В каждой избушке свои погремушки

-Ты можешь поступать куда хочешь, восемнадцать исполнилось и мы тебе не указ, — веско изронил отец, любуясь звуками собственного голоса, — Но и содержать себя тебе придётся самой, на нас не рассчитывай.

-Вы же обещали, — пробормотала Варвара, ни на что особо не надеясь.

-Обещали, — согласился отец, — но обстоятельства с тех пор изменились.

 

Действительно, не столь давно отец лишился перспективной должности, спасибо, что не уволили вообще. И в семье резко перестало хватать денег. Начались скандалы, пару раз отец напился и как следует приложил мать кулаком, чего раньше не могло быть в принципе. Женщина терпела. Всё-таки сорок лет стукнуло, сложно начать жизнь сначала…Да и родственники не одобрят.

Второй раз замуж уже не выйдешь, а средств к существованию — не было. Она ни дня не работала.

А ведь когда-то женщина была чудо как хороша. Высокая и стройная, с огромными зелёными глазами. Мужчины всегда обращали внимание на красавицу, но ценный приз достался Василию. Видимо, женщина решилась на синицу в руках, в ожидании журавля.

Увы.

Журавли пролетали мимо, и женились на других, не таких красивых, но более подходящих им по статусу дамах. Конечно, полно случаев, когда в непростую семью удавалось попасть девушке из низов. Но это случается не настолько часто, как в российских сериалах. А вот мужчине в непростую семью попасть уже проще….Например, дядя Валера, брат отца, женился на даме со связями страшной как смертный грех..

А отец — на красавице Любови, которую мать поднимала в одиночку, периодически прикладываясь к бутылочке.

Высшего образования у красавицы не было. А также обаяния, характера, умения плести интриги и располагать к себе людей. Красива, да, но, как оказалось, этого недостаточно.

Впрочем, Василий на руках носил свою лапочку, не требовал каждый день свежих борщей, идеально выглаженных брюк и вылизанной квартиры. Быстро прущему вверх по карьерной лестнице мужчине было достаточно иметь дома красавицу супругу, и знать, что ему завидуют мужчины, у которых дома — обычные среднестатистические тётки.

Вот у его брата жена — толстунья, у которой ни кожи ни рожи. Да ещё характер скверный. А Любушка отличалась добрым нравом и лёгким характером, за что он был безмерно благодарен супруге.

Золото, а не жена!

Дочь походила одновременно и на мать и на отца. Фигура — тут ей повезло, всё при ней. А внешность — папина, прямо одно лицо. Спасибо, что не лысая, как Василий. Не уродливая, но и не красавица. Симпатичная исключительно в силу возраста.

Конечно, родителям не хотелось отпускать дочь в столицу, где столько соблазнов для молодой неопытной девушки. Но Варвара упёрлась. Вы же всё равно не хотите содержать меня после школы?

-Естественно, — с царственным величием отвечал папа, — Мы выполнили перед тобой все обязательства. Теперь сама. Хочешь учиться? Пожалуйста, учись и работай. Плати нам за жильё, покупай продукты. Я в шестнадцать лет….

Далее шёл рассказ, как отец учился на заочном, работал на двух работах и помогал своей семье. Сорвал спину так, что теперь от последствий лечится.

А от тебя слишком многого не требуется.

Здраво рассудив, что в Москве и зарплаты побольше, подработку найти проще, и деньги никто не отнимет, Варвара приняла решение уехать в столицу, несмотря на недовольство родителей и уверения родственников, что она либо пойдёт по рукам, либо принесёт в подоле.

Третьего не дано.

 

-Ни Дай Бог, — стращал отец, — В подоле принесёшь. Даже не приезжай, чтобы меня не позорить. Назад не приму.

-Как жаль, что мы живём в ужасные времена, когда из защитных средств — только травки да молитовки, — согласилась рисковая девица, — а операции караются расстрелом. Непременно приеду с младенчиком.

