Сам виноват

— Леш, я пришла прощение просить. Но дурой я была, пойми. Я такой реакции от себя не ожидала. У меня будто крышу снесло. Я за тебя переживаю.

— Не надо за меня переживать.

— Но ты же взрослый человек. Если твоя Ирина обманула один раз, значит, обманет еще.

— Не надо так говорить о женщине, которую совсем не знаешь.

— А тут хоть говори, хоть нет, а факт остается фактом. Она предательница.

— Послушай, я очень виноват перед тобой, но я к тебе не вернусь. Я не люблю тебя.

— А я бы вот сюда не пришла, не стала бы унижаться никогда. Но есть одно обстоятельство, которое касается нас обоих.

 

— И какое?

— Я беременна. Бог видит, я не хотела ничего говорить, хотела по-хорошему, но поняла, что одной мне ребенка не потянуть.

— Чего ты хочешь?

— Ты посмотри правде в глаза. Когда Ирка тебя бросила, я поддержала тебя в трудный момент. Отдала тебе все… Я люблю тебя. Женись на мне, а пусть она будет твоей любовницей. Разве я не заслужила быть твоей женой? И запомни, тебе без меня будет очень трудно. Я это точно знаю.

Алексей не отрицает тот факт, что Олеся была для него в то время самым настоящим бальзамом. Невыносимо больно ему потерять жену, с которой не один пуд соли съели.

В тот вечер Алексей вернулся с работы чуть под градусом. Так получилось. У коллеги родился сын после трех девок. Радость для мужчины необыкновенная. Он с утра договорился с шефом, чтоб после работы разрешил им чуть задержаться, так сказать, сынишку обмыть. Антон Владимирович тоже был приглашен, от чарки отказался, зато новоиспеченному папаше передал конвертик с деньгами на приданое малышу.

Лит.рушку опрокинули, мало показалось, пошли еще за одной… Так за вечер почти весь конверт опустошили. Если бы тетя Валя, уборщица, не начала на них замахиваться шваброй, и ночевать там бы остались.

До дома Алексей добрался на такси, а своя так и осталась около офиса на парковке. Знал же, что Ирина начнет возмущаться, купил ей эскимо на палочке. А вот когда его дома встретили чемоданы, моментально протрезвел.

— Это еще что за новость? Что я тебе сделал плохого? Почему ты вдруг решила меня выгнать? Петька вон совсем не просыхает, а Нинка за него так и держится. А тебе все денег мало, которые приношу домой. Если хочешь знать, я еще ни одну кровно заработанную копеечку не пропил. Меня друзья и коллеги угощают. – Алексей перевел дыхание.

— Дальше, мне понравилась твоя исповедь, должны скоро дойти до сути.

— Ты что имеешь в виду? Женщин? Не, в этом ты меня никогда не упрекнешь, я перед тобой, как стеклышко. Признаюсь, вешались бабы и на корпоративе, но я ни-ни. Спроси у любого.

— Ох, и сказочник ты. А с Ленкой не тебя ли я застукала в прошлом году.

— С Ленкой? Какой Ленкой? Нашей секретаршей? Так это шутка была, мы просто изображали из себя влюбленных.

— На столе… Так и поверила я твоим шуткам. Ладно, признаюсь. Это я не тебя выгоняю, сама ухожу. Понимаешь, устала я от постоянных ссор, скандалов. А тут еще коллега твоя мне на днях намекнула, что беременна от тебя. Ну что ж, Лешенька, попутного ветра тебе в новых отношениях

— Ир, постой, не уходи. Ни с одной женщиной ничего серьезного никогда не было, в щеку мог чмокнуть, но к тому, что у вас ниже пояса, никогда не прикасался.

— Верю, но только по отношению ко мне. Ты уже забыл, когда последний раз ко мне прикасался.

-А, мужика себе нашла, все понятно. Перед сыном не стыдно будет объясняться? – Ирина уже не слышала бормотания мужа, для которого она в последнее время стала просто домработницей. Пусть ей сорок, но она женщина, ей хочется мужской ласки, мужского внимания.

Она с прошлого вечера договорилась с сестрой, что та ее приютит на недельку, пока Ирина не получит расчет. По интернету она списалась с компанией, где ее уже ждут. Лешка ей просто опротивел, поэтому и сбегает из города, чтоб глаза его не видели. С Владиком она вопрос решила. Ира предложила сыну два варианта: либо он живет с отцом, либо она добивается ему место в общежитии, и он перебирается туда. Влад выбрал второе.

 

Должна же когда-то Ирина подумать и о себе. Сколько ей можно терпеть унижения мужа. Своими похождениями он просто растоптал ее.

