Вторая семья

— Когда ты ей расскажешь о нас?

— О нас? Хм… Надо подумать. В 2024 уже? Ну, зайка, до марта я занят подачей налоговой декларации. И, как освобожусь, я весь твой. Зайка-зайка, ты конфетка и рыбка. Это просто небольшая заминка. Заминка, которая никак не скажется на нас с тобой. Ты же зайка. Котик. Все, что твоей душеньке угодно, я выполню. Но с “ней” пока сложно. Я должен перевести кое-какие активы на приятелей. И все. И ты – моя леди.

— Ты говорил это и год назад, и два года назад, а я уже не могу жить во лжи…

 

— Аня! Ты моя радость. Я тебя никуда не отпущу. Но у меня есть… правила. Это заминка. В 2024 все будет иначе.

— Но…

— Что?

— Ерунда… Ерунда, что я там хотела сказать. Я прошу, чтобы Вера и Мила не пострадали. Ты будешь их обеспечивать. И будешь по-прежнему воспитывать Милу.

— О чем речь, котенок? Это же Мила.

— И Вера!

— И Вера… Но, право слова, я не понимаю, зачем тебе это? Ты победила соперницу.

— Она не соперница. Она – моя подруга. И неважно, что я… что я полюбила тебя.

***

За свой поступок Аня заплатила сполна. Тем, что Рома никогда не принадлежал ей. Он жил на две семьи. И, если для кого-то это было тайной, то уж Аня знала все досконально. Она ничего не могла с собой поделать. Что-то, что было сильнее ее, завладело ее чувствами. Она думала только о нем. И мирилась со всем, что он говорил, со всеми теми неудобствами, что он доставлял. Она встретила его на вечеринке в честь его с Верой помолвки, и пропала… Она противилась этому! Она боролась! Но то чувство оказалось несокрушимым… Рома что-то переворачивать в своей жизни не желал. Его их встречи устраивали. А Аня ненавидела себя за это. И ненавидела себя еще больше, когда ходила куда-то со своей подругой Верой. У нее был ультиматум к Роме. Вера и Мила не должны ни в чем нуждаться, когда Рома оттуда уйдет. Это меньшее, что она могла для них сделать.

— Когда ты ей расскажешь?

— Скоро.

— Когда?

— Скоро…

— В 2024?

— Да.

— Ты мне и в 2021 так говорил. Тебе вообще все равно, чем я жертвую. Я прикидываюсь нормальной подругой. Я обсуждаю с ней ваши отношения. Ваш сын остается у меня на праздники! Рома, это нормально? Знай она правду, мне было бы легче… Ты бы развелся. Ты бы ушел. Жил здесь. Наша дружба, конечно, разрушится, но я не буду ощущать себя… как не знаю кто.

— Скоро, котеночек. Скоро.

Котеночек…

Она “котеночек” уже слишком давно. Аня ничего не могла с собой поделать, когда Рома к ней подошел. Ничего. И сама осуждала себя за это, естественно. Но она провалила экзамен на дружбу. Рома же все повторял, что это ненадолго, что Вера – мать его дочери, что Мила подрастет, и он уйдет, но Аня все еще была одна. И надеялась на него.

Подруга попросила подъехать в кафе.

— Аня… Аня… Анечка… Мне кажется, что Рома с кем-то… гуляет, — вцепилась в нее Вера.

— С чего ты это взяла?

У Ани вся жизнь пронеслась перед глазами. И, в основном, в этих воспоминаниях присутствовала Вера…

— Куда-то он девается на все выходные и праздники!

— Работы, наверное, много, — сказала Аня, краснея.

— Нет! Он явно не на работу ездит. Ань… Что, если там какая-нибудь Ира? Или Света? Или Маша?

— Тогда ты станешь очень богатой разведенной женщиной, — шутила Аня.

 

И ей бы хотелось этого… Чтобы Вера без скандала взяла половину имущества и отстала от них, но вот Рома медлил. У него “заминка”.

— Я не хочу без него… Только с ним!

— Ты… ты это… Не кисни.

Аня побежала к Роме, чтобы поведать ему обо всех подозрениях Веры, но он, конечно, знал, знал и ничего не предпринимал. Если взглянуть на ситуацию его глазами, то все получается очень даже неплохо. Конечно. Есть Вера, верная жена, которая всегда ждет его с накрытым столом.

— Рома, она что-то поняла…

— Про нас?

— Нет. Вообще… Что ты к кому-то ходишь…

— Как поняла, так и перестанет понимать, — он подошел, — Я им купил тур на Мальдивы, а это значит, что все праздники мы с тобой проведем вместе… И они туда развлекутся. Все, как ты и хотела.

