Нам не xвaтает на жизнь. Рассказ

— Ты какая-то расстроенная, Мариночка, что случилось? — ласково спросила дочку Ирина Борисовна.

— Да мам, … идёт какая-то полоса неудачная, никак не вылезем с Толей из ямы, — хмуро сообщила ей Марина, — С дeньraми плoxo, на жизнь не хватает. И как назло и у меня заказы на проекты yпали, и у Толика доходы от магазина уменьшились. А платежей полно, вот я и нервничаю, мам.

— Так может вам тогда обратно ко мне вернуться? — исподволь предложила ей Ирина Борисовна, — Ну ведь жили же мы вместе, да вроде и мирно всё было, не ругались. Толик твой на меня не в обиде был, внучки в моей комнате спали. Мне то одной уж слишком просторно в двухкомнатной квартире. Может вернётесь, а Мариночка? Поди за трёшку съёмную бешеные деньги отваливаете каждый месяц?

 

— Мам, ну ты не понимаешь? Я онлайн работаю, мне тишина нужна и отдельная комната. Плюс наша спальня и комната девочек, так что нам минимум три надо.

» Хозяин — барин, но жить по средствам надо бы,» — подумала Ирина Борисовна, но решила промолчать.

Ведь она это уже говорила, к чему повторяться? А ещё она им говорила, что чем снимать, уж лучше ипотеку взять. Хоть деньги не на ветер пойдут.

И Марина, и Толя правда стараются, работают много. Это их жизнь, своя голова на плечах, пусть сами и решают.

— Я как раз с тобой поговорить хотела на эту тему, мам.

— Если ты про деньги, то сама знаешь, у меня совсем немного отложено, — сразу поняла Ирина Борисовна.

— Да нет, мам, не в этом смысле. У меня к тебе другое предложение, не знаю, с чего начать? В общем помнишь мою подругу Леру из Ярославля?

— Конечно помню, очень приятная девушка. Жаль, что никак замуж не выйдет. Она же твоя ровесница? Да ещё из моего родного города, даже окает немного. Мне это так приятно слышать!

— Вот именно, мама. В этом всё дело, Лера с мамой продали наконец-то квартиру в Ярославле. Лера уговорила маму сюда переехать. Но квартира у них малюсенькая, Лерка конечно погорячилась. В общем мама её решила снять комнату, чтобы дочке не мешать, Лера ей оплатит.

— Так пусть у меня поживёт, она же моя землячка. И мне не так грустно будет, — обрадовалась Ирина Борисовна, — а оплату за комнату предлагаю поделить пополам, раз вы тут не живете. Это ведь и твоя квартира!

— Мама! Спасибо, что ты меня поняла! Ну и тебе к пенсии будет прибавкв, — смутилась Марина, ей было неудобно перед мамой, но кто же ещё поможет?

Ирина Борисовна не стала ей говорить, что сама она умеет по средствам жить и не шиковать, как некоторые. Но не стала, натура такая у неё — не любит лишний раз предъявлять кому-то претензии.

Вот муж у неё был мастак на претензии. Вечно недовольство выражал. Да ещё скажет вроде в шутку, а так обидно, полдня нет настроения! И главное, что то всё хорошо, хвалит её, вроде даже любит, а потом вдруг не пойми почему как начнёт ворчать! И что она пол не успела помыть, пока он ходил в магазин. Или что дочку не так воспитала, будто одна она её воспитывала.

Может он в чем-то и прав был, но душа противилась. Ведь когда любит человек, не будет на другого вешать за все неурядицы. И одного виноватым делать за всё. Это же их общие и радости, и горести. А выходило, что когда денег нет или что ещё не так — во всём Ирина Борисовна виновата. А когда всё есть — это в основном Николая заслуга.

Так что разошлись они восемь лет назад, Николай теперь в родительской квартире один живет. И они почти не общаются.

Инна Михайловна оказалось удивительно приятной и весёлой женщиной. Легкая, ненавязчивая, компанейская!

А её ярославские словечки с упором на букву «О», почти забытые, давно не на слуху, просто грели душу Ирины Борисовны. Будто она в своё далёкое детство попала.

— От ранО темнЯет, и дня не видать! — сетовала Инна Михайловна вечерами, — А ты, Ирина, чого одна-то живёшь? Тоже без мужа рОдила?

И тут же, — Ташши, Ира, тУбаретку, ой гляди, на лампе тенето какое выросло!

 

Что забавно, Инна Михайловна тоже её поддразнивала своими словечками. Только у неё это звучало не обидно, а весело.

— Да был муж, и жили хорошо, а на старости лет рассорились, вот и живем врозь, — отвечала Ирина Борисовна, снимая едва видимую паутину с люстры.

— А у меня помер мой любимый, ягодиночка моя, оставил одну. Уж пятнадцать годов, как нет его. Тоскую по нему, сил нету, хотя крятать любил в шутку, носом тыкать с молоду любил, он же муж, вольно ему так!

И всё у неё легко так выходило, да складно, что стала даже Ирина Борисовна мужа Колю с другим чувством вспоминать. Ворчать то он ворчал, так и делал много, и берег её. И она тогда себя любимой чувствовала.

— А хошь Ирина, с братом тебя познакомлю? — как-то вдруг предложила ей Инна Михайловна, — Он на днях с Ярославля приедет, встреча у него с покупателем, он запчасти ему поставляет. В ресторан меня звал, хочет меня с тем мужчиной познакомить.

Может говорит Инночка хоть под занавес с хорошим человеком поживешь в паре. Одинокой то всегда мысли нехорошие в возрасте приходить начинают.

В ресторане Ирина Борисовна была ещё в молодости, поэтому сначала думала отказаться, а потом … согласилась. Когда её ещё пригласят? Да может больше и никогда!

— На вот тебе за комнату, идём наряды новые покупать! — скомандовала Инна Михайловна.

И Ирина Борисовна неожиданно для себя…с радостью согласилась.

В ресторане играла приятная музыка, было непривычно ярко и шумно.

— Вон он мой Генаша, рукой нам машет, — указала Инна Михайловна подруге столик, — С партнёром беседует. Глянь ка, партнёр и право культурный мужчина. С бородкой, даже симпатишный!

Подошли ближе к столику, и вдруг Ирина Борисовна просто остолбенела!

— Ирина, это ты? — мужчина с бородкой привстал, замолчал и смотрел на неё во все глаза, как тогда, давно, в юности!

— Коля? Так это ты партнёр, не подумала даже, что вот так мы с тобой встретимся!

— Опять, опять обломилося мне, не найти мне суженого. Да и куда такой как я мечтать о счастье? — пошутила Инна Михайловна.

Теперь Ирина Борисовна опять замужем. Точнее «за мужем», он от тоски поначалу бизнес небольшой начал, а потом решил, что дочке на квартиру будет работать, ну кто же поможет, как не папа?

Брат Генаша Инне Михайловне с дочерью тоже с жильём помог. Но и идею выдать замуж сестру и племянницу не оставил. Он ведь у них пока единственный мужчина, кто же о них позаботится?

А Ирина Борисовна теперь, когда ей кажется, что Николай чем-то недоволен, молитву читает, чтобы муж остыл. А потом ему говорит, — Коля, ты опять шутишь или правда что-то не так?

И Николай ей сразу, — Ириша, ну ты же знаешь, конечно шучу, пойду ка я лучше делом докажу, что люблю тебя такую, какая ты есть. А то мне язык от матери достался язвительный, прикусить его немного надо! Уметь надо жить вместе, беречь свою любовь, рассориться то легко.

А найти родного по душе — ой как непросто!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:44 | 0,144sec