Высокая кулинария

Артём только что закончил поварские онлайн-курсы, и его обуревала жажда творчества. Две недели он пытался кормить родню фрикасе из кролика и курицей терияки, но отец настойчиво требовал картошку с грибами и холодец, подозревая сына в желании вступить в права наследства как можно раньше, отравив семью.

Амбиции парня росли как на дрожжах. Он чувствовал, что задыхается в стенах квартиры и ему нужен простор для творчества. А тут как раз подвернулась вакансия повара в местную школу.

 

Зарплату обещали. В принципе — это всё. Никто не говорил о конкретных цифрах. Но Артёму это было и неважно. На собеседовании он заявил директору, что собирается добиться для его столовой целого созвездия Мишлен и его никто не остановит в этом порыве. Директор смотрел на энтузиаста с сочувствием, но на работу принял. Все остальные его сотрудники были сплошь воришки и лентяи, а тут такой принципиальный экземпляр — пусть готовит.

Поварá лениво чистили картошку и кидали её прямо с глазкáми в ванну для мытья овощей, когда на кухне появился директор вместе с неопознанным чудом в стильном чёрном кителе на два размера больше и модном французском колпаке с AliExpress.

— Знакомьтесь: Артём, ваш новый собрат по оружию! Обучался в Youtube! — торжественно произнёс директор и тут же исчез.

— Здравствуйте, коллеги! — не менее торжественно произнёс Артём.

— Тамбовский кок тебе коллега, — злобно ответила одна из поварих, телосложением и цветом кожи напоминавшая свеклу.

— Ну-с, — не обращая внимания на вялое приветствие, продолжал парень, — чем будем сегодня угощать?

Новоиспечённый повар метался в своих предположениях, какими будут его первые блюда. Крем-суп? Рагу? А, может, что-то из морепродуктов?

— Рассольник и гречка, — рявкнула женщина в засаленном халате и бросила картошку в ванну так, что брызги попали Артёму на лицо.

— Великолепно! — произнёс он всё так же оптимистично и побрёл в сторону разделочного стола.

— Идиота какого-то прислали, — прошептала женщина своей коллеге так, что её услышали даже в кабинете музыки во время урока.

— А где продукты? — спросил Артём, готовый побеждать рассольник.

— Всё уже на столе! — послышался ответ.

Пакет перловки, три худых маринованных огурца, утонувших в трёхлитровой банке с рассолом, луковица и морковь — этим набором повар должен был накормить сто пятьдесят человек.

Со вторым блюдом было проще. Гречку сюда завозили тоннами. Из неё обычно готовилось семьдесят процентов всех блюд. В суп и к гарниру должно было идти какое-то мясо. Но повара решили, что новенький — это лишний рот на их территории и выдали ему на все блюда говяжью печень. Из приправ на школьной кухне были только соль и лавровый лист. Десятилетиями эти двое боролись с пресным вкусом еды и добавляли блюдам ощущение присутствия бульона. Благо, что Артём притащил целый мешок приправ, который заказал ещё во время обучения.

На всю кухню имелся только один нож, которым здесь резалось и намазывалось абсолютно всё, а ещё им закручивались винты и периодически зачищалась проводка, когда приходил электрик.

Несмотря на все неудобства, возбужденный Тёма начал творить. Кухню быстро заполнили неизвестные тут доселе ароматы базилика и тимьяна. Повар крутился вокруг печени, гладил её и купал в молоке. На онлайн-курсах шеф-повар всегда говорил, что с едой нужно быть на равных. Где-то в шкафах отыскался горчичный порошок, сахар превратился в карамель, обжарился весь лук, какой Тёма смог достать в закромах столовой.

— Представляешь, — сказала «женщина-свекла» своей напарнице, проведав новичка, — этот крендель там с печенью беседы водит.

— Совсем как наш Борька. Но тот со своей чаще говорит — прощения просит. Эх, наберут же по объявлению, — ответила ей повариха.

Весь день женщины пили кофе, курили и не вмешивались в творческий процесс. По их прикидкам, новенького должны были уволить ещё до конца рабочего дня, когда ученики начнут массово возвращать полные тарелки назад и жаловаться родителям на вонючую печёнку, которой их пытались отравить.

На удивление, во время обеда в окно приёма грязной посуды сдавались исключительно пустые тарелки. Сразу после школьного звонка на кухню ворвался директор и, собрав всю команду кулинаров, провёл экстренное собрание.

