Внучка потом тебя не узнает

Если бы Людмилу Ивановну спросили, почему она буквально с первых дней после свадьбы не взлюбила сноху, она бы, пожалуй, ничего вразумительного ответить не смогла. Для знакомства с родителями сын Владимир привел Марину через неделю после того, как девушка получила диплом.

 

Молодой человек окончил вуз на два года раньше Марины и уже работал юристом в электросетях предгорной зоны. С девушкой он был знаком и раньше, еще в школьные годы. Но поскольку Марина в то время была еще девчонкой, внимания на нее он не обращал. Новая и, можно сказать, решающая их встреча произошла в курортном городе, где находился офис, в котором работал молодой человек, и куда, в городскую администрацию, после четвертого курса была на практику отправлена девушка.

Вначале Владимир пытался доказать Марине, что она выбрала не ту специальность. Он был убежден, что работа с земельными участками – это неинтересное мужское занятие. Через несколько дней, увидев, какие приборы использует девушка, и с какими документами имеет дело, молодой человек изменил свое мнение.

Их свадьба не была какой-то особенной. Правда, сестра Владимира Елена несколько раз пыталась привлечь к себе внимание со стороны гостей. Ей всегда хотелось быть «звездой», а если речь шла о каком-нибудь застолье, то она, по собственному убеждению, была украшением стола. Такого же мнения придерживался и Костя, муж Елены. Женаты они были пятый год, и, как рассказывала Людмила Ивановна, все у них было в жизни прекрасно.

Прошло совсем немного времени, и Марина, как убеждала Людмила Ивановна своего мужа Андрея Викторовича, «показала коготки». В отличии от дочери сноха позволяла себе не соглашаться с мнением свекрови, из-за чего последнюю просто корежило. Что касается сына, то он, как была убеждена женщина, просто плясал под дудку молоденькой жены.

— Ты посмотри, в какой оборот она его взяла, — пыталась доказать наглость Марины своему мужу Людмила Ивановна, — он же ведь так в самые последние подкаблучники попадет.

— Да не собирай ты ерунду всякую, — отмахивался Андрей Викторович, — все у них нормально. Вместе что-то обсуждают. Слышала ведь, как они насчет жилья разговаривали. Вовка предлагает снимать квартиру в нормальном пятиэтажном доме, а Маринка убеждает, что лучше деньги сэкономить. У ее двоюродной тетке в этом городишке трехкомнатная квартира есть в бывшем семейном общежитии. Тетка с семьей через полмесяца уезжает в какой-то город на Севере. Ей там работу предлагают в аптечной сети. Провизор она. Муж инженером на какой-то газовой станции работать будет. Квартиру эту продавать сейчас не хотят. Сама ведь слышала, как тетка эта сказала: «Не вечно же мы там будем».

— Ты сам-то хоть понимаешь, что говоришь? – набросилась женщина на мужа, — там коридор общий. Наверно, кошачий запах такой, что дышать невозможно. Да и тетка эта может с семьей через месяц вернуться. Что тогда? Квартиру срочно искать?

Андрей Викторович спорить с женой не стал. Он знал, если на Людмилу что-нибудь такое найдет, то обсуждать с ней что-то бесполезно. Сам он ничего против снохи не имел. Единственное, что ему не нравилось, — это ее, как он думал, излишняя стройность. Впрочем, как предполагал мужчина, все это из-за учебы в вузе, потому что студенты вечно полуголодные. А значит, через какое-то время Марина чуть поправится, и все будет нормально.

Родственники и другие гости на свадьбе в общей сложности подарили молодым столько, что получившейся суммы хватило не только на первоначальное обзаведение всем необходимым, но и на покупку подержанной, но находящейся в отличном состоянии иномарки. Через месяц Владимир и Марина на этой машине приехали, чтобы поздравить Людмилу Ивановну с днем рождения.

За столом свекровь специально для снохи рассказывала, как хорошо устроились Елена с мужем. Дочь свекрови работала бухгалтером в преуспевающей фирме, занимающейся заготовкой и первичной переработкой лекарственного сырья. Ставя ее в пример, Людмила Ивановна несколько раз со значимостью повторила:

— Ведь добилась же Лена всего. Добилась.

Марине очень хотелось спросить, чего именно добилась дочь свекрови, но что-то ей подсказывало, что лучше не спрашивать. Поэтому она просто делала вид, что соглашается и что буквально восхищена успехами Лены.

— Нет, ты же видел, как она себя держит! – отчитывала мужа женщина после отъезда сына и снохи, — сама-то… и никто, звать ее никак, а смотрит на меня и говорит, словно перед ней не я, а какая-то замухрышка. Да и Вовка хорош. Взял бы, да сказал что-нибудь веское, чтоб жену на место поставить. Зря он на этой женился. Развелся бы, пока не поздно.

