ангелина.

— Мама, здравствуй, скажи, Маша с сыном у тебя? Я не могу ее найти, — умоляющим голосом спросил Стас.

— А зачем она тебе? — хмуро спросила женщина. — Опять будешь грубить, обвинять во всех смертных грехах? Что ты хочешь ей сказать?

— Я хочу сказать, что очень сожалею о содеянном, — обреченно сказал Стас. — У меня как будто пелена с глаз сошла, я понял, как неправильно жил и как мерзко поступил с Машей. Так она у тебя?

— У меня, — хмуро ответила Ангелина. — Все это время она была у меня. А куда ей идти? У нее вроде бы есть муж — но он и не мужик вовсе. Где ей искать защиты? Она тебя до сих пор боится, а сын тебя не знает.

— Я сейчас приеду, — коротко сказал Стас и повесил трубку.

Первое, что он сделал, то помчался в магазин детских товаров, начал сметать с прилавка все, что видел. Затем залетел в супермаркет, начал хватать без разбора конфеты, шоколад, детское питание, молоко…Он не знал, чем питаются дети в два года. Это время выпало из его жизни, как отца.

Через час Стас уже выходил из машины, навьюченный пакетами. Он был уверен, увидев все это, Маша простит его, примет обратно. Это словно подачка, но подачка очень щедрая, оправдание своему мерзкому поступку.

Маша и Ангелина копались в огороде, Володька мирно спал после сытного обеда. Стас приблизился и виновато поставил перед Машей пузатые пакеты:

— Здравствуй, Маша, вот.

— Что вот? — внимательно поглядела на него девушка.

— Вот, значит, игрушки там, памперсы, шоколадки…А еще там колбаса, фрукты, йогурт, — пролепетал Стас.

— А совести там случайно нет? — усмехнулась Маша. — Там нет моих слез, бессонных ночей? Только памперсы?

Стас не знал, что ответить. Ангелина поддержала невестку:

— Она права, сынок, твоему поступку нет оправдания. Так нельзя с людьми, поиграл и выбросил. Ты езжай и пакеты прибери.

Стас понял, что ему тут не рады, он развернулся и поплелся прочь. Внезапно он остановился и спросил нерешительно, обернувшись:

— Могу я посмотреть на сына?

— У тебя есть фото, — холодно ответила Маша. — Жди документы и…удачи тебе.

Стас ехал, кусая локти от обиды. Он понял, что потерял самое ценное в жизни: мать, жену и ребенка.

А женщины продолжили свою работу. Ведь один день порой целый год кормит. Они уверены, все в их жизни будет хорошо.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.48MB | MySQL:44 | 0,152sec