— Кто сегодня готовил обед?! — кричал мужчина, вытирая потный лоб.

— Новенький, — ухмыльнулась одна из женщин.

— Что это было?! — накинулся директор на Артёма.

— Гречка с печёночным суфле в горчичном соусе и рассольник с печенью, — пафосно заявил повар, и его коллеги захихикали.

— Печень?! — поморщился директор, — но мы же её держим только как стратегический запас! Что вы туда добавили? Лавровый лист? Признавайтесь! — тряс он Артёма, — я съел две тарелки «второго» и ещё у замдиректора выкупил его порцию!

— Это французский рецепт! — поправил колпак Тёма.

— Запишите! Включим в основное меню! А сколько денег я теперь сэкономлю! — сиял директор, пританцовывая от радости.

Поникшие поварихи радость начальника не разделяли. Теперь запасы мяса сократятся вдвое. Жадный директор заменит его более дешёвой печенью, а, значит, и домой они будут вынуждены забирать печёнку, которую совершенно не умеют готовить.

На следующий день Артёму предстояло разобраться с завтраком. Парень мечтал сделать что-то заковыристое, поэкспериментировать, удивить. Он очень расстроился, когда узнал, что ему предстоит приготовить омлет, а из ингредиентов есть только яйца и прокисшее молоко.

Коллеги, видя огорчение в глазах новичка, перемигнулись и предложили ему зайти в специальный холодильник, где он может взять любые продукты и приготовить всё, что захочет. Распухший от продуктов агрегат сводил с ума разнообразием содержимого. Здесь было всё: морская рыба, индейка, грибы, свежие овощи и настоящее сливочное масло, а не маргарин.

Артём потерял связь с реальностью и, словно в тумане, хватал всё подряд. Он оккупировал кухню и просил ему не помогать. Никто и не настаивал.

На следующее утро на кухню снова влетел нервный директор. «Второй раз за сутки», — заметили поварá. Это вдвое больше, чем обычно он заходит за год.

— Почему пятый «В» жалуется, что у них была форель в сметанном соусе, а не лосось в сливках как у пятого «А»? Там чуть драка не началась! Чем вы их кормите? Я не заказывал в школу ничего из этого!

Повара хотели сдать с потрохами своего новоиспеченного коллегу, но Тёма их опередил.

— Я взял их в том холодильнике! — указал он пальцем на склад продуктов.

«Ну всё, сейчас он вылетит» — радовались про себя сотрудники кухни.

— Что ж, кх-м, — кашлянул в кулак директор, — обычно за такую инициативу я увольняю, предварительно набив морду.

Глаза у поваров загорелись. Этот зарвавшийся кулинар уже успел всех достать своими разговорами и расспросами о всяких забугорных рецептах. До его прихода для них верхом академического мастерства являлись «жульен» и «котлеты по-киевски», а тут какие-то «буйабесы» и «том-ямы».

— Но мне только что позвонили из родительского комитета, — продолжал директор, — в общем, дети отказываются есть что-либо, приготовленное не в нашей столовой. Их родители хотят прийти и пообедать здесь завтра. Им кажется, что мы что-то подмешиваем в еду! Вы, как вас там, — щелкал директор пальцами.

— Артём, — гордо произнёс повар.

— Да, Артём, выдаю вам карт-бланш на этот обед!

— Но как же!.. — начали суетиться остальные повара.

— Цыц! А вы, бездельницы, будете помогать ему! Если родительский комитет одобрит новое меню, мы сможем привлечь дополнительное финансирование! Питаться лучше будут не только дети, но и руководство! А там и до новых занавесок недалеко, — мечтательно произнёс директор. — Так что вперёд, к Мишлену!

 

Он показал на воображаемый небосвод, а потом удалился. Повара́ кипели от злости. Какой-то пацан только пришёл и уже будет ими командовать!

Тёма не замечал назревающего бунта. Находясь в состоянии, близком к эйфории, дома он весь вечер провёл за составлением меню для завтрашнего обеда, а после, четыре часа точил нож.

— Отравить не смог, будет резать! Надо его из наследников вычеркнуть! — шептал отец Артёма его матери, наблюдая за тем, с каким усердием сын водит лезвием по камню.

