Выжила из дома

— Всё Милане! А Даша должна в обносках ходить? — кричала свекровь. — Значит так. Если это будет продолжаться…

Но закончить она не успела, потому что Аня бросила трубку.

— Вот ещё! Ультиматумы будут мне ставить. В моей квартире указывать, что мне делать?! — возмущению Ани не было предела.

 

…Аня вышла замуж за Ярослава, спустя год после развода с первым мужем. Дочь Милана — девочка девяти лет, осталась с ней. Бывший муж, Вадим платил алименты, часто виделся с дочерью, дарил ей подарки. Ярослав тоже до брака с Аней был женат, и у него тоже имелась дочь Даша, которой было тоже девять лет. Ярослав с Аней, когда еще только познакомились, удивлялись такому совпадению. И решили что это судьба.

Даша жила с бывшей женой Ярослава, Лизой. Ярослав платил на дочь примерно такие же алименты, что и бывший муж Ани платил на Милану.

Жили в наследной квартире Ани, просторной двушке. Ярослав своей жилплощади не имел, а владел только долей в квартире матери, которая жила неподалёку.

Споров и раздоров в семье не было. Бывший муж Ани иногда забирал Милану на выходные с ночевкой. Девочке всегда нравились эти поездки, отца она очень любила, правда и к отчиму относилась хорошо, она была доброй и не вредной.

Даша в свою очередь, в выходные часто бывала у Ани с Ярославом, правда на ночь мама её не отпускала. Ярослав гулял с дочкой, водил её в кино, кафе и по магазинам, покупал ей обновки и игрушки. До некоторого времени жили они все довольно дружно. Так как достаток в семьях был примерно одинаковым, девочкам часто покупались одинаковые вещи и подарки.

— Аня, скажи мне, где ты Милане ту куклу красивую купила? Хочу Даше такую же купить, — спрашивал Ярослав. Аня в ответ скидывала мужу ссылку на игрушку из интернет-магазина. Бывало и наоборот. Она сама просила Ярослава помочь. Например, с покупкой школьной формы.

— В каком магазине Лиза покупала Даше школьный сарафан? Ну, прелесть просто, хочу Милане такой же приобрести, — спрашивала Аня мужа.

— Сейчас спрошу, — отвечал муж и доставал телефон, чтобы позвонить бывшей жене.

Так и жили.

Несмотря на то, что девочки росли практически рядом, они не часто пересекались и общались крайне редко. Вероятно по этой или по какой-то другой причине, особенной дружбы между ними не получилось, просто вежливое общение: они были очень воспитанные. Когда девочкам исполнилось по тринадцать лет, Ярослав узнал, что Лиза собирается выйти замуж.

— Что тут такого? Она свободная женщина, имеет право, — сказала, пожав плечами, Аня.

— Да я вот переживаю, как новый муж примет Дашу и как она сама к этому отнесётся, — обеспокоенно сказал Ярослав. — Всякое бывает.

— Даст Бог, всё будет нормально, не изводись раньше времени. Это было вполне ожидаемо. Лиза молода и хочет устроить свою личную жизнь, — ответила Аня. Но Ярослав все равно волновался и как оказалось, не зря. Спустя год после своего замужества, Лиза заявила, что её нового мужа переводят на другую должность в другой город. Какие там будут условия, она пока не знает и потому… брать с собой Дашу она (пока) не собирается.

— У неё есть отец! — заявила Лиза Ярославу. — Я столько лет растила её, поила, кормила, одевала, теперь твоя очередь. Выручи на некоторое время. Кроме того у девочки здесь школа, круг общения, друзья. А там? Такой переезд для ребёнка будет большим стрессом. А вообще я думаю… неплохо было бы ей здесь доучиться, а потом и в институт поступить. А там, куда я еду, ещё не известно, есть ли вообще институты… Станет самостоятельной, съедет в мою квартиру. А пока я её сдавать стану, чтобы доход получать. Деньги на дочь я тебе обещаю исправно переводить.

Ярослав так и сел. А Аня, узнав новости, удивилась ещё сильнее. Она совсем не ожидала такого поворота событий. Ведь получалось, что девочку на них прямо-таки спихивают. Ладно Ярослав, он её отец, но она то тут при чем? Это её квартира, а её даже не спросили, хочет ли она, чтобы в ней жила Даша! Это как?