Нет, как хотите, но современное поколение не испытывает никакого почтение к старшим.

Родители всё-таки переживали за дочь, и решили неожиданно нагрянуть, чтобы убедиться, что Варвара не опозорит приличных людей. Увидев синюю от недосыпания и усталости студентку, которая жила в общежитии с четырьмя одногруппницами, и собиралась на работу во Вкусно и точка, куда с удовольствием брали студентов на ночные часы, успокоились. Ей просто некогда будет вести предосудительный образ жизни. Видно же, что с ног валится. Они не поленились отправиться к ней на работу и посмотреть на график. Ага, она и в выходные плотно занята. Прекрасно.

-Молодец, дочь, — растроганно заявил отец.

Мать, которая ни дня не работала, вытерла слёзы умиления, сказала, что гордится Варварой и обязательно похвастается родственникам ответственной девочкой. С парнем не встречаешься? Вот и не вздумай. Работай и учись, без образования в наше время никуда.

Летом девушка приехала на каникулы и первое время только и делала, что спала. Вернее, пыталась спать, так как родители потащили её на дачу. В шесть утра, ага. Матери надо помочь с огурцами, тебе это тоже надо, возьмёшь с собой парочку банок.

Как же Варвара ненавидела дачу ещё с прежних времён. Но тогда у неё не было выбора, ведь родители её содержали. И сейчас тоже, ибо деньги закончились, в общагу не вернёшься, все разъехались, да и там как следует не выспишься. То в соседней комнате попойка, то соседка привела парня и надо у кого-то провести насколько часов, то в комнате девчонки решили гульнуть, и отказаться нельзя. Им-то хорошо, всем помогали родители, а вот ей надо работать, и совмещать с гульками получалось плохо. Да у неё даже на парней нет времени!

-Какие твои годы, ещё выспишься, — мать вручала ведро и отправляла в теплицу, где уже наливались первые огурчики.

А ещё встречи с родственниками, на которых приходилось отвечать на многочисленные вопросы, и проводить время с людьми, с которыми уже не о чем разговаривать.

«Замуж не собираешься»? «Переводись в наш университет, что хорошего в твоей Москве, вон как похудела».

Да, она сильно похудела, что ей совершенно не шло. Попробуйте сами и работать и учиться, урывая на сон по паре часов в день. Она научилась спать в метро, экономить на питании, и считать каждую копейку. А ещё четыре года учиться в таком темпе. Как выдержать дикий ритм и не сойти с ума?

Осенью она вернулась в Москву. И всё пошло по второму кругу. Пока однажды…

Варвара рассматривала объявления в газете, потому что работать во Вкусноточке уже не было никаких сил. А это что тут у нас.

«Требуются девушки строго с восемнадцати, умеющие танцевать. Оплата высокая».

Понятно.

Ни на что особо не надеясь, Варвара захватила купальник и отправилась по указанному адресу. Вряд ли её фигура, больше напоминающая ребро батареи центрального отопления, понравится владельцу.

Оказалось, что именно такие ему и нравятся.

-Отлично. Сейчас мода на девочек с фигуркой и личиком подросточка. Сколько тебе? Девятнадцать? Отлично!

 

Условия предложили просто царские. Работа, в основном, по выходным. Да, до утра, до ведь на следующий день в университет не надо. Да даже если и надо, зарплата будет такой, что она легко сможет снять квартиру, а значит, наконец — то выспится.

И Варвара, не раздумывая, согласилась. Да, она в курсе, что её будут уговаривать на вип танцы, и даже готова на это пойти. А вот отправиться с клиентом домой никто заставить не сможет. Строго говоря, охотниц срубить лёгкие деньги и без неё хватает.

Здесь не было места сантиментам и высоким чувствам. Все девушки копили. На квартиры, на ремонты, на подушку безопасности. Моралисты, заткнитесь, в жестоком мире каждый выплывает как может. Ей неоткуда ждать помощи, поэтому она будет танцевать столько сколько надо.

