Сложно жить для себя…

Таня доплелась до кровати и, выдохнув, вытянула уставшие, отекшие за день ноги. Наконец-то вечер! Этот нескончаемый день закончился и можно отдохнуть.

Сегодня Таня пришла утром, после суток. Уставшая и больше всего на свете хотевшая поспать хотя бы часик-два. Поспать опять не получилось. С вахты позвонил сын и попросил прислать ксерокопию кое-каких документов. Пришлось ехать на другой конец города, где жила мама Тани вместе с внуком и сыном Татьяны. Там оказалось, что нужно помочь с рассадой. Так и закружилась Таня до обеда.

 

А потом подошло время готовки. Игорь должен был вернуться с работы, а он очень любит вкусно поесть. Таня запекла курицу. Готовка для нее, в последнее время, очень больной вопрос. После сорока лет здоровье начало конкретно женщину подводить. Проблемы со щитовидкой обернулись операцией и приемом гормональных препаратов на всю оставшуюся жизнь. Язва еще обострилась и куча мелких болячек. В общем, диета у Татьяны была строгая. Протертые овощи и ничего мясного, жирного, соленого. Не жизнь, а каторга!

Всю жизнь, Таня мучилась с лишним весом и покушать любила. Любила покушать и выпить, иногда, по праздникам в хорошей компании. Таня была человеком компанейским, заводной, веселой. Её лишний вес никогда не воспринимался окружающими, как недостаток. Зато смущал саму женщину. На каких только она диетах не сидела, что только не делала! Время от времени худела, а потом опять набирала. От предрасположенности и наследственности никуда не денешься! И вот сейчас ест одни протертые кашки, а вес ползет вверх. И все из-за проблем со щитовидкой.

Таня уже боялась вставать на весы. Сильно уставала, отекала к вечеру и просто валилась ног. Но она была женщиной замужней, а Игорь любил покушать Поэтому Татьяна запекала мужу курицу, сходя с ума от запаха и исходя слюной. Тяжело готовить такие вкусности, когда самой нельзя съесть ни кусочка.

Сколько раз она уговаривала Игоря посидеть с ней вместе какое-то время на диете, дать ей передохнуть. Тем более, он тоже далеко не Аполлон. Вес скинуть самому не помешает. Игорь только фыркал презрительно на такое предложение.

-Вот еще! Я мужчина. Я что, должен травой питаться? Не болтай глупости. Я не собираюсь сидеть ни на каких диетах. Тебе надо, ты и сиди. А мне готовь мясные блюда.

В общем, поддержки от Игоря в этом деле никакой. Да что там, в этом деле? От Игоря вообще никогда нет ни в чем поддержки. Пятнадцать лет, как они в браке, а он живет своей жизнью. Словно дела жены его вовсе не касаются.

Не везло Татьяне с мужьями. Первый муж, от которого Таня родила дочку, трагически погиб. Второй спился. И вот Игорь — третий. Он позвал жить ее в свой дом. Это позднее уже выяснилось, что дом-то вовсе не на нем, а на его матери. Хоть и достраивали этот дом Игорь с Татьяной вдвоем, свекровь ни разу не предложила переписать дом на сына. Бог с ним! Татьяна и не претендовала. Столько всего вложила сюда, а права, получается, ни на что не имела. Ну и ладно.

Гораздо хуже было другое. Когда Игорь Тане предложение сделал, он поставил свое условие — дети Тани, это только ее дети, и он их видеть не должен. Ну ладно, дочка Танина рано замуж вышла и из города уехала. За нее у женщины душа не болела. А вот сыну на тот момент было всего восемь лет. Хорошо, что родители Татьяны были не против, что он останется жить у них. Плохо, что жила Таня с мужем теперь на другом конце города.

Она старалась приезжать к сыну как можно чаще. Но, в итоге, все равно получилось, что вырастили пацана бабушка с дедушкой, а не она.

Все для Игоря. А что он? Он сказал, что в жизни ее семьи участвовать не желает и слово свое держал. За все пятнадцать лет случаи, когда он бывал у её родителей, Наташа может по пальцам пересчитать, причем на одной руке. На юбилеи ездил, на праздники, то есть. А когда что-то случалось, Игорь отстранялся. Бабушка у Тани умерла. Игорь даже не знал об этом. Ночует жена у родителей, и Бог с ней. А зачем, ему неинтересно. Таня и сама не сообщала. Не хотела мужа лишний раз грузить, прекрасно зная, что помощи от него не дождется.

Шли годы, не стало отца Тани, вырос ее сын. И вырос он немного отстраненным от матери. Парень он был неплохой, но с мнением Тани считаться не спешил. К бабушке еще мог прислушаться, но только не к матери. Вот так и получилось, что сына она немного упустила. И все из-за Игоря. Еще бы он это ценил!

Таня вытянула ноги на кровати и выдохнула, стараясь не вдыхать вкусные запахи, что доносились с кухни. Игорь добрался до горячей курицы, стоявшей на столе. И вдруг оттуда раздался негодующий вопль. Таня напряглась, а Игорь уже бежал в спальню. Вошел, злобно уставился на лежавшую жену.