— Уму непостижимо! — ругалась она. — Ну и наглая оказалась твоя Лиза! Меня просто поставили перед фактом. А Милана как же…

 

— Мамочка, не переживай за меня, — сказала Милана, которая слышала весь разговор. — Пусть Даша живет у нас. Мы станем дружить. Знаешь, мне очень не хватает сестры! У меня столько разных секретов, а поделиться не с кем.

Аня улыбнулась, погладила дочь по голове и подумала о том, какая она у неё добрая.

— Ну, хорошо, — медленно произнесла она и снова обратилась к мужу. — Но всё это возмутительно и совсем не правильно! Она просто кинула ребенка! Избавилась!

— Тише, — просил Ярослав. Ему не хотелось, чтобы Милана слышала подобные речи. Но Аню было уже не остановить. Она ругалась и возмущалась весь вечер.

— Ну, я ведь и правда её отец, — бубнил Ярослав, оправдываясь перед Аней. — Я должен участвовать в судьбе Даши.

— Отлично! Ты и участвовал. Разве нет? А то, что происходит теперь, ни в какие ворота не лезет.

— Но ведь ребенок ни в чём не виноват!

— Я знаю… — грустно отвечала Аня. На душе у неё было тревожно, а ещё было неприятно от того, что она дала себя уговорить. Но ей действительно было жалко Дашу, которая оказалась не нужна собственной матери. Видимо с новым мужем у той началось новая жизнь, в которую её дочь совсем не вписывалась.

В выходные они всей семьёй поехали и купили в магазине мебели вторую кровать и поставили её в комнате Миланы. Так же разобрались в шкафу и комоде, чтобы освободить место для вещей девочки.

***

— Милана! Помой посуду, пожалуйста, — попросила Аня однажды, после того как они всей семьёй поужинали.

— Хорошо, мам, — ответила девочка.

Такие просьбы в их семье были обычным делом. Милана была послушная и трудолюбивая. Она умела гладить бельё, мыть пол, очень любила шить и вязать. И сама частенько просила маму дать ей какую-нибудь работу, потому с самого раннего возраста привыкла помогать по хозяйству. Однако с некоторых пор Аня стала думать о том, как приучить ко всему этому и Дашу, которая теперь поселилась у них.

— Даша! А ты пойди бельё в стиральную машину положи. Там в ванной в тазу лежит постельное, я с утра поменяла, да всё некогда стирку запустить, — попросила Аня.

— Хорошо, — немного удивившись ответила Даша. — А куда нажимать? И сколько порошка сыпать? Я просто никогда не делала такого.

— Идём! — предложила Милана, беря Дашу за руку. — Я тебя научу.

Потом были ещё просьбы. И Даша делала. Как умела. Правда оказалось, что она, дожив до тринадцати лет, почти совсем ничего не умела. Например, мыть посуду. Средство для мытья скучало в сторонке, когда девочка возила мокрой поролоновой губкой по жирной тарелке. Аня крайне удивилась такому факту и постаралась терпеливо показать Даше (которая как выяснилось, делала это впервые), как надо. До этого момента свою тарелку девочка обычно ставила в раковину, ожидая что кто-нибудь её помоет. Подметать пол Даша тоже не умела: у неё никак не получалось аккуратно замести мусор в совок. Аня замечала, что всё это вызывает у девочки недовольство, видимо дома, она привыкла совсем к другому.

Звонок свекрови прозвучал, словно гром среди ясного неба. Обычно Анастасия Павловна звонила Ярославу, Ане же она позвонила впервые.

— Это что такое?! Почему мою внучку нагружают непосильной работой, словно рабыню? — заявила возмущенная мама Ярослава по телефону Ане.

— Никто её не нагружает, — возразила Аня. — Моя дочь Милана уже давно делает разную работу по дому и помогает мне. В нашем доме так принято, что все друг другу помогают, и каждый вносит посильную лепту…

 

— Милана пусть делает, всё что угодно! — заявила свекровь. — А мою внучку попрошу не трогать! Думаешь, за неё заступиться некому? Думаешь, если мать далеко, то…

— Я ничего не думаю, — возмутилась Аня. — Разве правильно, что Даша вырастет неумехой? Когда-то же надо всему этому учиться.

