Моя тёща

Лидия таяла на глазах. Умом женщина понимала, что надо бы пойти к врачу, но страшась услышать страшный диагноз, оттягивала момент. Она скрывала от Антона своё состояние. Нет, не потому, что он на пятнадцать лет младше, вовсе не поэтому. Просто….не всё можно говорить супругу. Муж любит жену здоровую, ага.

А когда однажды утром не смогла подняться с кровати из-за дикой слабости, скрывать нездоровье уже было затруднительно.

-Дорогая, что с тобой? — удивился Антон, собираясь на работу.

-Наверное, вчера что-то съела, — соврала женщина.

Дождавшись, когда супруг уйдёт, позвонила дочери, и всё рассказала.

 

-Мама, ты совсем уже? Есть возможность отправиться к врачу сегодня? Иди прямо сейчас, я приду к вам вечером. Если бы ты раньше сказала, я с работы отпросилась.

-Я с трудом хожу, — простонала мать.

-Сейчас приеду, — Агата помчалась к директору.

Начальник поворчал, но согласился отпустить на пару часов. Придётся задержаться вечером после работы. Плевать.

Лидия вышла замуж повторно два года назад, за коллегу. Агата была очень рада за мать. Было видно, что женщина искренне любит мужа, насчёт чувств мужчины она не была уверена, но какое это имело значение, главное — эмоции матери. А они у неё зашкаливали…Женщина даже помолодела, и выглядела прекрасно. Они смотрелись с супругом практически ровесниками (по мнению Лидии), если не присматриваться, то и не видна разница в возрасте. Мать взялась за себя всерьёз, отправилась в фитнес, и принялась избавляться от появляющейся полноты. Обновила гардероб, сделала модную причёску, стала носить каблуки…

Пухляш Антон с кустистой бородой смотрелся старше, чему Лидия втайне радовалась. Пару раз супруг порывался сбрить бороду, и жена принималась доказывать, что она ему необыкновенно идёт. Не вздумай! Это сейчас модно!

Ну раз модно…

О том, чтобы супруг посещал с ней фитнес, не могло быть и речи. В зале полно молоденьких стервочек, одетых в коротенькие маечки и обтягивающие шортики. Сравнение явно не в её пользу.

Уговорить ленивого мужика не ходить с ней на занятия было парой пустяков.

-Ты правда считаешь, что у меня отличная фигура? — спрашивал супруг, поглощая жирные рёбрышки, которые жена повадилась готовить на ужин.

-Конечно, милый. Она у тебя идеальная. (форма шара — идеальная фигура в геометрии, поэтому работы над ней предстоит- поле непаханое).

-Ты такая заботливая хозяйка и жена, — восхищался муж, — а жёны моих приятелей кормят на ужин всякими салатами и запрещают есть после шести. А ещё торты покупают раз в пятилетку.

-Какие мегеры. Мужчине нужно есть мясо, -жена доставала из холодильника вкуснейший торт со взбитыми сливками. — Вот, побалуй себя.

-Как ты можешь есть гречу без соли? — скосорыливался муж. — давай со мной рёбрышек.

-Нам, женщинам, это не надо. Ещё тортика?

-Да в меня не лезет больше. Кстати, я кровь сдавал на диспансеризации, мне сказали, что у меня преддиабет.

-Да, ты говорил. Преддиабет есть у всех, не переживай. Это не болезнь.

Агата старалась не мешать простому женскому счастью матери. Пару раз она ловила её взгляд, ревнивый и немного завистливый, и решила радовать родительницу и новенького отчима своими визитами как можно реже.

Раньше мать такой не была. Видимо, позднее замужество повлияло. Или некие изменения, которые рано или поздно начинают происходить с каждой женщиной.

К тому же Агата сама собиралась замуж, и в последнее время мало общалась с матерью. Не то, чтобы у них раньше были доверительные отношения…Нормальные они у них были, но далеки от откровенных, что случается сплошь и рядом. Доверительные отношения — это к подругам. А лучше всё держать в себе, и тогда тебе никто не припомнит в сердцах, того, что ты навсегда хотела бы забыть, но к сожалению, не получается.

Лидия на подкашивающихся ногах зашла в кабинет к женскому врачу. Дочь ждала за дверью, надеясь, что всё обойдётся…

-Мне кажется, у меня опухоль, — плакала женщина.

Ей было очень страшно.

 

-Замужем?

-Конечно, — гордо сказала Лидия, — Муж меня на пятнадцать лет младше.

-Когда последний раз приходили ежемесячные неприятности?

-Да уж год как не приходят. Потому и не предохранялись. Доктор, это не беременность.

-Ну давайте посмотрим….

Опытная врач озвучила то, что поняла по одному виду женщины.

-Третий месяц. Оставлять будете?

