Как чужие

Тамара с Иваном поженились, когда были совсем молодые. Встретились в гостях у его друга – Тома пришла со своей подружкой, Ларисой.

— Идём-идём. – звала Ларка. – Чего ты, как cыч, сидишь? Поду-умаешь, Дима бросил! Да нaфuг он нужен, этот Дима! Cтpeкoзёл! Он и в ceмьдecят будет по 6a6aм скакать. А Ваня – отличный парень, друг моего Миши. Ну, не понравится, и ладно. За спрос денег-то не берут!

Тамара обиженно поинтересовалась, с чего это Лариска взяла, что Дима будет по 6a6aм скакать? Откуда вообще это выражение? Оказалось, так думает Ларкина мама. В общем-то, недалеко от истины. Про ceмьдecят лет Тома ничего не знала, но не далее, как позавчера, Дима был замечен в компании с Леркой из десятого «А». Когда же Тамара, которой добрые люди всё рассказали, попыталась выяснить отношения, Димка заявил:

— Я – свободный человек! Меня на цeпь нe nocaдишь! С кем хочу, с тем гуляю. Ты мне кто? Мать? Сестра? Жена?

 

Хотя не так давно клялся Тамаре в любви. Она очень расстроилась, но слез при Димке лить не стала:

— Свободный, ну и вали отсюда тогда!

Тома так трагично и вкусно страдала по своей первой любви, когда явилась Лариска, и всё испортила. Потащила к Михаилу, где познакомила с Иваном, уверяя, что он понравится Томе. А он и понравился. Никаких стремительных влюбленностей не случилось – не было бешено колотящегося сердца или дрожи в ногах. Но Иван был симпатичным, добрым, внимательным. Не то, что Дима – что она вообще в нем нашла?!

Они встречались около года, а потом поженились. Тамара с Иваном были ровесниками. Им удалось понравиться родителям друг друга. Мама Томы сразу сказала, с отсылкой к Диме:

— Какой парень хороший, Ваня твой! Не то, что этот… стрекозёл!

Такое чувство, что все видели в Диме стрекозла, одна Тамара просчиталась. Ну, в прошлом Дима, и слава Богу. Лерку он тоже уже кинул, пошёл дальше по девочкам – Тома давно не следила.

Со свекровью у неё тоже сложилось, как и у Ивана с тёщей. Жили сначала у родителей. Потом снимали квартиру. Потом, уже с подрастающей дочкой Юлей переехали в бабушкину двушку в Отрадном после того, как бабушки не стало.

Жили они и правда хорошо. Но, кажется, оба признавали, что сошлись и поженились не по безумной любви. Может, потому и не было между ними ссор, что не горело пламя и не летели искры во все стороны. А может, потому что характер у Ивана и правда был хороший. В бытовых вопросах от старался помогать, какие-то дела брать на себя, и никогда не искал повода придраться к мелочам и поссориться. Тамару это вполне устраивало.

С возрастом страсть, которой и так было немного, между ними поутихла. Однажды они с Иваном смотрели перед сном фильм по телевизору. Там герои прожили вместе прекрасную жизнь. Вырастили сына. И, как они сами сказали, исчерпали свой брак. Вытащили из него всё, что могли, а нового добавить было нечего. Тогда герой и героиня договорились, что не станут жить, как чужие. Если кто-то из них встретит ещё любовь, то может честно сказать об этом, и уйти к любимому. Фильм был сделан красиво, душещипательно. Ивану и Тамаре понравился.

— Давай тоже так. – предложил он. — Если когда-то мы доживем до состояния просто родственников, то поступим так же. Будем честными друг с другом. Если встретим кого-то, просто уйдём. Это лучше, чем врать. Убивать друг друга нелюбовью, равнодушием и обязательствами.

— Красиво говоришь! – усмехнулась Тамара. – Я согласна, Вань. Давай. Не дай Бог, конечно, но давай.

Про себя она тогда подумала, что они уже почти. Практически дожили до состояния просто родственников. Или, как это правильно? До статуса родственников? Близости между ними уже почти не случалось. А в бытовых вопросах они всегда приходили к единому мнению мирно. Выросла Юлька. Поступила в институт, а потом и замуж собралась. Собрали денег, выдали замуж. Отгуляли свадьбу, Юля переехала к Вадику. И тут с Тамарой случилось чудо: она влюбилась. Первой реакцией её был испуг. Она уже много лет ничего такого не чувствовала. Влюблённость была сильной, сбивающей с ног.

