В роддоме перепутали детей

— Ой, мамочки… что же это такое? Почему так больно? – бормотала Кристина, хватаясь за живот. Ее свекровь, Наталья Павловна, подбежала к ней и чуть ли не силой заставила сесть в мягкое кресло.

— Не скачи, это у тебя схватки начинаются. Вон, какой живот большой, пора нашего внучка на волю выпускать, — заговорила женщина, обнимая молодуху за плечи. Кристина, на глазах которой выступили слезы, кивнула. Наталья взяла дело в свои руки.

 

— Феликс, что ты там возишься? – крикнула она сыну, который бестолково метался по комнатам. – Нечего бегать туда-сюда, а быстро звони в скорую. Скажешь, что начинаются схватки, пусть едут забирать Кристинку в роддом. Пока медики едут, собирайте пакет для роддома. Не забудьте вложить обменную карту и документы.

Как бывалая мамаша, свекровь дала четкие лаконичные распоряжения и села рядом с невесткой, пытаясь отвлечь последнюю от мрачных мыслей и страха. Накануне Кристина призналась, что не решалась на ребенка по одной причине – боялась боли при родах, свекровь выслушала ее с невозмутимым лицом, после чего доверительно проговорила:

— А ты не бойся. Как только родишь, сразу забудешь и про боль, и про страхи. Ты должна понимать, что пройдет время — и ты будешь держать на руках свою кровиночку, вдыхать ее запах… Только не бойся и делай все, что скажет акушерка.

Напуганная, Кристина кивала и сжимала подлокотник кресла напряженными пальцами. Она и раньше слышала, что роды – не самый легкий процесс, но к такому не была готова. Присутствие свекрови ее успокаивало, но пугал страх перед неизвестным. А вдруг что-то пойдет не так, и малыш пострадает? Или с ней самой что-нибудь случится? А если ей потребуется операция?

— Не бери в голову, — отмахнулась Наталья, услышав слова невестки. – Некоторые специально пугают, чтобы загнать на кесарево и деньги снять за операцию. Тебе что сказала твоя гинеколог? Прекрасно справишься, родишь сама.

Ее сын метался по комнате, и Наталья, глядя на него, недовольно покачивала головой. От Феликса было мало проку, и Наталья вздохнула:

— Ну что с тебя взять? Как будто ты пойдешь рожать, честное слово. Не мельтеши перед глазами, сделай милость. Прости посиди рядом с женой, ей нужна твоя поддержка.

Когда Кристину забирали, молодая женщина умоляла свекровь:

— Не оставляйте меня одну, я боюсь. Может, вы пойдете со мной?

Наталье не оставалось ничего другого, как дать слово зайти на роды вместе с невесткой. Во многом благодаря ее присутствию и уверенности, все прошло, как по маслу. Ближе к полуночи Наталья торжественно положила крепенького бутуза на грудь роженицы:

— Принимай подарочек, мамочка. Как ты себя чувствуешь?

— Лучше не бывает, — прошептала Кристина, по лицу которой струились слезы счастья. Она не сводила глаз с новорожденного, который показался ей самым красивым ребенком на свете.

Наталья, поцеловав невестку в лоб, осторожно коснулась ладошки внука губами, улыбнулась сквозь слезы и вышла. Теперь можно было выдохнуть – она наконец-то стала бабушкой…

Кристина, вспоминая первую встречу мужа с новорожденным сыном, посмеивалась:

— Феликс даже дышать перестал. Все боялся, что уронит или раздавит Никитку, выходил с ним на цыпочках при выписке.

В доме Кузьминых воцарилась веселая суматоха: Наталья не могла нарадоваться на семейство сына. Феликс носил жену на руках, все время старался побаловать ее чем-нибудь особенным. А уж про то, что он был готов перевернуть землю ради сына, и вовсе шли анекдоты. Например, когда ему пришлось везти малыша на первую прививку, и молодой отец увидел, как игла входит в мягкую плоть ребенка, то чуть не потерял сознание от охватившего его переживания. Поэтому первым пришлось откачивать отца, а мальца успокоила быстро мать, просто сунув ему грудь в ротик. Или когда у Никиты случились первые колики от избытка газов, Феликс полдня просидел рядом с кроваткой малыша, не подпуская к нему никого, кроме жены. Массировал ребенку животик, прикладывал глаженую теплую простынку.