— Девочка всё умеет. Я просто попросила не делать из неё служанку! — заявила Анастасия Павловна и прервала разговор.

***

— А я бы попросила не указывать, что мне делать! — высказала Аня вечером Ярославу, когда он пришел с работы. — Поговори, пожалуйста, со своей матерью. Если она так печётся о внучке, почему тогда она отказалась от того, чтобы та у неё жила?

— Ну… у матери давление и вообще… — Ярослав задумался, не зная чтобы ещё сказать и почесал затылок. — Я попробую с ней поговорить.

— Вот и славно, — сказала Аня. — В этом доме хозяйка я. И квартира эта моя, пусть не забывает. И с Дашей тоже поговори. Выходит, что она звонит и жалуется. А ведь её здесь никто не обижает.

— Не переживай, Аня! Всё утрясется.

— Хотелось бы верить…

Ярослав и правда поговорил с обеими, и с матерью и с дочерью, и на некоторое время наступило затишье. Даша быстро научилась помогать по дому, хотя сильнее ей это нравиться не стало, но похоже она больше не жаловалась бабушке. Но тут обозначилась другая проблема. Анин бывший муж сменил работу и стал получать намного больше, чем раньше. Увеличились не только алименты на Милану. Вадим стал часто дарить дочери дорогие вещи. Гаджеты, украшения. На день рождения девочка получила от отца шикарный комплект: золотые серьги и цепочку с кулоном. Вскоре Вадим предложил заменить дочери телефон, хотя старый вполне нормально функционировал.

А ещё Милана часто возвращалась после встреч с родным отцом в обновках.

— Опять папа тебе новую футболку купил! У тебя же их полно, — всплеснула руками Аня, увидев дочь, вернувшуюся после прогулки с Вадимом. Ярослав, стоя за спиной Ани, нахмурился.

— Ну, я блузку с длинным рукавом надела сегодня, а оказалось, что на улице жара. Я так сильно запарилась, что мне стало нехорошо. Мы зашли в торговый центр, и папа купил мне футболку. Я переоделась, и мы отлично погуляли.

— Понятно, — улыбалась Аня. — А это что за интересная штучка у тебя на волосах? Тоже сегодня купили?

— Нет. Папа заказал из Китая. Эта заколка необычная. Папа сказал, что долго её выбирал, потом её никак не присылали и вот, наконец, вчера он её получил. Правда, классная? Он сказал, что на мои волосы как раз подойдет.

Милана принялась крутить головой перед матерью, чтобы продемонстрировать необычную заколку.

Даша смотрела на все это с плохо скрываемой завистью. Ярослав, с тех пор, как она стала жить у них, почти совсем ничего ей не покупал, только самое необходимое, ведь достаток у него был не такой, как у отца Миланы.

— Тетя Аня, можно я возьму старый ноутбук Миланы? — попросила как-то девочка. — Мой совсем перестал включаться.

— Возьми, конечно, все равно лежит без дела на полке, — разрешила Аня. — И старый телефон, если хочешь, бери. Отец ведь Милане новый подарил.

— Ой, спасибо, — Даша посмотрела на Аню с благодарностью. — А Милана не будет против?

— С чего бы? — спросила подошедшая Милана. — Он мне все равно не нужен. Пойдем, я помогу тебе его достать. Сейчас увидишь, как он классно снимает, и игры на нём хорошо идут. Давай, вынимай симку, сейчас переставим…

 

Девочки удалились в комнату, а Аня уже в который раз порадовалась тому, что они неплохо поладили.

Внешне всё выглядело хорошо. И девочки были дружны. Однако снова начались звонки свекрови.

— Почему у вас одна дочь вся одета разодета, ей всё новое покупаете, а другая в обносках ходит, словно нищенка?! — возмущалась мама Ярослава. — Бедная девочка плачет. Разве так можно?

Аня, возмущенная до глубины души, объясняла, что у Даши есть всё необходимое и ей тоже всё покупается, а всевозможные изыски покупает дочери бывший муж и если бабушка так волнуется, то почему сама не купит внучке такие же обновки и гаджеты? Или Ярослав.