Тома всю жизнь проработала администратором в салоне красоты. Работа её устраивала, зарплата тоже. Ещё нравилась возможность за небольшие деньги выглядеть красиво.

Леонид пришел на стрижку. Записался предварительно, а потом пришёл. Тамара взглянула на него, и почувствовала то самое, чего так не хватало её браку: сильное биение сердца и дрожь в коленях.

— Это с вами я говорил по телефону? – улыбнулся он.

«Да что же ты, зараза, такое делаешь?!» — испугалась Тома. Хоть бы не улыбался. С ней и так что-то странное творится.

— Со мной. – она очень постаралась, чтобы голос не дрожал. – Присядьте пока на диванчик. Катя сейчас освободится. Может быть, хотите чего-нибудь?

 

Тома приготовилась перечислять, что может предложить: кофе, чаю, воды. Леонид перебил её:

— Хочу!

— Чего?

— Ваше имя и номер телефона.

Он постригся и подошёл опять. Оплатил услугу, но не уходил.

— Имя ваше, Тамара, я узнал уже. Услышал, как к вам обращались. А телефон?

— Не знаю я. Не могу, наверное…

— Ох, я дурак! Вы же замужем, да? Такая женщина не может быть не замужем.

— Ладно! – решилась Тома. – Записывайте номер.

Зачем отказываться, когда он определенно ей нравится, а они с Иваном договорились не мучить друг друга обязательствами.

Тома начала встречаться с Леонидом. Она ему рассказала о договоренности с мужем.

— А он у вас настал? Ну, тот момент, когда вы просто живете, как родственники?

— По сути, давно настал. Недавно официально разъехались по разным комнатам. Дочку замуж выдали, и разъехались. Мы очень мирно живем друг с другом, но так было всегда. По сути, как родственники, да. Как добрые соседи.

— Ой… а у нас с женой был тяжелый развод. Сейчас-то уже, вроде, успокоились все, но нервы она мне помотала. Хорошо, что сын уже взрослый.

— По поводу имущества нервы мотала?

— И это тоже. Ты меня познакомишь с дочерью своей?

Тамара помотала головой:

— Не сейчас. Я вообще не понимаю, как быть, если честно.

— А чего там понимать? Скажи мужу правду, собирай вещи и переезжай ко мне!

— Да… хорошо, Лёня, я поговорю с ним.

Но она всё откладывала и откладывала этот разговор. Леонид уже начинал сердиться:

— Тебе помочь, что ли? Или, ты мне чего-то не договариваешь, и у тебя есть причины оставаться дома?

— Да нету! Честно, нету! Ну просто… кино – это кино. А тут жизнь. У меня духу не хватает. – оправдывалась Тамара. – Не торопи меня, пожалуйста! Я поговорю, честно.

— Мне не нравится эта ситуация!

— Но я же с тобой! С Иваном у нас давно ничего нет. Я просто думаю о том, что он один останется, и мне не по себе. Но я поговорю! Честное слово, поговорю!

— Просто сколько у нас того счастья с тобой осталось! Мы же не молодые. Я не понимаю, чего ты тянешь время?

— Не надо. Меня пугают такие разговоры! Сколько бы не осталось – всё наше.

Потом Лёня, по случаю, познакомил Тамару со своим сыном, Сергеем. Парень понравился ей – воспитанный молодой человек. И в Леонида она, казалось, влюблялась всё сильней. А ведь возраст у них и правда такой, что каждое мгновение стоит ловить и ценить. Тамара решила разговор с Иваном больше не откладывать.

Кое-что удивляло Тамару, можно сказать, поражало. Она ведь почти не бывает дома. Неужели Иван не догадывается сам? Если догадывается, почему молчит? Ни слова дурного ей не сказал. Как были хорошие отношения, так и остались. Но ведь они официально женаты! Хоть бы спросил: «Где ты бываешь? У тебя кто-то появился?» Тамара решила, что завтра же, с утра, поговорит с Иваном за завтраком. Честно расскажет про Леонида, и скажет, что хочет уйти к нему. Сколько можно откладывать? Пора…

 

А рано утром Тамару разбудил звонок. Звонил Сергей, сын Лёни.

— Тамара, простите, что так рано. – голос у него был странным. – У меня очень плохие новости для вас.