Три года пролетели незаметно. Однажды Феликс пришел в заметно подавленном состоянии и попросил жену выйти с ним погулять. Это означало только одно: есть серьезный разговор. Кристина насторожилась – что произошло?

 

— У меня обнаружили кое-что, — начал Феликс. – Помнишь, я в последнее время жаловался на боли в спине и суставах? Сдал анализы, вышла положительная реакция на HLAB- 27. Вот так-то…

Мужчина тяжело вздохнул, а супруга непонимающе уставилась на него.

— И что это значит?

— Эта фигня обычно выявляется при болезни Бехтерева. Она протекает у мужского пола с осложнениями, может дойти и до инвалидности, если вовремя не начать лечение.

— Но мы же не будем ждать, когда дело примет такой серьезный оборот? – Кристина обняла мужа. – Тем более, если ты знаешь, чем это грозит, мы примем меры, не затягивая.

— Я-то приму, — серьезно ответил Феликс. – Но меня больше беспокоит Никитка. Пусть ему всего три года, но я хочу проверить и его. Он у нас пойдет в садик, а в садике дети часто болеют. Вдруг спровоцируется болезнь? Просто хочу понимать, у него есть такая же гадость, как у меня? Говорят, она передается по наследству.

У Кристины потемнело в глазах, и она резко повернулась к мужу.

— Тогда не будем ждать. Давай ты повторно сдашь анализы, перепроверишься. А сына проверим обязательно.

Результаты анализов Феликса подтвердились. Мужчина сидел мрачнее тучи, но куда больше переживал за возможное «нехорошее наследство» у сына. Супруги потеряли дар речи, когда врач, писавший заключение по Никите и Феликсу, внезапно заявил:

— Извините, а ребенок точно ваш?

— Что вы хотите этим сказать? Никита – мой сын, плоть от плоти, — покраснел от гнева Феликс. Кристина, напротив, смертельно побледнела и в полном шоке смотрела на врача.

— Я не про то, что вы подумали, — замахал руками врач. – Просто у вас обоих нет ничего общего с мальчиком. Проще говоря, этот ребенок – не ваш с биологической точки зрения. У него другие родители.

Кристина, обычно отличавшаяся хорошей выдержкой, потеряла сознание. Когда женщина пришла в себя, то обнаружила Феликса, который мучительно морщил лоб и тер себе переносицу.

— Я сделал запрос на анализ ДНК, это просто дичь какая-то, — сообщил Феликс.

Увы, но пришедшие результаты показали, что маленький Никита на самом деле не приходится их сыном. Наталья, узнав про случившееся, ругала врачей последними словами.

— Да быть такого не может! — кричала она. – Он же на нас похож, не может мой Никитушка быть чужим. Не может, это все чушь собачья.

Наталья даже настояла на повторной экспертизе, которая показала аналогичные результаты. Женщина схватила мальчика на руки и еле сдерживала слезы.

— Это значит, что где-то растет тот, другой? – спрашивала она сама себя. Феликс и Кристина молчали, опустив головы.

— Надо попробовать найти мальчика, — вскочила Наталья. – Ты же в городском втором рожала? И чего я спрашиваю? Сама же с тобой ездила, совсем запамятовала…

Супруги начали отговаривать ее не заниматься поисками, но Наталья упрямо стояла на своем.

— А если наш малыш попал в плохую семью и сейчас ему там жизнь не сахар? – вопрошала она. Феликс с мукой в глазах посмотрел на мать.

— Для меня родной сын – это Никитка. Мы даже не знаем, есть ли та семья в городе, они могли давным-давно переехать. А с Никитой тогда что делать? Махнуться не глядя, как будто щенка отдаем?