— Почему претензии ко мне? — спрашивала она.

Снова вышел скандал. Они поругались с Ярославом, который предложил Ане поговорить со своим мужем и попросить не делать дочери таких дорогих подарков, чтобы Даша не обижалась.

— Ты в своем уме? — спросила Аня. — Хочешь, чтобы дочь не обижалась, купи ей всё это сам.

— У меня нет столько денег! — кричал муж. — Твой мужик выпендривается, а страдает моя дочь!

— Вообще-то он уже не мой, — парировала Аня. — И он волен делать всё, что считает нужным.

Супруги ссорились, Даша тихонько подслушивала. И вскоре все подробности ссоры стали известны матери Ярослава. Даша часто звонила бабушке и рассказывала про то, как она живет в новой семье отца. Кто что делает, как говорит, что говорит, что готовят на ужин и на завтрак, кто кого как называет, как на кого смотрит, в чем ходит дома и что делает. Бабушка выспрашивала у внучки все подробности и приходила к выводу, что Аня плохая жена её сыну.

Анастасия Павловна всё звонила и звонила. И постоянно трепала нервы Ане. В конце концов, та не выдержала.

— Послушай, пусть Даша отправляется жить к бабушке! Я не могу больше. С тех пор как она у нас поселилась, мы всё время ругаемся, — сказала она мужу.

— Ах так! Тогда я уйду вместе с ней, — заявил Ярослав. — Ненадолго же тебя хватило! Я столько лет растил твою дочь, принял, как родную, а ты мою за полгода из дома выжила!

Аня так и застыла с раскрытым ртом. Бесполезно было объяснять мужу, что главную роль во всем этом конфликте сыграла его мать. Ярослав швырял свои вещи в сумку и ничего не хотел слушать. «Собирайся, — сказал он дочери. — Мы поедем к бабушке»

Аня подала на развод и стали они с Миланой жить вдвоем. Однако история имела продолжение. Вскоре Ярослав вернулся и заявил, что хочет начать всё сначала, потому что Даша уехала к матери и «теперь нам ничего не мешает». Оказалось, что в том городе, куда уехала Лиза с новым мужем есть и школы и институты, и всё есть. И Лиза решила забрать дочь к себе. Точнее, такую мысль ей активно прививала мама Ярослава, которая ей часто звонила. У Анастасии Павловны с приездом сына и внучки давление стало повышаться с завидной регулярностью, и обнаружилась ещё куча проблем со здоровьем. «Мне нужен покой и тишина, а девочке нужна мать, ей там лучше будет», — то и дело заявляла Анастасия Павловна сыну.

— Нет уж дорогой, начинать сначала я не собираюсь, нам с Миланой и так хорошо, — сказала Аня и закрыла перед Ярославом дверь.

— А я скучаю по Даше, — сказала как то Милана матери. — Жалко, что она больше с нами не живёт…

— Зато она теперь живет с мамой. Наверное, это лучше, чем со злобной мачехой, — грустно произнесла Аня.

— Ну что ты, мамочка, никакая ты не злобная! Ты у меня самая лучшая, — сказала Милана и обняла мать.

— Ты у меня тоже, — ответила Аня и улыбнулась.

 

***

Милане и Даше суждено было встретиться. После окончания школы Даша (совершенно случайно) выбрала для обучения тот же самый вуз, что и Милана. Правда встретились девушки и узнали о том, что поступили в один институт не сразу, а только учась на втором курсе. Милана обрадовалась, увидев Дарью в коридоре вуза, однако та была раздосадована встречей и, натянуто улыбнувшись, перекинулась с сестрой лишь парой вежливых фраз. Дарья не хотела вспоминать о месяцах, проведённых в семье Миланы. Это были неприятные воспоминания. Свою сводную сестру она считала зазнайкой и выскочкой и мысленно пожелала ей поскорее вылететь из института. Милана же, несмотря на свои восемнадцать лет оставалась всё такой же наивной, как в детстве и очень доброй. Она порадовалась за сестру и искренне пожелала ей успехов…

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.42MB | MySQL:44 | 0,117sec