Варвара рачительно откладывала деньги, понимая, что её могут попросить отсюда в любой момент. А все прелести житья в одиночестве она уже оценила. Ах, в общаге весело? Ню ню.

Вскоре Варвара расцвела. Девушка наконец-то обновила гардероб и смогла участвовать в буйной студенческой жизни. Она благоразумно ничего не говорила соседкам по комнате. Почему не живу с вами? Так родители съём оплачивают. Немного погодя стала встречаться с одногруппником, но и с ним не откровенничала. Парнишка тоже снимал квартиру, и подрабатывал удалённо. Со временем и она так сможет, но пока знаний маловато, а опыта — так и вовсе нет. Вскоре Олег предложил жить вместе, но Варвара колебалась. Тогда он сразу поймёт, где она подрабатывает. А вдруг это повлияет на их отношения? Парень ей нравился, и она не была уверена в его реакции. А значит — пусть всё идёт своим чередом. Там видно будет…

Возможно, всё бы и шло себе чередом потихоньку, но как правило, такого рода секреты очень быстро перестают быть секретами…

Родители ждали дочь на летние каникулы, возмущаясь, что на зимних она их не сподобилась навестить. Ага. Навестить. Январские праздники — самое хлебное время. Летом работы меньше, но домой уже не тянуло. Портить руки на грядках и обработке бесконечных огурцов? Серьёзно? Да она лучше в Турцию слетает, благо есть на что. Ну и работу нельзя прекращать ни в коем случае. Она уже попробовала на вкус лёгкие деньги, и увеличивающийся счёт грел душу.

Придётся родителям обходиться без неё. В следующем году приедет. Через год -уж точно.

Но получилось по-другому.

Её выступление в клубе «Ночная фея» увидел близкий родственник, приехавший в Москву в командировку. Во время танца узрев ошеломлённую морду высокоморального родственника, зашедшего в клуб, вероятно по ошибке, девушка с трудом смогла дотанцевать. Дядя Валера, отец трёх детей, который обязательно настучит родителям.

Так и получилось.

Телефон взорвался многочисленными звонками сразу же. Родители требовали объяснений.

-Ты нас опозорила, — орал отец, — Немедленно приезжай, твою мать увезли на скорой в больницу с сердечным приступом!

Ехать категорически не хотелось. Но ведь мать в больнице! Да и отец не молод. Делать — то что? Поедет — значит выслушает тонну негатива, останется в Москве — потом совесть замучает. Значит, надо съездить на пару дней, успокоить родителей, сказать, что больше — никогда. Понятно, что они за неё волнуются.

Как им объяснить, что оплата труда в фаст фуде — на низком уровне, и ей пришлось бы там работать в пять раз больше на гораздо более физически изматывающей работе, чтобы получать столько же, сколько сейчас. Ах, торгует собой? Нравится вам или нет, на абсолютно любой работе абсолютно все торгуют своим телом и своим временем. Разве тот, кто к полтиннику надорвал себе спину, меньше торговал своим собой?

Она была настолько расстроена, что даже приятель, пребывающий на своей волне, заметил. И Агата рассказала про свою работу.

 

-Да не переживай так, — утешил Олег, — Ничего страшного не произошло.

-А если бы ты узнал, что твоя дочь этим занимается?

— Будь это мой ребенок, я бы сказала, что такой способ заработка для меня неприемлем, и спросил, что я могу сделать, чтобы она этим не занималась. Я бы поинтересовался, сколько денег ей нужно и стал выдавать больше, в разумных переделах. Это если бы дочь была мне важна. Объяснил, что она ступила на скользкую дорожку. И как раз тут ее нужно убедить в том, что она не приведет ни к чему хорошему. А не трясти, схватив за плечи, от чего она может просто подскользнуться и полететь кувырком вниз. Так что едь себе спокойно, и сообщи, что ты прекращаешь этим заниматься. Они твои родители и волнуются за тебя. Это нормально. Мои давали мне на первом курсе столько сколько потребуется, пока я сам не стал зарабатывать. Ты тоже сможешь подрабатывать отдалённо, можешь взять мой второй ноутбук.