 

Последние его слова привели Наталью в полное замешательство. Уж кого-кого, а Никиту она очень любила и не представляла себе жизни без этого обаятельного шалуна, который по любому поводу бежал к ней, называя бабулей.

Спустя месяц Феликс пришел с важными новостями. Он сумел выяснить, что в день рождения Никиты дежурила новенькая медсестра, которая и перепутала младенцев. Оба были светловолосые, с серыми глазами, да и фамилии матерей на бирках почти одинаковые.

— Я даже узнал, в какую семью попал наш сын, — шепотом, чтобы не услышали Наталья и Никита, говорил мужчина. Кристина быстро сморгнула выступившие слезы на глазах.

— А как он к нам отнесется? Его не шокирует, что мы свалились на него как снег на голову? Вдруг мы потеряем обоих — и Никиту, и его. Как мы скажем мальчику, что он нам не родной?

Они решили прийти к другой семье и выяснить, что с ребенком. Нина и Алексей оказались вполне приятными людьми, как и мальчик, которого они считали своим сыном – его назвали Костей. Узнав о подмене, пусть и произошедшей не нарочно, Алексей не постеснялся дать волю своим эмоциям.

— Вот из-за таких безответственных работников потом ломаются судьбы людей, — горячо говорил он, размахивая руками. – И что тогда будем делать? Я не хочу, чтобы мой сын рос в чужой семье. Простите, я знаю, что вы о нем очень заботились, но все равно, никто не заменит ребенку родных по крови родителей.

— Почему не заменит? У нас же получилось, как и у вас, — ровным тоном ответила Кристина. – Мы растили мальчиков как собственных детей. Но я не понимаю, что делать в этой ситуации.

— Что тут понимать? Через суд обменяемся детьми, — заговорила Нина, и Алексей согласно закивал.

Кристине стало не по себе. Пусть Никита оказался ей не родным сыном, но вот так просто отдавать его, по сути, чужим людям, она не была готова. Они ведь понятия не имеют, что мальчику нравится или не нравится, чего он хочет, чем может заниматься часами, а при виде чего делает вид, что его нет. Откуда Нине и Алексею знать такие подробности? То же самое касалось и их сына, про которого они сами с Феликсом не знали ровным счетом ничего. Что тогда делать?

Ответ был получен спустя несколько недель, когда Наталья, хватая воздух ртом, протянула сыну и невестке конверт:

— Нас вызывают в суд по делу о подмене детей…

Судебные заседания ни к чему не привели. Судья так и сказал, что никогда прежде не сталкивался с чем-то подобным.

— Если для вас важно, чтобы вы растили биологических, собственных детей, вполне возможно вынести такое решение. Но я предлагаю подумать и о моральной стороне дела. Дети – совсем еще малыши, в том, что случилось, нет их вины, как и вашей. Но на что вы обрекаете их, требуя вернуть в родные семьи?

Кристина поняла на следующем заседании, что Алексей с Ниной успели подсуетиться. Это стало ясно по вынесенному вердикту: обязать обе семьи вернуть детей биологическим родителям. Взбешенный этим решением, Феликс пошел на принцип и подал апелляцию, из-за чего дело было направлено на пересмотр.

— Возня с этим обещает быть долгой, — вздохнул мужчина. Так и получилось…

Время шло, ребята росли. Родной сын Кристины и Феликса, Костя, возмущался тем, что его не отдали родителям.

— Я давно понял, что вы от меня что-то скрываете. Из-за того, что я вам не родной, вы мне постоянно все запрещаете, — пытался манипулировать родителями подросток. К чести приемных родителей, они не стали давить доказательствами того, что на самом деле мальчик получал хороший уход и заботу. Алексей просто предложил:

— Давай мы лучше с тобой поедем на рыбалку. Или в горный лагерь, выбирай.

— А мама? – обратил внимание на Нину Костя.

— Пусть отдохнет от нас, — подмигнул Алексей. – И мы тоже отдохнем от ее бдительного всевидящего ока.