 

— Ты совсем рехнулась? – не выдержал Андрей Викторович, — радовалась бы, что у сына все хорошо, что жена у него не глупая.

Вероятно, Людмила Ивановна, высказывая недовольство по поводу самостоятельности снохи, одновременно преследовала цель «завести» мужа, что действовало на нее всегда успокоительно. Поэтому она, словно обрадовалась его словам и выдала такое, после чего муж просто махнул рукой и выйдя из дома направился в гараж.

Через полтора года в молодой семье произошло пополнение. Дочку назвали Викторией. Первыми познакомиться с внучкой приехали родители Марины. На следующий день визит нанесли Людмила Ивановна с Андреем Викторовичем.

Свекр искренне радовался рождению Вики. Он даже игрушки для нее привез. Покупал их без жены. Совсем забыл, что ребенок совсем маленький, и какие-то очень дорогие куклы понадобятся нескоро. Людмила Ивановна тоже привезла подарок.

Рассматривая девочку, гости никак не могли определить, на кого она похожа. При этом Людмила Ивановна утверждала, что Вика – вылетая баба Тоня, то есть, ее мать, а Андрей Викторович с этим не соглашался. В конце концов было решено оставить эту тему и перейти к другой, по мнению свекрови, более значимой.

— Вы почему имя для нее такое выбрали? – недовольно поджав губы спросила женщина, — Вова, ты бы вспомнил своих бабушек. Ведь Антонина или Надежда куда лучше.

— Викторией дочку Марина назвала, — улыбаясь, ответил сын, — мне имя понравилось. Это же ведь от слова вика, что по латыни – победа.

— Так переубедил бы, — не глядя на сноху, выразила свое недовольство Людмила Ивановна, — вспомни, как Костя тоже какое-то имя для дочери предлагал, а Лена слушать не стала, сказала, что назовет Ириной. Так и сделала.

Женщина сказала еще несколько слов про хорошие, по ее мнению, имена и плохие, после чего, забыв о совсем маленькой внучке, начала рассказывать об успехах Лены. Она напомнила, что на работу та вышла, когда дочке исполнился всего год. Для этого пришлось нанять няню.

— Платить, конечно, ей пришлось много, — оценивающим взглядом свекровь посмотрела на сноху, — но все равно так было лучше, чем сидеть с ребенком без денег. Все-таки, зарплата у Лены – не в пример вашим. Старательная она, грамотная. Ее уже в первый год работы в должности повысили. У Кости, правда, дела не особо идут, но он надеется на повышение.

Про успехи дочери женщина проговорила до вечера. Всякий раз, рассказывая что-то, оборачивалась к снохе и назидательным тоном подчеркивала, что Лена – очень хороший специалист, хотя красного диплома у нее нет.

Через полтора года Марина перестала получать выплаты. Владимир предлагал или подождать, пока дочке не исполнится три года, или тоже нанять няню. Вместе они посчитали, что двух зарплат будет достаточно и для жизни, и для оплаты услуг няни. Осталось только найти наиболее ответственную, чем и хотела немедленно заняться Марина. Но тут ей позвонила ее баба Люба.

— Папа твой сказал, что вы, вроде, нанять кого-то собираетесь, чтоб тебе на работу выйти, а эта нанятая чтобы с моей правнучкой сидела. Это правда? — Поинтересовалась баба Люба и, услышав утвердительный ответ, решительно завила, — вы вот что. Квартира у вас трехкомнатная. Так что мне уголок найдется. Не хочу, чтоб с Викой чужой человек сидел. Если не прогоните, то приеду и буду нянчиться.

— Ой, баба, тебе ведь тяжело будет с маленьким ребенком! – забеспокоилась Марина, — Вова, — обратилась она к мужу, — бабушка моя хочет приехать и с Викой сидеть.

— Пусть приезжает, — согласился Владимир, по тону его голоса было понятно, что такое предложение ему понравилось, — только как там без нее дед будет?

— Ты Вове своему скажи, — услышав слова молодого человека, заверила внучку баба Люба, — ничего деду не сделается. Он сам рвался с правнучкой сидеть, да только я ему отлуп дала. Мужиков к таким маленьким детям и близко подпускать нельзя. А дед без меня проживет. Помнишь, я как-то в больнице три недели лежала, ведь все нормально у него было. Только мне потом пришлось день уборкой заниматься. Он оказывается не знал, что надо регулярно пыль везде убирать. Уверял, что не видел ее.

 

Приезд бабы Любы к молодым родителям почему-то возмутил Людмилу Ивановну. Свое недовольство она, как обычно, выместила на муже.