А Алексей сразу протрезвел от такого поступка жены. Стал донимать ее звонками. Ирина, долго не думала, сразу его заблокировала. Сын внятно объяснил, что мать его в свои планы не посвятила, это было сущим враньем. Владик мать посадил на поезд. Он пытался ее уговорить не делать таких глупостей, но мама сказала:

— Если ты меня любишь, то должен понять, я устала прогибаться перед твоим отцом. Мы с тобой на связи, понял? Только отцу ни слова.

Светка, сестра жены, совсем с ним разговаривать отказалась, обвинила в том, что он вынудил сестру уехать.

— Дуралей, не в ее годы начинать жизнь с нуля. Я тебе никогда этого не прощу. Ты практически лишил меня сестры. Она сказала, что никогда больше сюда не вернется.- Виноват, не спорит, но не плаху же его гнать. Все интрижки с женщинами Алексей считал безобидными шутками. Ну было когда-то, так ночевал он всегда дома. И руку ни разу не поднял на жену. Скандалы были. Но не вспомнит ни одну пару, которая жила без ссор.

Первый день на работе все допытывались, что стряслось у Алексея, потому что он был мрачнее тучи, но ни один любопытствующий не получил ответа. Мужчина и сам не мог поверить до конца, что жена смогла пойти на такой шаг. Возможно, живет у тещи на даче, потому что с работы она уволилась. Это предстоит ему еще проверить.

Теща вообще была не в курсе, что ее дочь куда-то уехала. Поэтому, как только узнала от зятя, что случилось, тут же вытолкала его со своей территории.

— Запомни, Иринку я тебе никогда не прощу. — Так довелось, что от Алексея отказались все родственники, даже и с его стороны. А вот Олеся, коллега по «цеху», сразу начала его опекать. Сама еще девчонка девчушкой, а пирожки знатные печет. И паштет печеночный Леша полюбил. В общем, прикормила Олеся мужчину.

Потом стала его приглашать на ужин, он отказывался, а потом решил, что будет вкуснее. Сначала вроде в шутку заплатил ей за еду. Потом ему понравилось, потому что Олеська изощрялась до не возможности. И начал ходить к ней поесть, как к себе домой.

Остался. Так получилось. В тот день молодая женщина так плотно его накормила, что Алексея потянуло в сон.

— Лесь, где можно прикорнуть минут двадцать? – Она указала ему на диван. Он не помнит, сколько спал, но проснулся, а рядом с ним женщина. Ему вдруг показалось, что это Ира. Он обязательно должен загладить свою вину. Очнулся лишь тогда, когда услышал:

— Леш, мне еще ни с кем не было так хорошо, как с тобой. – Мужчина вскочил, как ошпаренный: что он натворил? – Ложись, скоро светать начнет. Пока домой доберешься, и пора на работу собираться. Отсюда вместе и поедем.

Три месяца жил с Олеськой, которая возомнила их уже мужем и женой.

— Леш, ну сколько мы с тобой будем жить у меня, жилье-то съемное, а твоя квартира пустует. Может, пора уже туда перебираться.

— Что? – Алексей будто проснулся от продолжительного сна. – Спасибо за гостеприимство, пора и честь знать. Ира вернется, а меня нет дома. По-моему, мы с тобой слишком заигрались. – Молодая женщина такой развязки не ожидала, просила его не уходить. Но он должен дома ждать жену.

И на работе стал игнорировать женщину, не замечать. Прошел месяц, и она пришла к нему домой с новостью, которая его чуть не убила. В сорок пять лет мужчины дедами становятся, а он – отцом.

— Не маленькая, знаешь, что делают с нежелательной беременностью.

— Леш, для меня она очень даже желательная. Это ребенок от любимого мужчины.

— Вот деньги, — мужчина отсчитал несколько пятитысячных, и ко мне больше никаких вопросов, — Алексей направился к двери, чтоб ее открыть перед нежелательной гостьей. Но она распахнулась сама. Перед ним стояла Ира, та самая, на которой он женился почти двадцать лет назад. Помолодевшая, красивая, ухоженная. Такой он жену давно не видел.

 

Им повезло. Они жили в одном микрорайоне, только вот учились в разных институтах, но это не помешало им встретиться на одной остановке. Алексей два года уже отработал, когда они поженились. Думали, что дети родятся, когда Ира закончит учебу, но Владик захотел родиться раньше.

И родители с обеих сторон сложились и порадовали их щедрым подарком – однокомнатной квартирой. На двухкомнатную они уже зарабатывали сами, потому что надеялись, что в их молодой семье еще будет прибавление. Затянули крепко пояса, приобреталось только самое необходимое. Алексей постоянно подрабатывал, поэтому редко его в выходные можно было увидеть дома.

Ирина со школы увлекалась шитьем, пришлось вспомнить и начать обшивать соседок. Деньги ковались, почти, как молотом. Но зато радовались, когда праздновали новоселье. Однушку продали и всей семьей отправились к морю. Это был первый их совместный отдых, который с каждой минутой делал мужа и жену все ближе и ближе. И Владик их постоянно удивлял, чему родители были несказанно рады.