— Я все слышала, — Нина шутливо насупилась и обняла мальчика. – Съездите, развейтесь в своей мужской компании. А я приятно проведу время среди своих подружек.

 

Костя выбрал горный лагерь. Рыбалка ему не нравилась тем, что приходилось часами неподвижно сидеть на берегу или лодке, ожидая клева. Однажды его чуть не утащил под корягу матерый сом, когда юный рыболов самонадеянно решил, что удивит отца, поймав огромную рыбину. Клева долго ждать не пришлось, но Костя обнаружил, что ему не по силам самому вытащить такую крупную добычу…

В лагере мальчишка обратил внимание на незнакомого паренька, примерно одного с ним возраста, к которому другие ребята относились с явным уважением. Любопытство Кости было задето, как и его самолюбие.

— Что за тип? Что с ним все носятся? – поинтересовался мальчик.

— Это Никита Кузьмин, он у нас лучший альпинист, — ответили ребята. – Они с батей регулярно выезжают на другие базы, вот с кем точно не пропадешь.

Костя постарался оказаться рядом с Никитой и был удивлен немногословием нового знакомого.

— Завтра набираю команду для дневного похода, — сообщил Никита. – Разумеется, с нами будет вожатый. Если хочешь пойти с нами, ты должен уметь кое-что делать. Можешь развести костер или разбить палатку? Или приготовить обед на костре?

Костя почувствовал себя не в своей тарелке. Глядя исподлобья на Никиту, выдавил:

— Костер смогу, а остальное – нет.

— Значит, в походах редко бывал, — подвел итог Никита. – Давай тогда учиться, чего зря сидеть?

Костя согласился. Он оказался очень способным учеником и быстро освоил некоторые туристические хитрости. Когда Никита без единого намека на фальшь похвалил его за то, что тот справился с поручением, физиономия Кости расплылась в довольной улыбке. Он попрощался и побежал к отцу, который в задумчивости сидел в окружении других мужчин.

— Пап, я сегодня научился столько всего делать. И Никита сказал, что у меня здорово получается. Если что, я завтра с ребятами ухожу в поход по берегу реки, — похвастался мальчик. Алексей с улыбкой потрепал светлые вихры Кости.

— А кто такой Никита? Это хорошо, что у тебя появились друзья.

— Говорят, что он – лучший альпинист в нашем лагере. Потому что с отцом постоянно бывает на разных сборах, и тот ему многому научил. Я тоже так хочу, — глаза мальчишки горели от восторга и предвкушения интересного приключения.

На следующий день Алексею пришлось уехать – его вызвали на работу в срочном порядке. Костя с удовольствием остался с новыми знакомыми и рьяно осваивал науку скалолазания. К концу своего пребывания он даже успел победить в состязании на завязывание узлов и удивил судейскую бригаду умением разбивать палатку.

Алексей с гордостью показывал знакомым, чему научился его сын. Когда он приехал забирать Костю, то застал того в компании невысокого блондина с серыми глазами. При первом же взгляде на его лицо мужчина слегка растерялся.

— Понимаешь, он был похож на меня в таком же возрасте, — сообщил он жене. Нина была поражена его словами.

— Значит, это мог быть наш сын?

— Возможно, — ответил Алексей. Подумав, он добавил:

— Хотя… тот, который у нас сейчас есть, меня тоже очень даже устраивает. Я уже не хочу думать на эту тему, пусть все идет так, как идет.

Он не сказал жене, что забрал заявление о новом судебном заседании. К чему все это, если он любит Костю, а к его Никите Феликс относится с такой же любовью? Правда, потом ревность к тому, что его сын называет отцом другого мужчину и проявляет к нему сыновние чувства, не раз заставляла сердца обоих мужчин биться чаще.

 

Еще через год мальчики встретились уже на городском катке, и на этот раз Костя, как бывалый хоккеист, учил Никиту кататься на коньках. Оба вернулись домой страшно довольные встречей и взахлеб рассказывали родителям о том, как провели время. Мальчики не обратили внимания на то, как менялись лица взрослых по мере дальнейшего развития темы.