— Что такое? Что-то с Лёней? – Тамара старалась говорить потише.

— Да. – и снова этот голос, будто потерянный.

— Сергей, что случилось? Лёня заболел?

— Папа умер.

— Что?! – громко воскликнула Тамара.

— Да. Вы приедете?

— Я… не знаю. Наверное, твоя мама приедет? А я зачем же… Господи. Как же это, а?

— И мама приедет. – равнодушно сказал Сергей. – И что же? Делить некого, всё. Приезжайте, Тамара. Папа бы хотел.

Разные чувства раздирали Тамару на части. Боль потери жгла грудь, словно прожигая в ней дыру. Тут же металась и клевала в темечко совсем уж глупая мысль: «Хорошо, что не успела поговорить с Иваном». Непонятно было, ехать к Лёне, или нет. Будет сын, жена бывшая, а она-то кто? Никто. Любовница.

Он её всё торопил, чтобы с мужем поговорила. Как знал. Господи, да что же это такое?! Как же так?

— Что с тобой? – услышала она голос мужа.

Тамара очнулась, осмотрелась и увидела, что сидит на кухне. Была же в комнате, в своей постели, когда позвонил Сергей. Как она попала на кухню?

Тамара сидела на стуле и раскачивалась на нём, как кукла, вцепившись руками в полы халата на груди. Глаза её были полны слёз. В таком состоянии её и застал Иван. Он повторил вопрос:

— Что с тобой?

— Да так… ничего.

— С мужиком твоим случилось что-то?

Тамара воззрилась на мужа в изумлении:

— Ты что, знал?

— А я – что, по-твоему, совсем дурак? Знать я ничего не знал. Я за тобой не слежу. Но что кто-то у тебя появился, я видел, конечно. – он вздохнул и сел напротив Тамары. – Что случилось?

— Самое плохое. – выдавила она.

— Умер?

Тамара кивнула.

— Ого! Болел?

— Нет. Сын сказал, сердце остановилось. Внезапно.

— Том… ну я не знаю, что тебе сказать. Утешать тебя, когда ты другого мужика оплакиваешь, это как-то чересчур. Извини.

— Я должна была сказать. Прости.

— Ты же собиралась. – он фыркнул, а она посмотрела на него дикими глазами. – Прости! Я к тому, что твои сомнения и нерешительность читались у тебя на лице.

Слёзы наконец пролились из глаз Тамары, но легче не стало.

 

— Давай разведемся, Том? – сказал вдруг Иван.

— У тебя тоже кто-то есть?

— Нет. Просто… давай разведемся. Чтобы быть свободными на такой вот случай. Наверное, это всё-таки логичнее.

— У меня больше не будет таких случаев. – прорыдала Тамара. – Но если хочешь, давай разведемся. И… и спасибо, что не орешь.

— Да я никогда не орал. – пожал плечами Иван. – Тебе, может, капель каких накапать? Или, кофе сварить? Или, чем тебе помочь?

Она была бы тронута, если бы не было так больно…

Тамара написала Сергею, что придет непосредственно на похороны. Попросила сообщить, когда и где будет прощание. Ей было трудно и страшно, но она пришла. И к гробу подошла. И в ледяной лоб любимого поцеловала. Какой-то сюр! Кошмарный сюр. Вчера – жизнь, любовь, счастье, совместные планы. Сегодня – ледяная кожа, деревянный ящик, а через несколько минут – закрытая крышка и полтора метра земли над головой. Почему так случилось? Как так могло произойти, если человек собирался любить и быть счастливым?! Строить новые отношения?

А может, это она виновата? Всё не решалась поговорить с Иваном, и переехать к Лёне. Вот и результат. Леонид переживал, и сердце не выдержало. Правильно Ваня хочет с ней развестись! Она нехорошая. Не заслужила ни женского счастья, ни доброго соседа и друга Ивана рядом.

Тамара не спрашивала Ивана, что там с разводом. Они по-прежнему жили, как чужие в одной квартире. Как чужие, потому что отдалились после всего случившегося и в человеческом плане тоже. Вряд ли сейчас Тамара могла сказать про свою семью, что они соседствуют с мужем как добрые родственники.

Что же касалось развода, Тамаре было всё равно. Будет ли развод, как и когда он случится. У неё всё ещё болело по поводу скоропостижной Лёниной смерти. Она тосковала и скучала. И по-прежнему не понимала, как такое случилось с нестарым ещё человеком.