На следующий день, когда Артём зашёл на школьную кухню, то застал абсолютно пустое помещение и огромный амбарный замок на дверях склада. Его коллеги коллективно ушли на больничный и оставили ему для готовки лишь то, что начиналось на букву «Р»: репу, редис, рукколу, ревень, рис. Смешав эти ингредиенты вместе, можно было приготовить хорошую язву желудку и смертельный запах изо рта, но никак не вкусный обед.

В срочном порядке был вызван директор. Артём показал на закрытый склад и попросил содействия. Директор запретил ломать замо́к, так как это — школьное имущество, и вручил Артёму свою накопительную карту ближайшего супермаркета с пятьюдесятью тысячами бонусов на счету. Это был щедрый дар во имя спасения престижа школы, но директор не жалел последнего.

Артём сметал продукты с полок магазина со скоростью света. Всё шло как нужно, поварёнок планировал произвести гастрономический фурор, пока на кассе не выяснилось, что десять тысяч бонусов на карте равняются всего одной тысяче рублей.

Переполненную тележку пришлось оперативно разгружать. Артём позвонил по скайпу своему куратору с поварских курсов и, перечислив имеющиеся на кухне продукты, попросил помощи. Перечень новых блюд был составлен тут же, на кассе, а тележку сократили до корзины, оставив лишь самое необходимое.

Родительский комитет являл собой биологическое оружие критического поражения. «Критического» — от слова «критика». Эта масса людей, казалось бы, не имеющих между собой ничего общего, легко организовывалась при составлении списка недовольств, касающихся содержания детей внутри школы, и наносила мгновенный удар по всем фронтам. На пути к столовой, пройдя всего пятьдесят метров, человеческая «машина» морально уничтожила всё: начиная от плохо отрегулированного кондиционера и заканчивая химическим составом краски, которой были выкрашены стены.

Директор стойко выдерживал все нападки в его сторону, но начинал сдавать. Последняя надежда была на обед. Суп-пюре из репы с кусочками курицы, ризотто со свежими овощами и тушёным редисом, а ещё суфле из ревеня с заварным кремом — это тот максимум, который можно было вытащить из пятидесяти тысяч бонусов и того, что оставили повара Артёму.

Сам директор не ел — кусок не лез в горло. Он смотрел на невзрачные блюда и кусал губы в наказание самому себе за то, что не позволил спилить замо́к. И напрасно. Родительский комитет был в восторге. Почти каждый второй попросил добавки, но никто её не получил. Последнюю порцию Артем выскребал со дна кастрюли.

После обеда все собрались в актовом зале, чтобы обсудить новое меню. Родители без конца хвалили директора, называя его разумным руководителем, раз он нашёл такого преданного работе повара. Самого́ повара пригласили на сцену, чтобы он сказал пару слов о своих планах и о том, как он готовил эти замечательные блюда.

Артём что-то там блеял о том, что теперь каждый второй может вкусно готовить, стоит лишь зайти в интернет; о том, что главное — любить свою работу и верить в лучшее. Директор его не слушал. Он таял от похвал и уже крутил в голове невидимые суммы, прикидывая, с какими поставщиками лучше налаживать мосты, чтобы выгодно покупать эксклюзивные продукты для новых блюд, а разницу помещать в свой карман. А там, глядишь, и правда, можно будет задуматься о ресторане и о звёздах. Торжественная речь Артёма подходила к концу. Он гордо заявил, что всё приготовленное им сегодня обошлось в какие-то жалкие пять тысяч рублей плюс набор банальных растений с грядки. По его уверениям, полезные блюда не обязательно должны быть дорогими, а вкусно можно приготовить даже обыкновенный рис с курицей и овощами. Главное, подойти с умом.

 

Довольные родители согласно кивали. Им нравились слова — недорого и полезно. Это был провал. Звёзды Мишлена падали перед глазами директора. Его личный холодильник и бонусная карта пали бессмысленными жертвами. Он хотел уволить Артёма прямо во время выступления, но особо подкованные родители тут же пригрозили ему СЭСом и юридическими санкциями. Артёма пришлось оставить.

Правда, через год он сам уволился. Слухи о талантливом поваре быстро распространялись. Парню предложили работу в армейской столовой, обслуживающей целый батальон. Там его навыки и умение готовить вкусно, полезно и недорого были очень кстати. Да и звёзд в армии было чуть больше, чем в школе.

Александр Райн

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.41MB | MySQL:44 | 0,154sec