-У меня знаний не хватает, — самокритично ответила Варвара.

-Это потому что ты вместо учёбы таскала подносы с едой, и сил на развитие уже не оставалось. Мне тоже не нравится, чем ты занимаешься, и я готов тебя обучить азам, чтобы могла выполнять простейшие задания. Поначалу за три копейки, но навык и умения придут очень быстро. Вот так и скажешь родителям.

-Они не поймут, — грустно ответила Варвара. -Для них танцы и работа на трассе — одно и тоже.

-Это — вообще разные вещи. Если физического контакта нет, то чем отличается твой танец и какая-нибудь подтанцовка на концертах, к примеру? Балет трогать не будем, его все-таки считают искусством, хотя так-то тоже танец, только более пафосный и раскрученный. Танец — он вообще берет свое начало от древних ритуалов плодородия и весь про кекс. Начиная от какой-нибудь чопорной мазурки, менуэта и прочих исторических примочек и заканчивая твоим. Весь, понимаешь? Просто с течением времени менялись нравы и если раньше крайне неприличной считалась продемонстрированная в танце лодыжка, то сейчас — снятый лифончик. Меняется мораль, вслед за ней меняются и устаревающие законы. И ярко накрашенная девочка-подросток в облегающем купальнике со стразами на соревнованиях по художественной гимнастике не менее кексуализирована, чем Варвара у шеста. Просто на соревнованиях «так принято». Лицемерие в чистом виде.

-Главное, к дяде Валерию вопросов ни у кого нет, — злилась Варвара. — Старый (некультурное слово). Зачем он вообще родителям рассказал.

-Ты не права, Варвара, — одёрнул приятель. — Всё-таки это опасная работа для молоденькой неопытной девушки, поэтому он и рассказал. Чтобы родители могли тебя предостеречь, ведь в этой области легко попасть в мутную историю. Возможно, они боятся, что ты наделала долгов в микрозаймах, и таким образом пытаешься выплатить, чтобы не пришли коллекторы. Москва — город соблазнов, а молоденькой девушке хочется всего и сразу, вот и решила таким образом срубить денег, не подумав, что возвращать — то их нечем. Твои родители напуганы, Варвара, и боятся за тебя. Просто скажи им, что ты нашла другой заработок, вот и всё.

И Варвара отправилась домой. Утешать родителей.

Она купила матери в больницу экзотические фрукты, которые в их городке нечасто встретишь в магазинах, дорогие конфеты, и приготовилась к долгим изматывающим разговорам. Особенно со стороны отца.

И сильно удивилась.

Поезд прибывал вечером, и через час девушка заходила в квартиру.

Которая была под завязку набита родственниками во главе с тем самым дядей Валерой. Его жена сидела рядом, и с ненавистью оглядела титутку, которая открыв рот, смотрела на толпу. И мать здесь! Разве она не в больнице? Вот — сидит, слёзы вытирает. На дочь не смотрит, ей за неё стыдно.

-Приехала? — сквозь зубы прошипел отец. — И прекрасно, потому что больше ты в Москву не вернёшься. Переведёшься в наш университет, работу тебе нашла тёть Люда (жена дяди Валеры). Санитаркой в больнице, в ночные смены. С понедельника и начнёшь. Это, конечно не то же самое, что ж. вертеть, но труд почётный. Только так ты сможешь стереть позорное пятно со своей биографии…

 

-Не поеду, — взвизгнула перепуганная мрачными мордами родственников Варвара.

-Тогда ты нам не дочь. Не понимаю, как в нашей семье могла родиться титутка.

-А моя мать, значит, приличная женщина, — заорала возмущённая до последнего градуса бешенства Варвара.