— По-моему, Вера…

— Вере и так замечательно! – улыбнулся Рома, — Она в шоколаде. Дом – полная чаша. Муж. Ты не о ней думай, а о себе. Котеночек, я от тебя без ума. Серьезно. Ты вот об этом подумай.

— Она моя подруга…

— Какая мелочь! Найди другую подругу. Если тебя это беспокоит.

Другую? Какую? Веру не заменить. Они и лопатками в песочнице делились, и женихов обсуждали… Вот только Вера вышла за Рому. А Аня осталась не у дел. Но Рома это исправил. Не нужна Ане другая подруга, каким бы простым это ни казалось Роме, но… Но и другой Рома ей тоже не нужен. Аня решила признаться. Пойти к Вере и все-все ей рассказать.

Но там была годовщина.

И как Аня не вспомнила!

— О, Анька, ты заходи, я тебе названивала, но ты не брала трубку, а у нас тут праздник, — Вера была в вечернем платье, — Это… предварительный праздник. Для своих. Для близких. Репетиция. Сейчас немного посидим, а потом, на следующей неделе, все отметим в ресторане. Ты “за”? Конечно, за! Я, Ань, накрутила что-то себе про его гулянки. Ты выкинь это из головы. Рома нормальным.

Сейчас Аня признается!

Не побоится сделать это перед всеми. И пускай ее осуждают.

— Господа! – взял слово Рома, — Сегодня мы собрались здесь, чтобы чествовать наш брак… и мою дорогую жену. Веру! Я благодарен, что нам так повезло – повезло встретиться, повезло быть вместо, повезло воспитывать детей. Да, именно детей! Потому что скоро у нас будет пополнение! Надеюсь, это сын, это мальчик.

Ане он говорил другое. Он расписывал, что не любит Веру. Что с ней только из-за Милы. Что вскоре они сойдутся открыто. Но эта новость, то, что Рома произнес перед всеми, никак не вписывается в его сказки. Если бы он не желал, то этого бы не было. Аня осознала всю глубину его лицемерия. Конечно, она могла подняться и зачитать свою речь, опозорить его при всех, могла все это остановить, но не захотела видеть, как радостная Вера будет рыдать на своей годовщине.

***

— Ну, котеночек… Ну, бусинка, — ныл он, — Что я мог сказать? Что я мог сделать? Заминка. Небольшая заминка. Мне надо же сказать парням и всем остальным, что у меня будет сын. Конечно, наши планы немного откладываются. Но, в целом, я дождусь подходящего момента и обязательно от нее уйду. Бусинка. Котеночек. Это обстоятельства.

 

Аня с ним не разговаривала. Зато Вера и днем и ночью тараторила ей о том, как они назовут наследника, куда поедут отмечать его рождение, в какую секцию он будет ходить, где будет получать высшее образование… И Аня ей улыбалась. Хотя самой хотелось плакать. Но… сама же напросилась.

На Рому Аня даже не смотрела.

Но он умный – он подловил ее после работы.

— Почему бы тебе не пойти к ней? – спросила Аня.

На их празднике она спросила его о том же – почему тебе не пойти к Вере? Все так очевидно. Но он отвертелся. Посреди банкета на сцену вышла сама Вера и, достав из клатча кулон, что Аня носила, не снимая, и недавно где-то обронила, всем сказала, где она нашла этот кулон. В машине Ромы. Потом Вера, нанявшая частного детектива, показала и фотографии. Аня не знала, что ей чувствовать. И обида, и стыд, и злость, и желание сбежать… Все пялились на нее, как в зоопарке.

Вера отдала кулон.

Рома сказал:

— Это она. Она все. Я не хотел. Она вынудила, — скороговоркой произнес он, не убедив гостей, но Вера поверила.

— Она?

— Она! Она уговорила!

— Рома, котеночек, как же ты мог молчать, — обняла его Вера, — Хорошо, что все выяснилось. Аня, ты его уговорила?

Аня все расставила по полочкам и сказала:

— Нет. Это обоюдно. Изначально – его инициатива.

— Клевета! – крикнула Вера, — Клевета на моего Ромочку… Котик, пойдем отсюда. Она и так уже достаточно сделала.

Если Ане и было паршиво, то только из-за того, что это увидела мама. Маме она не говорила. Но та все поняла и не стала докучать вопросами. Аня ушла из ресторана.

Но Рома догнал:

— Котенок, это же вынужденная мера.

— Прощай, — сказала Аня.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.35MB | MySQL:44 | 0,157sec