— Ну и зачем эта бабка туда прется? – спрашивала она, не ожидая ответа, — что? Сами справиться не могут? А как Лена? Почему она смогла няню нанять, а эта из ума сшитая не хочет?

— Так ты бы сама поехала, помогла детям, — предложил Андрей Викторович, — отпуск бы взяла, это уже целый месяц. Потом бы Вовка в отпуск пошел. Там, глядишь, Маринкины родители бы подключились. Вот и протянули какое-то время. За два года Вики бы перевалило, можно бы и эту бабу Любу подключить, да и твоя мама не отказалась бы с правнучкой посидеть.

— Ты бы лучше свою мать отправил, — судя по тону женщины, она начала «заводиться».

— Прежде, чем говорить подумала бы. Вспомни, как у нее давление скачет!

— Ну и что? У меня тоже давление. Таблетку приму и – на работу. Это тебе ничего не делается.

Дальнейшая перепалка родителей Владимира закончилась ничем. Правда, последнее слово, как обычно, осталось за женщиной. Людмила Ивановна заверила, что помогать снохе она не собирается. И вообще, эта нахалка могла бы вначале с ней посоветоваться.

— Ишь, возомнила о себе! – с долей злости «подвела черту» женщина, — свекровь ей не нужна! Ну и пусть сидит. Ленка без всяких бабок обходилась. Палец о палец больше не ударю.

Свое слово Людмила Ивановна сдержала. Она даже отказалась приехать на день рождения внучки, когда той исполнилось два года. Что касается Владимира и Марины, то часто приезжать к родителям у них не получалось.

-Не по себе мне как-то, Вова, — пожаловалась Марина, когда, возвращаясь из такой поездки, они уже подъезжали в дому, — может, маме твоей нездоровится. Она почти сразу в другую комнату ушла и потом проводить нас не вышла.

— Не знаю. У нее случается, что давление поднимается, — чувствовалось, что Вове как-то неудобно из-за мамы, потому он старался сгладить ситуацию.

Когда Вике исполнилось три года, Вовина мама вновь не приехала на день рождения. Правда, накануне она звонила сыну, просила завтра поздравить внучку от нее. Поинтересовалась, как дела, а услышав, что сноха получила повышение сразу на две ступеньки, переревела разговор на другую тему.

В течение следующих двух лет Людмила Ивановна побывала в семье сына всего раз. Узнав о том, что молодые родители взяли ипотеку, и примерно через полгода уже смогут вселиться в новостройку, женщина поинтересовалась, как теперь они собираются «выкручиваться».

— Я хотел тебе рассказать, но ты сослалась на какое-то срочное дело и прервала разговор. Помнишь, я на тебе звонил полмесяца назад, — начал рассказывать Владимир, — мне же ведь удалось в большую компанию устроиться. У нее здесь филиал. Зарплата вполовину выше. И Марина теперь стала больше получать. Так что все нормально. Я потом еще тебе звонил, но как-то получилось, что рассказать об этом забыл.

— Странно как-то, — возмутилась Людмила Ивановна, — как можно забыть об этом сказать родной матери? Лена никогда ничего не забывает. Да и Костя, — со значимостью посмотрев на Марину, — добавила она, а потом, остановив взгляд на Андрее Викторовиче, пытающемуся научить маленькую внучку карточной игре, с удивлением продолжила, — это что получается, у вас теперь денег больше чем у Ленки с Костей?

Судя по дальнейшему поведению свекрови, такая новость основательно испортила ей настроение. Пытаясь отвлечься от дурных мыслей, женщина решила переключить свое внимание на внучку.

— Вика, — позвала она ее, — ну его, этого деда. Он тебя хорошему не научить. Иди ко мне, я сказку хорошую знаю. Сейчас тебе расскажу.

— Нет, — не отрываясь от карт, отказалась Вика, — не пойду. Дед лучше. Мы сейчас с ним пойдем мультик смотреть про домовенка Кузю.

 

Когда свекровь и свекр возвращались домой, Людмила Ивановна в течение всей поездки вымещала всю свою досаду, сдобренную злостью на муже.

— Ты смотри, как они девчонку воспитали! – возмущалась женщина, — не пошла ведь ко мне. Чем это ты ее приворожил? Нет! Это Маринка так дочь настраивает, чтоб она родную бабку знать не знала. Ну и пусть при своих интересах остаются. Не поеду больше к ним. Нашел же Вовка себе жену! И тебе не советую. Нечего тебе там делать!

— А я буду ездить, — спокойно отреагировал на такое предложение мужчина, — не слышала, как мне Вика сказала: «Ты, дед, обязательно приезжай. Я тебя всегда жду». А ты, если приезжать не будешь, то внучка тебя потом не узнает.

Автор: Николай Дунец

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.41MB | MySQL:47 | 1,190sec