-Все валяешься? Зачем опять курицу приготовила? Я же мясо просил.

-Чем тебе курица не угодила, Игорь? — поморщилась Таня.

-Если бы ты меня хоть чуть-чуть слышала, ты бы услышала, как я утром говорил, что хочу свинину под шубой. Но тебе же не до этого. Тебе же сыночка звонил. Ему документы понадобились!

 

-Игорь, утром я только что пришла с суток, я вообще не соображала. Поешь, пожалуйста, курицу, свинину я сделаю завтра.

-Конечно, ты не соображала! Ты же с сыном своим разговаривала и понеслась туда, как угорелая. А на мужа тебе наплевать. Для тебя же та семья важнее, а я так — побоку. Так было всегда.

Игорь психовал и злился. Когда Таня уезжала к матери, даже когда по телефону с сыном разговаривала, ему не нравилось. Особенно, когда парень звонил после десяти. Долго Игорь высказывал жене, что приличные люди в такое время не звонят. И его не волновало, что сын Тани работает вахтовым методом и сообщает матери, что добрался на место, что вышел с самолета.

-Утром может отзвониться и сказать, — категорично заявлял тогда Игорь. — Он что, не думает, что я спать могу, и своими звонками он меня тревожит? Или это ты своего сыночку так приучила, что он меня за человека не считает?

Таня устала, морально устала от таких наездов. От того, что Игорь вечно всем недоволен.

-Поешь, пожалуйста, курицу, — повторила она устало.

-Вот еще! Сказал же, не хочу.

Игорь схватил с тумбочки пульт и выключил телевизор, который Татьяна включила, когда легла на кровать.

-Тебе бы только в телек пялиться. Иди, хотя бы, пельмени отвари. Надеюсь, пельмени у нас есть?

-Конечно, есть, — тяжело вздохнула женщина, спуская отекшие ноги с кровати.

Пельмени, котлеты, фаршированные перцы — в морозилке все это имелось в изобилии. Таня всегда готовила заранее, замораживала, чтобы Игорь кушал, когда ее не будет дома. Когда она попадет в больницу, например. Так случилось не очень давно. Таня легла в больницу и ничего не сказала об этом мужу. Впрочем, почему не сказала? Она же собиралась на госпитализацию, укладывала вещи, разговаривала об этом по телефону, при муже. Напрямую ему говорить не стала, ему же неинтересно….

Игорь позвонил ей только на третий день. Спросил, собирается ли она домой и почему в холодильнике недостаточно для него еды. Узнав, что жена лежит в больнице, мужчина психанул и бросил трубку. На что психанул, Таня так и не поняла.

После больницы она переехала к маме. Терпение лопнуло. Так происходило время от времени. Таня проявляла характер и уходила от мужа. Проходило несколько дней, у Игоря заканчивались пельмени в морозилке, чистые вещи, в доме становилось грязно, и вот тогда он начинал написывать жене.
Напрямую попросить прощения Игорь не мог. Достоинство не позволяло. Он всегда начинал издалека. Писал, что, может быть, в чем-то неправ. Наверное, слишком резок.

Таня ликовала. Завязывалась переписка, заканчивающиеся обычно тем, что Татьяна возвращалась. У нее была близкая подруга, которая часто ее уговаривала:

-Тань, ну не беги ты по первому свистку, я тебя умоляю! Выжди время, пусть приползет, пусть по-человечески извинится, пообещает что-то.

Но Таня так не могла, она знала, что Игорь за ней не придет. Того, что он пишет было достаточно. Она ехала к нему, как будто бы поговорить, и в итоге оставалась. По первому времени муж был «как шелковый». Ел, что готовила, ни к чему не придирался. Даже интересовался, как у жены дела. Однако, проходило какое-то время и жизнь семьи возвращалась «на круги своя».

Сегодня был обычный такой день. Таня поплелась на кухню, поставила воду для пельменей. Увидев батарею из банок пива на столе, вспомнила, что сегодня пятница.
Пятница для Игоря «священный день». В этот день он заливается пивом по вечерам. Ну, хотя бы по вечерам. В субботу и воскресенье он начинает прямо с утра. При этом мужчина любит хорошо закусить. Креветки, рыба, фисташки — Игорь ни в чем себе не отказывал и денег на приятное времяпровождение не жалел.

На это ему не жалко, а жене дать денег хоть бы раз, просто так, Таня об этом даже не мечтала. Продукты в дом, коммуналка, это всё на ней. Сама себя одевает, обувает, а ведь хочется иногда и детям лишнюю копеечку подкинуть.

 

К тому времени, как пельмени сварились, Игорь опустошил одну банку пива.
Плотно поужинав, принялся за вторую. У Тани уже не было сил даже помыть посуду. Все, чего ей хотелось, это лечь, вытянув ноги. Что она и сделала, уйдя в спальню. Но недолго пришлось ей полежать в тишине. Игорь вместе своей батареей из банок и закуской тоже решил переместиться в спальню. Разложил все на тумбочку и, включив телевизор, прибавил звук. Мужчина был ярым болельщиком, а тут начинался какой-то футбольный матч.