Два года, проведённая в Москве меняют человека, и она — уже не та засунувшая язык в ж, провинциальная девочка. Её работа не способствует избытку застенчивости в характере, и родителям следовало бы помнить, прежде чем строить из себя святош.

-Ты, видно, забыла, мама, почему папуля сделал карьеру, и кто его двигал. Дядя Валера, ага. Твой братик старший помогал. А почему он помогал, напомнить?

-Не смей, — просипел отец.

-Почему же? Дети всё видят и понимают, взрослым следовало бы это знать. Пару раз я видела то, что для меня не предназначалось, а уж разговоры матери по телефону с дядей Валерой и вовсе давали огроооомную пищу для размышлений.

А потом мамуля стала уже не такой привлекательной, ну или дядя Валера перестал вывозить….И карьера забуксовала. Ты знал обо всём, такое просто невозможно скрыть. И терпел, а куда деваться. Без брата карьеры не построишь, а значит, и денег больших не будет…..Помнишь, как отец на тебя орал, когда дядя Валера подарил кольцо? А я помню. Тогда я ещё не понимала смысл твоих опасений «Дура, не смей никому говорить, что это мой брат подарил», сообразила уже когда выросла.

-Это какое кольцо? — недобро прищурилась жена дяди Валеры, некрасивая дама со склочным лицом, — вот это?

Мать поспешно спрятала руки за спину, но слишком поздно.

-А я то удивлялась, почему этот скупердяй, который за копейку удавится, подарил своей жёнушке такую вещь? Думаешь, я не видела, как ты на неё смотришь? Всё я видела, да только думала, что ты дальше взглядов не пойдёшь. Вот почему ты в долг брату всё время давал, да карьеру ему продвигал!…

Варвара закрыла за собой дверь.

Теперь родственникам будет что обсуждать примерно лет сто.

Она вышла из подъезда, слыша из окна истошный женский визг и мужские матюги. И ушла, не оглядываясь. Переночевала в гостинице и уехала в Москву на утреннем поезде. Чтобы никогда не возвращаться в родной город. Она понимала, что разрушила две семьи, но почему-то это её совершенно не волновало.

Ноги её больше там не будет!

-Почему-то считается, что в маленьких городках люди добрее, чем в мегаполисах, где живут злые и бездушные люди. Фигня, люди одинаковы везде. Но! В больших городах ты привыкаешь рассчитывать только на себя, а это закаляет характер, делая его независимым. Да и перенаселённость не способствует к стремлению быть в курсе дел других. А в маленьких — люди как на ладони, и им приходится считаться с другими людьми, потому они лучше скрывают свои неблаговидные поступки, ибо осуждение там — смерти подобно. Вот и цветёт там пышным цветом лицемерие и ханжество, — утешил приятель. — Ну что, готова учиться?

Да, она была готова. Ей нравился Олег, и его доводы казались убедительными. В особенности импонировало, что это были логические аргументы, а не бессмысленные вопли с призывом одуматься.

-Я сама в состоянии набраться опыта. Деньги у меня есть, и я получу дополнительные знания на онлайн курсах по тестированию.

 

Олег с уважением посмотрел на подругу.

-Так может, станем, наконец, жить вместе? Оно и дешевле получится.

Ни разу больше Варвара не вышла на сцену. Она смогла со временем зарабатывать на жизнь вполне комфортным образом, что не сказывалось ни на здоровье, ни на учёбе.

Варвара заблокировала родителей и родственников везде.

Поднабравшаяся цинизма и прочих чрезвычайно полезных качеств девушка не испытывала ровным счётом ничего. Ну разрушила жизнь четырёх людей (с детьми дяди Валеры — уже семь). Так они сами к этому пришли. Не надо напяливать белое пальто на свою чёрную совесть. Рано или поздно оно запачкается.

Автор: Ягушенька

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.43MB | MySQL:44 | 0,149sec