Серёжки с бриллиантами

Ну вот не получается без опозданий никак! Вчера то с мамой по скайпу проболтала целый час, а она всегда забывает о том, что у них существенная разница во времени. Потом сына спать укладывала буквально силком. Так с наушниками и лег. Приборка на кухне, душ, книжка в постели.

А с утра проспала слегка, сына в школу отправила, собралась на скорую руку и в родную пробку влилась вместе с равнодушным таксистом. А что ему волноваться: солдат спит, служба идет. Лучше бы на маршрутке поехала!

 

Марина нервничала слегка, не любила опаздывать. Все сотрудники ее лаборатории жили поблизости, пешком добирались. А она вот после развода с мужем уехала в красивый пригород, в парковую зону. Его откупная. Сам на однокомнатную согласился, которую давно уже продал и расширился, женившись.

И все бы ничего, но вот женился он по роковому стечению обстоятельств на девице на пятнадцать лет моложе. А позже она к ней в лабораторию устроилась.

Обе, разумеется, не знали, кто есть кто. Как оказалось, она не пожелала после свадьбы менять свою дворянскую фамилия Нелидова на дурацкую фамилию мужа.

Марина тоже после развода избавилась от фамилии Притыкина и вернулась к своей девичьей.

О том, что эта Сонечка Нелидова новая жена ее бывшего, Марина узнала от него самого. Он пришел к ним как-то в воскресенье, якобы, за сыном заехал, чтобы на футбол его забрать.

Время позволяло, она сварила кофе, достала эклеры. И пока сын собирался, разговорились на кухне.

— Мариш, я честное слово не знал, что Соня к тебе устроилась. Она сама работу искала, прошла собеседования, ты ее кандидатуру одобрила.

— Ну и чего ты оправдываешься? – ответила Марина. – Одобрила и одобрила. Пусть работает.

— А можно сделать так, чтобы она не знала, что мы…, ну, то есть, что ты была моей женой, а? Пусть это останется в стороне.

Марина посмотрела на него тогда с легкой неприязнью. Чтобы он, Юрий Притыкин, так юлил, унижался. Она ничего ему не ответила, так как тут появился сын, и разговор прекратился сам собой.

С тех самых пор Марина стала приглядываться к этой Нелидовой. Не на предмет «что он в ней нашел», а просто ради интереса. Неглупая женщина двадцати пяти лет. Заносчивая слегка. Сотрудники ее недолюбливают, а она считает, что ей все завидуют.

Ну еще бы! На работу приезжает на какой-то машине спортивного типа. Сказала, что отец подарил, он у нее в банке работает. То ли финансовый директор, то ли управляющий департаментом. Марина не вникала. Ну и муж крутой бизнесмен.

— Не жалко тебе свои дорогущие шмотки под белым халатом прятать? – спросила ее как-то одна из девчат.

— На работу под халат я надеваю то, что уже вышло из моды. Я просто слежу за новыми брендовыми коллекциями, моя дорогая, — ответила Софья.

А Марина подумала тогда: «Что же ты в моей лаборатории делаешь? Шла бы куда-нибудь повыше, или все же свой потолок существует даже у таких, как ты?»

— Я могу вообще не работать, — заявила она как-то во всеуслышанье. – Просто хочу карьеру сделать. Да и мужу доказать, что на шее сидеть не намерена.

— Ну и как, доказала уже? – не удержалась тогда Марина.

— А то! Он с меня пушинки сдувает. Отмазка от бебика опять же. Марина Игоревна, а должность старшей у нас кто займет, когда Матвеева на пенсию уйдет?

— Вопрос будет решаться, Софья. Пока об этом говорить рано, — ответила Марина и подумала, что скорее всего, она и займет.

У Марины нет оснований ее не продвинуть. Высшее образование, амбиции. Вот так бывает иногда: вроде бы и не глупа, но житейской мудрости ни на грош! Что на уме, то и на языке: и про мужа, и про его работу, и про ношение на руках, и про подарки: ах, то купил, ах, это!

Такси наконец подъехало к новенькому зданию их лаборатории. Марина еще не успела выйти из машины, опоздав минут на семь, как девчонки, курившие на крыльце, тут же испарились, завидев ее. Осталась только Нелидова, с тонкой сигаретой в руке.

— Доброе утро, Марина Игоревна, — сказала она, окинув ее оценивающим взглядом.

— Здравствуйте, Софья, — ответила Марина, которая не посмела ее одернуть за курение в рабочее время, когда сама опоздала.

 

Но настроение испортилось. Нет в ней руководящей жилки, а точнее, строгости и требовательности в характере. Уволить бы эту Нелидову с глаз долой, из сердца вон, чтобы не нервировала своим присутствием. Но опускаться до «бабских» разборок, да еще втихаря, она не могла себе позволить.

Раз уж дано ей такое испытание, работать рядом с новой женой ее бывшего, значит она должна выдержать его с честью. И выдерживала, надо отдать ей должное. Просто вычеркнула из своего сознания, кто такая эта Нелидова. Она ее сотрудница и не более того.

Так бы все и продолжалось, Марина привыкла к ее присутствию, по работе к ней претензий не было, а Матвеева Галина Николаевна на пенсию не спешила, опытная, аккуратная, хорошо знающая свое дело.

***
Наступило жаркое лето. Муж позвонил и сказал, что может отправить сына в спортивный лагерь в Подмосковье, а в августе свозить куда-нибудь на море, возможно и на Кипр.

— С Софьей? – спросила Марина.

Она знала, что сын с ней не знаком. И к этому знакомству особенно не стремилась. Юрий помолчал немного, а потом сказал:

— Знаешь, вообще-то я тебя хотел пригласить. Вместе с сыном бы съездили, а?