Ира гордилась таким мужем, которому, казалось, все по плечу. И ее баловал подарками: то коробку конфет купит, то шарфик шефоновый на шею, однажды вообще подарил итальянскую сумочку, которая до сих пор лежит на антресолях.

Ей пришлось оставить мужа, не потому что ее кто-то где-то ждал, а чтоб немного проучить, чтоб понял, как тяжело одному, чтоб научился ценить ее домашний труд.

Она сняла квартиру, нашла работу на удаленке сотрудником -консультантом. Всего-то и надо было принимать и распределять входящие обращения, отвечать на вопросы в чате. Заработок приличный, свободного времени достаточно, вот и занялась собой, два раза в неделю фитнес, раз в неделю салон, и все это для себя любимой.

Ирина бы, может, и не приехала, но у сына нарисовались какие-то проблемы, вторую сессию висит «хвост» и его начали стращать отчислением. Но какая разница, где ей жить, геолокация на ее подработке не предусмотрена. Решила остановиться дома, забрать сына из общежития. Чего греха таить, и мужа стало немного жалко.

Особого-то преступления Алексей не совершил. Но закрутил интрижку, с кем не бывает. Это же скоро должно пройти, муж-то не молодеет. К дому Ирина подходила с особом волнением, все ей здесь родное, дорогое. Ничего не изменилось, да и что может измениться, когда еще не прошло и полугода?

Но увидеть в квартире мужа с молодкой – это было выше всяких представлений. Женщина оцепенела, но назад попятиться не могла. Они с Владиком договорились встретиться дома.

— Ира, я так рад, что ты вернулась, — но мужа перебила молодая женщина.

— Ага, так рад был тому, что вы, наконец, его оставили, что бросился мне в объятия и заделал ребенка. А теперь от него открещивается. Вы хоть понимаете, с кем жили все эти годы?

— Я- то понимаю, давно мужа знаю. А вот никак не могу осознать, тебе – то зачем был нужен старпер? Или молодые мужики на тебя забили? Клеймо-то есть где поставить? Или у тебя был другой интерес: квартирой захотела завладеть? Так вот, милочка, я вас попрошу оставить нас с мужем. Разбираться будете где-нибудь в другом месте, а сейчас нам с Лешей надо переговорить.

Олесе ничего не оставалось, как покинуть чужую квартиру, она просто была парализована тактичностью Ирины. Другая бы на ее месте любовницу мужа с лестницы спустила, а эта еще и разговаривать с Лешкой собралась.

Такого приема Ирина никак не ожидала, но в руки себя взяла. За это время, пока они с мужем жили отдельно, многое передумала, а теперь приходилось на ходу вносить коррективы в свои планы.

-Леша, мое предложение такое. Квартира нам с тобой принадлежит в равных долях, все имущество тоже, но распилить все это мы не можем, поэтому многим придется пользоваться сообща. Нам по комнате, кухня общая, и о втором холодильнике придется подумать тебе, потому что у меня сын, а расходы на него не малые…

— Ира, о какой дележке идет речь? Ты моя жена, я твой муж, это все нажито нами.

— Я почему-то с этой мыслью и ехала. Думала, что мы семья, у нас сын, а выходит все по-другому. Практически у тебя другая семья. Не лучше ли тебе сразу перейти к этой женщине, а здесь все оставить нам с Владиком. Вот это будет по-мужски.

 

— Ир, виноват я, слабак. Олеська меня приголубила, я и растаял. Но кто знал, что у нее нет головы на плечах?

— А у тебя есть? Забыл, от чего дети рождаются?

— Но ты же второго не родила, я и подумал, что уже не способен производить потомство.

— Дурачок, некому мне было рожать, ты стал смотреть по сторонам. Вот и пришлось глотать пилюли. Не перебивай. Жизни у нас с тобой все равно не будет. Вот такое, — Ирина показала на дверь, -уже не прощается.

— А еще неизвестно, с кем ты вала.ндалась. Так что мы квиты.

— Ошибаешься. Этими словами ты сам себе не дал выбора. Я завтра же подаю на развод, и никаких мировых уже не будет.

— Но я отсюда никуда не пойду. Я такой же собственник, как и ты, поняла.

— Поняла и осознала, с каким ничтожеством я жила все эти года. Уйдем мы с сыном, но ты нам в течение трех месяцев должен выплатить половину стоимости.

— А вот это не видела? Откуда я возьму такие деньги, у меня нет тещи миллионерши.- Ирина уже прозрела и поняла, что эта дискуссия с мужем ни к чему не приведет, просто пустая болтовня. И она начала действовать.

Квартиру они разменяли, все поделили поровну. Алексей до сих пор не верит, что жена от него отказалась, продолжает иногда ее донимать. Но Ирина дверь ему так ни разу и не открыла.

Теперь мужчина понял, что во всем сам виноват.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.4MB | MySQL:44 | 0,151sec