— Ну, раз вы так ладите друг с другом, то пусть так и будет. Хорошие друзья на дороге не валяются, — подвели итог родители.

Между Костей и Никитой не все бывало гладко. Несколько раз они серьезно разошлись во мнениях и померились силой, причем их схватки всегда заканчивались боевой ничьей.

— Ты такой же слабак, как и твой батя, — однажды выдал Костя другу. Тот в ответ въехал ему кулаком в глаз, и началась очередная драка. Интересна была реакция родителей: мужчины смеялись до слез, услышав про новый бой.

— Защитники, однако…

— Не понимаю, что смешного, — насупился Никита, увидев, как отец прячет красное от смеха лицо в ладонях. Наталья отозвала сына в сторону:

— Мне кажется, пора перестать морочить детям головы. Ты должен рассказать все Никите. Костя ведь знает, что ему родители не родные.

Но Феликс не сразу решился на этот шаг. Это произошло в день, когда мальчикам исполнилось по пятнадцать лет. Наталья организовала семейную встречу, на которую явились все приглашенные. Костя с удивлением смотрел на пожилую женщину, которая с нескрываемым интересом изучала его.

— Теперь вижу, что наш, — проговорила незнакомка. Протянув руку к левому виску мальчика, показала на родимое пятно:

— У твоего отца такая же. И у деда с прадедом такие же пятна были, у всех в одном месте.

Костя насупился. Он знал, что его когда-то перепутали в роддоме с другим мальчиком, но подробностей родители избегали. Пообижавшись на них какое-то время, паренек понял только одно: его любят по-настоящему, и точка. И по уверенному поведению Никиты он понимал, что тот тоже растет в атмосфере любви и заботы.

После того, как Наталья, взяв на себя смелость, рассказала, кто кому кем приходится, Никита выбежал из гостиной. Феликс хотел было сразу последовать за ним, но Алексей сделал ему знак:

— Не надо. Пусть переварит услышанное. Костя?

Мальчик послушно встал и направился за Никитой.

— Знаешь, мне мои предки давно сказали об этом. Еще когда я был в пятом классе. А твои что, молчали до последнего?

Никита обреченно кивнул.

— Но ведь это ничего не меняет, — пожал плечами Костя. Никита удивленно уставился на него.

— Почему?

— Да хотя бы потому, что мы оба привыкли называть родителями тех людей, которых знаем с младенчества. И они нас знают, как своих родных сыновей. Сам подумай. Представь, что я перееду к твоим, а ты – к моим. Например, я терпеть не могу речную рыбу, а ты не понимаешь ничего в хоккее. О чем нам говорить с теми, кто является нашими биологическими родителями? Тут и думать нечего, если честно. Я не оставлю своих.

Никита смотрел на Костю долгим взглядом и молча пожал ему руку.

 

— Я как-то не думал над этим до сегодняшнего дня. Если честно, то мне у своих не на что жаловаться. Папа меня пальцем не трогал и голоса никогда не повышал. Бабушка… нас с ней мама, когда я был поменьше, называла организованной преступной группировкой, потому что я натворю чего-нибудь, а бабуля защищает, — Никита заулыбался, вспомнив детские годы.

Мальчишки разговорились, и через пятнадцать минут вернулись в комнату, где взрослые встретили их напряженными взглядами. Никита и Костя переглянулись и в один голос сказали:

— Спасибо вам всем за то, что вы – наши родители.

Нина обняла Кристину и заплакала, то же самое сделала и Наталья, присоединившись к невестке. Мужчины остались сидеть на местах, но обменялись понимающими взглядами.

— Я так понимаю, теперь мы дружим и не судимся? – осторожно спросил Феликс. Алексей в ответ пожал ему руку, протянув свою через стол.

— Вот и замечательно, — подвела итог Наталья. Она смотрела на мальчиков и радостно улыбалась:

— Именно так я все и представляла…

Конец

Автор: Ольга Брюс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.47MB | MySQL:44 | 0,161sec