-Но как же так…

-Это случается довольно часто. Женщины думают, что уже всё, и забывают про осторожность. Так мне выписывать направления? В вашем возрасте множество рисков, советую сделать дополнительные анализы. Риски очень большие, организм уже немолодой.

Лидии стало неприятно. Каком ещё возрасте? Ей всего 49. Буквально вчера исполнилось. Практически 48.

-Назначайте, — с неприязнью ответила женщина. — Какая же врач некомпетентная. Обязательно оставит жалобу.

-Ну как? — дочь все ногти себе изгрызла от волнения, — Что сказала врач?

-У тебя будет братик или сестричка, — ликующе объявила мать.

Это конец. У матери точно фляга свистеть стала.

-Мама, не вздумай. Ты не сможешь родить.

-Я у тебя совета спрашивала? — огрызнулась Лидия, — Тебе не кажется, что ты лезешь в то, что тебя никоим боком не касается.

-Хорошо. Но прошу тебя, прочитай в интернете все риски, а уже потом принимай решение.

-Роды омолаживают организм, — не согласилась мать. — Кровь обновляется. Вот, смотри, что пишут учёные «При этом омоложение минимум в два раза превосходит увеличение биологического возраста на предыдущем этапе. Особенно заметный эффект будет у женщин, которые практикуют исключительно грудное вскармливание.»

-Разумеется, я буду кормить сама.

Агата отправилась на работу с тяжёлым сердцем. Мать что, совсем того…Или это гормоны так действуют? Действительно, у неё сейчас перестройка организма плюс беременность. Да у неё там настоящая гормональная буря, если не цунами.

Агата была настолько взволнована, что даже любимый мужчина заметил. Девушка жила у Максима, а свою ипотечную студию сдавала. Они ни в чём не нуждались, и могли себе позволить многое…А скоро её повысят, и станет ещё лучше.

Это они так думали. Рождение младенчика внесёт свои коррективы.

-Я боюсь за мать, — призналась Агата. — Не понимаю, что с ней происходит. Раньше она вроде такой не была.

-Во-первых, люди меняются. Во-вторых, мы очень мало знаем о себе, а уж об окружающих — и вовсе ничего. Не всегда так бывает, но часто. Иногда мы идеализируем людей, приписывая несуществующие достоинства, а иногда, наоборот, принижаем, в упор не замечая положительных черт в характере.

-Ну в тебе я практически уверена, — не согласилась Агата.

-Я в тебе тоже практически уверен. Вот видишь, какая у нас гармония в отношениях. К тому же нам предстоит совместный ремонт, и мы уж точно узнаем друг о друге всё и даже чуть больше….

И не поспоришь!

 

Агата каждый день звонила матери, спрашивая как дела, но женщина молчала о своём состоянии. И наконец…

-Мать пригласила нас к себе. Она хочет познакомиться с тобой, и заодно поговорить о будущем.

-Странное знакомство с родителями. — Макс неохотно собирался в гости. Он лучше бы в танки поиграл, но раз надо…

-У меня для вас хорошая новость, — мать выглядела ужасно.

Она ещё больше похудела, лицо стало измождённым. Тёмные круги под глазами, и морщины, которых раньше не было. Похоже, процесс омолаживания всё не желал запускаться. Ах да. Ей же надо сначала родить….

-Ребёнок здоров, — довольно сказала мать.

Гордый отец поедал картошку по французски. Мужчина сразу нашёл общий язык с Максом, они, оказывается, вместе встречались в танках, и даже несколько раз разговаривали.

-Первое время мне будет сложно. Ты сможешь взять отпуск, чтобы помогать?

-Мама, в отпуск я с Максом лечу в Турцию. Мы много работаем, и отдых нам необходим.

-Лидия, я ведь тебя вырастила. Во всём себе отказывая. Сидела у твоей кровати, когда ты болела. Проверяла уроки. Давала свою любовь. У тебя было отличное детство. Я ничего не просила взамен. Никогда. А вот сейчас прошу. Не будь ревнивой и незрелой как подросток, пожалуйста. Помоги мне хотя бы на начальном этапе, пока я прихожу в себя.

-Ээээээ, — встрял Максим, — Но ведь у ребёнка есть и отец.

-Он не имеет никакого опыта обращения с младенцем, — отбрила мать. — Конечно же Антон будет мне помогать, но он работает, ему предстоит стать единственным кормильцем….По ночам и выходным да, он будет с ребёнком.

-А как же танки? — ужаснулся перспективе Антон.

-О танках тебе придётся забыть. Ты же очень хотел этого малыша.

Судя по Антону, он был не в курсе, что мечтал стать счастливым отцом.