Однажды на работе ей захотелось пончиков. Впервые за месяц Тамаре чего-то захотелось. Она обрадовалась и побежала в ближайший супермаркет – там был свой пекарный цех, и выпечка продавалась довольно свежая. В магазине она встретила свою дочь, Юлю… с плохо замазанным синяком под глазом. Забыв, что хотела обнять Юльку и поздороваться, Тамара буквально завопила:

— Это что ещё такое?!

На них обернулась пара человек.

— Мама, тише! – зашипела Юля. – Это я просто ударилась об косяк.

— Так. Ну-ка быстро идем со мной!

Тамара позвонила девочкам, чтобы они подстраховали её со звонками и оплатой, и привела Юлю в небольшой ресторанчик. Они присели за стол в углу, Тамара заказала кофе и пирожных:

— Быстро рассказывай! Он что, бьет тебя, этот козел?!

— Да нет же! Говорю тебе, об косяк…

— Милая, тебе что, восемьдесят лет, и у тебя давление, что ты на косяки налетаешь? Или, может, ты пьешь? Ты бухаешь, Юль?

— Мам, ты чего?! Нет, конечно!

— Откуда синяк! Мы виделись на днях, ничего не было. И часто у тебя синяки?

 

Юля вдруг всхлипнула:

— Было. Просто тогда я хорошо замаскировала.

Тамара пришла в ужас:

— Он бьет тебя?!

Дочь кивнула и разрыдалась.

— Но почему ты не уходишь от него? У тебя есть дом, есть родители. Почему?!

— Стыдно-о-о-о! – провыла Юлька.

— Значит так! Марш домой. К нам домой! Ключи давай, мы с отцом вещи твои заберем. И немедленно разводись.

— Мама, он меня не отпустит просто так…

— Посмотрим еще! Нет, вы поглядите?! И молчит! Я что, тебя рожала и растила, чтобы какой-то козел тебя бил?! Да щас! Развод, и не вздумай к нему возвращаться!

Юля сидела совершенно потерянная. Тамаре стало её жаль:

— Дочка, нельзя никому позволять так с собой. – мягко сказала она. — У тебя есть семья. Понимаешь? Не справляешься сама – ты должна знать, что мы рядом. Господи… бедная моя девочка. Иди скорее домой, к нам. Я подменюсь и приду. И папе позвоним. Юля, ничего не бойся, мы с тобой.

Они с Иваном забрали вещи дочери от зятя. Ваня хотел ему врезать, но Тамара отговорила. Вадику же она сказала, что если он сунется к Юле, она придушит его собственными руками.

— Ваша Юля сама хороша! – огрызнулся тот.

— Что? Да я тебя прямо сейчас прибью, паразит! – завопила Тома и схватила металлическую ложку для обуви.

Иван с трудом её урезонил и вывел из квартиры. По Вадику было видно, что он здорово струхнул. Неудивительно, ведь только трус будет бить того, кто слабее.

В машине Иван расхохотался.

— Чего ты ржешь? – накинулась на него Тамара. – Лучше бы мне помог, а не подонка защищал.

— Да я тебя защищал! Он бы на тебя заявление написал, к бабке не ходи. Мне, главное, говорит: не бей его Ваня. А сама…

— Это был аффект!

— Я заметил.

Это было сказано с таким сарказмом, что Тамара тоже с трудом сдержала смех.

Вечером, поужинав всей семьей, они разошлись по комнатам. Юле отдали её бывшую детскую. Тамара пришла в комнату к Ивану и прилегла на край кровати.

— Свалишься так. Ложись нормально.

Тома подвинулась к нему, подняла руку Вани и легла к нему на грудь.

— Ты не против?

— Только не реви!

— Да я не буду. Я так…

 

Он положил руку Тамаре на плечо. Погладил. Беды сближают, а их единственная дочь попала в беду. Могла бы и пропасть, хорошо, что вовремя успели.

— Вань…

— М-м?

— Ты на развод-то подал?

— Нет пока.

— А чего?

— Смотрю на твоё поведение.

Тамара фыркнула и повозилась, устраиваясь на груди Ивана поудобнее.

— Чего? – спросил он.

— Ничего. Смотри- смотри! Я не против…

Некуда уже идти. Некого искать. Есть семья – поддержка, опора, основа. Нет ничего важнее семьи.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.42MB | MySQL:44 | 0,157sec