— Ты это серьезно? – вырвалось у Марины. – Почему со мной-то вдруг?

И в этот же вечер Юрий явился к ней домой. Сына не было, оказалось, что отец попросил его проведать бабушку с дедом. Очень соскучились они. И между бывшими супругами состоялся разговор. Вернее, говорил в основном он.

Вальяжно усевшись в кресло, рассуждал о совершенной ошибке, о том, что Софья избалованная и несносная, их брак трещит по швам. К тому же транжира страшная.

— Вчера, ни слова не говоря, купила себе серьги бриллиантовые, по цене… не спрашивай! Короче, разозлился, как черт!

И в итоге – это совсем не то, что он ожидал. Одни сплошные разочарования.

— А чего ты ожидал, бросая семью, сына? – не удержалась от вопроса Марина. – Новых ощущений? Ну ты их получил. И мелочным таким никогда не был. А теперь что же, женщина приелась, по боку ее и снова ко мне под крылышко?

— Ну зачем ты так? Каждый ведь может ошибиться, и нужно дать человеку шанс исправить эту ошибку.

— Исправляй, Юрий! Только я-то тут при чем?

Он встал, подошел к Марине вплотную и обнял. Пьянящее дыхание, нежные руки, прикосновение которых она еще не забыла. Но она прекрасно понимала, что он ждет от нее. Что вот сейчас она прижмется к нему, скажет ласковые слова, обнимет и попросит, вернее, разрешит остаться.

Она высвободилась из его объятий, как будто стряхнула с себя липкую паутину, окутавшую ее. Потом посмотрела в упор прямо в глаза и сказала:

— Не строй из себя несчастную жертву, тебе это не идет. Кофе поить не буду, поэтому прошу на выход. В спортивный лагерь сына отпущу, на море нет. Сама свожу.

Марина слышала его удаляющиеся шаги в подъезде. Потом подошла к окну, увидела, как он быстрой походкой вышел из подъезда, сел в машину и сорвался с места. Было ли ей жаль его? Немного. Точнее, не его, а испорченной им семейной жизни.

 

Поздно вечером позвонил сын.

— Мам, привет. Я у бабушки с дедушкой заночую. Тут отец явился, пьяный, злой какой-то. Как на машине-то доехал? Спит сейчас. Завтра мы с дедушкой на дачу съездим, хорошо?

Пришлось согласиться. Не могла она отрывать сына от родителей Юрия. Они внука любили, надо отдать им должное. И к ней всегда хорошо относились.

***
В понедельник Марина встала рано, не спалось. Приготовила сыну завтрак, быстренько поела сама и ушла. Прибыла в свою лабораторию вовремя, застав своих сотрудниц за оживленным разговором.

— Что за ажиотаж? – спросила она не строго, но с нотами легкого недовольства. – Почему не приступаем к работе?

— Софье муж сережки новые с бриллиантами подарил. Посмотрите, Марина Игоревна, — сказала одна из молоденьких сотрудниц.

Нелидова при этом кокетливо улыбалась и крутила головой из стороны в сторону. Бриллианты чистой воды изумительно сверкали даже под лампой дневного света.

— Вам нравятся серьги, Марина Игоревна? – спросила она.

— Бриллианты украшают любую женщину. Тебе они к лицу, только в лаборатории излишни.

Улыбка сошла с лица Софьи. Она недовольно посмотрела на Марину и выпалила:

— Да вы просто завидуете, так и скажите!

— Завидую? Чему?

— Тому, что я не одинока, что муж делает мне такие подарки, тому, что я молода и перспективна. Боитесь, что вас подсижу? Да мой муж со своими связями может в два счета все устроить, и вас здесь завтра не будет! А вы Матвееву уговариваете остаться, боитесь, что я пойду по лестнице вверх!

Она зарыдала, и это выдало ее с головой: несчастная она, и в первую очередь в любви. Хоть и прикрывается ширмой полного благополучия, а на самом деле…

Марина взяла ее под локоть и вывела из лаборатории на глазах у притихших сотрудниц.

— За работу все, — сказала она и закрыла дверь.

Нашла укромный уголок, усадила Софью на кушетку и спросила:

— Что случилось? Какая муха тебя укусила? Разве можно так, Соня?

— Сами вынудили, — ответила она, размазывая тушь по лицу. – Дома он не ночевал. Свекруха позвонила, сказала, что он у них, прикрывает явно.

И что ей сказать, этой несчастной? Марина дала ей время успокоиться, а потом все же произнесла:

— Езжай домой, я зачту это как отгул за сверхурочную. Муж вернется, поговори с ним по-человечески, не истери. Мужчины этого не любят. И съездите отдохните вдвоем. И вот еще что. Хочешь совет?

— Какой? Быть на кухне мастер-шефом, на людях светской львицей, а постели секс-бомбой?

— Нет. Просто будь ему нужной. Это ваша общая жизнь, понимаешь, а не твой выигрыш в лотерею. До дома доедешь или такси вызвать?

Софья Нелидова грациозно поднялась с кушетки и царственной походкой направилась в сторону лаборатории. Потом остановилась, обернулась и сказала:

— Ты классная, Маринка. Извини, что на ты. Просто… спасибо. Я справлюсь.

— Не сомневаюсь, — ответила Марина и с легким сердцем вернулась к своим делам.

Все в жизни бывает. Главное, всегда оставаться человеком. Можешь помочь – помоги. Не можешь – постарайся. Тогда и совесть на месте, и другим рядом с тобой комфортно.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.39MB | MySQL:44 | 0,152sec