-Я не говорила, но в последний год стала мечтать о малыше. Как целую его пухлую щёчку. Открываю вместе с ним мир. Разговариваю. Смотрю, как он развивается и растёт…Ты не представляешь, как хочется прижать к себе маленький комочек и вздохнуть его запах…

Агату затошнило.

-Ну как? Могу я на тебя рассчитывать?

И тут Агату прорвало. Злые, обидные и несправедливые слова неслись широким потоком, сминая всё на своём пути, принося разрушения, которые потом невозможно будет восстановить.

-Маленький пухлый младенчик будет орать чуть чаще чем всегда, ты не молода, и здорового не родишь. Дальше. Уже сейчас ты выглядишь ужасно, а что будет потом? Все болячки обострятся разом. А если роды пройдут неудачно, и младенец останется с отцом, а ты умрёшь? Ты обрекаешь ребёнка на незавидное существование, потому что мужчинам младенцы не нужны. Я никогда не полюблю малыша, с чего бы это? Я понимаю, тебе надо привязать к себе молодого мужа, но, поверь, ребёнком ты его точно не привяжешь. Давай признаем, что сейчас у тебя конкретно протекла крыша на фоне гормонального сбоя, связанного с возрастными изменениями, и тебе срочно надо к доктору-мозгоправу, а не заводить малыша.. Ты сейчас пытаешься использовать ребёнка в качестве синей изоленты, чтобы скрепить свой брак, и это видно невооружённым взглядом. Наиграешься с новой куклой и отдашь мне. Спасибо, не надо.

-Не смей, — прошептала мать, — Так со мной разговаривать. — Мы с Антоном любим друг друга.

-Да ни фига ты его не любишь. У него преддиабет, а ты его тортами пичкаешь. Лишний вес, а ты ему каждый вечер жирную пищу готовишь.

-А ты откуда знаешь?

 

-Мы встретились в кафешке неделю назад, чтобы поговорить о твоём состоянии. Ты ведь отказывалась со мной эту тему обсуждать. Но вышло так, что говорили мы о нём. Я спросила, что с ним случилось, за то время, что я его не видела, он стал выглядеть ужасно. Антон и сказал, что холестерин зашкаливает, как и сахар в крови. Я спросила, почему не помогает диета, и узнала, что, оказывается, никакой диеты вовсе нет.

-Я что, насильно в него запихиваю жирную пищу? Он взрослый мужик, не скорбный головушкой, и ест что хочет.

-Когда человек, которому ты доверяешь, пичкает тебя вредной пищей и говорит, что всё в порядке, мозг работает по другому. Он в упор не видит опасности для здоровья.

Мать, не веря своим глазам, смотрела на дочь. Она не ожидала услышать от неё несправедливый и злых слов.

-Уходи, Агата. Ты только что разбила мне сердце. Чем я это заслужила?

Да в общем — то ничем, и Агате стало стыдно. Зачем она сорвалась и наговорила лишнего?

Домой возвращались в молчании.

-Детка, я на твоей стороне, — сообщил Максим, — Тебе не в чем себя упрекнуть. Да, ты действовала максимально жёстко, но, возможно, этим спасёшь матери жизнь. Если честно, мне не хочется, чтобы ты пропадала у тёщи, помогая ей с ребёнком. Посоветуй матери нормального психотерапевта. Невооружённым глазом же видно, что с ней творится неладное. Снижение внутренней критики, капризность, дешёвые манипуляции, попытка переложить ответственность, и жёсткая импульсивность. Это ненормально.

Ребёнка мать так и не родила. После того, как от неё ушёл Антон, сказав, что не готов к отцовству, женщина попала в больницу.

-Пойми, на мне будет основная нагрузка. Будь ты помоложе, мы могли бы её распределять поровну. А так — всё будет на мне. Твоя дочь права. Кстати, я записался на фитнес и сел на жёсткую диету. А с тобой нет никакой возможности её держать, ты готовишь очень вкусно, сил нет отказаться…

-Снимаю шапку перед Лидией. Пыталась удержать молодого мужа по принципам нечаевского кодекса революционера: морально все, что способствует его удержанию, а аморально все, что этому препятствует. Блестяще собиралась провернуть, если не давать оценку методам. Моя тёща — страшный человек.

Агата считала, что приятель преувеличивает. Совсем немного. Но в целом — да. Он прав.

Мать вышла из больницы резко постаревшей. Она часами плакала в пустой квартире, не в силах принять факт бегства молодого супруга. В своём разводе обвиняла Агату и заявила, что никогда её не простит. Собственная дочь разрушила её жизнь!

В глубине души Агата была этому рада. Общаться с незнакомым человеком, в которого превратилась женщина, не было никакого желания.

А значит, она и не будет.

Автор: Ягушенька

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.4MB | MySQL:44 | 0,152sec