-Игорь, убавь, пожалуйста. Я спать хочу, — простонала Таня.

-Хочешь спать, иди спи в зале. Ты, кстати, посуду ещё не помыла. И мою рабочую одежду надо постирать.

-Впереди выходные. Постираю.

-А, ну да, конечно. Попросил бы тебя сейчас сыночка о чём-то, ты бы тут же метнулась. А это всего лишь я. Я могу и в грязном походить, — желчно процедил Игорь.

Уставился в телевизор, не обращая больше внимания на жену. Ей даже показалось, что он сильнее прибавил звук. Уснуть при таком шуме было невозможно, и Тане ничего не оставалось, как на самом деле уйти в зал.
Но и там не спалось. Женщину душила обида. Почему всё так? Почему, прожив столько лет вместе, муж ни во что её не ставит? Почему не могут они, как другие семьи, посмотреть телевизор, пообщаться? Сходить куда-то вдвоем, в конце концов? Таня уже и не мечтала о том, чтобы делать что-то вместе. Она тихонько плакала от жалости к себе и тут ей позвонила сестра.

Старшая сестра жила далеко хорошо зарабатывала. Она была безусловным авторитетом для Татьяны. Беда была в том, что Таня ничего не могла удержать в себе. Тем более в такой момент. Как всегда, она нажаловалась сестре на своего мужа и та категорично заявила:

-Ну все, хватит. Сколько это может продолжаться? Когда ты уже полюбишь себя и начнешь жить для себя? Я сейчас же высылаю тебе деньги и ты с утра идёшь подавать на развод. А сейчас поезжай к маме. Там ты хотя бы будешь не одна. Я тысячный раз тебе говорю, это не муж. Мужья так себя не ведут.

Уехать к маме было для Тани легко. Она столько раз это делала, ей даже вещи собирать практически не пришлось. Сестра ее раззадорила и, после того, как телефон пикнул, выдавая оповещение о поступлении денег, Таня вызвала себе такси. За ночь решимость в ней только окрепла. Утром она сходила и подала на развод. Написала заявление, чтобы ее развели в ее отсутствие.

Несколько дней женщина жила на подъеме. Она знала, что Игорь не удивился тому, что она ушла. Но вот-вот и он узнает, что она подала на развод, а это уже серьезно. Это будет что-то новое. Может быть тогда он наконец осознает….

Шли дни, а Игорь не звонил и не писал. Зато позвонила его родная сестра.

-Татьяна, ты что, серьезно что ли на этот раз?

-А ты откуда знаешь? — с замиранием сердца спросила Таня.

-Ну как же, Игорь сказал. Он знает, что ты на развод подала. Он, со своей стороны, тоже написал, чтобы вас развели в его отсутствие.

И вот тут «земля ушла из-под ног» Татьяны. Как это, он знает? Он что, согласен на развод? И ведь даже ничего не написал!

В тот же вечер Таня сидела у своей близкой подруги и изливала душу. Раньше они бы попили пивка, за разговорами о самом сокровенном. Теперь Татьяне оставалось только плакать.

-Мне ничего нельзя. Ни есть, ни пить. И я одна. Как подумаю, что теперь навсегда останусь одна, выть хочется. Мне, с моей фигурой, уже никого не найти.

Подруга Тани поперхнулась чаем.

-Да кого ты искать-то собралась? Правильно тебе сестра говорит, живи уже для себя.

-Сестра говорит…. Да это она виновата, что я на развод подала. Практически заставила меня. Дура я дура, зачем я её послушалась?

-Тань, я тебя умоляю, только не начинай писать ему сама. Не унижайся, не надо.

 

Несмотря на все слова подруги, через несколько дней Таня не выдержала. Она была на работе, на сутках и, промучившись целый день, к ночи написала Игорю-

«Скажи мне, пожалуйста, что со мной не так? Почему ты так со мной обращался?»

Ответа не было долго. Почти час. Потом пришло короткое —

«Не знаю».

И всё. И тишина. Таня не могла успокоиться. Вспотевшими от волнения пальцами она набирала новый текст-

«И что теперь, всё? Нас больше нет. Ты разведёшься со мной?»

«Ты же сама этого хочешь», – пришёл ответ.

«Я хотела тебя просто напугать, а ты уже не боишься.»

«Я устал бояться».

«Мне нужно забрать кое-какие вещи. Я утром приеду.»

«Приезжай.»

Таня обрадовалась. Утром они увидятся. И может быть, может быть….

А где-то там, в своем доме, сидел ее муж, доевший последние пельмени из морозилки и самодовольно ухмылялся. Приедет она за вещами, как же! Они оба знают, что она едет для того, чтобы остаться. Пугать его вздумала! Пуганый он уже. Он дурак, что раньше ей первым написывал. С самого начала не делал бы этого, может и перестала бы, чуть что, убегать.

И Игорь, и Таня знали, что все будет по-прежнему.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.39MB | MySQL:44 | 0,151sec