Не пара

Единственный сын родителей Прохор учился в десятом классе, красавчик, умница и самое главное добропорядочный. Родителей старался не огорчать, воспитанный, учился хорошо, занимался спортом. Девчонки к нему липли, некоторые даже на свидание сами приглашали. А он со всеми держался ровно, вежливо, никого не выделяя.

Где-то в ноябре месяце к ним в класс пришла новенькая девчонка Дина. Она переехала с матерью сюда в город после смерти отца, обустроились, но мать болела часто. Мать Дины родом отсюда, поэтому потянуло в родные края.

 

Дина симпатичная девушка, черные и густые волосы ниже плеч были послушными. Ухоженные и блестящие выгодно подчеркивали белизну кожи, карие глаза в густых ресницах тоже выделялись на лице, в которых просматривалась грусть. Грустила Дина от того, что часто мать болела и ей приходилось ухаживать за ней, почти всю работу по дому выполняла она. Конечно не всегда мать была в таком состоянии, но после смерти мужа никак не могла прийти в себя.

Не зря поется в песне: «Любовь нечаянно нагрянет…». Так случилось и с Прохором, когда Дина впервые вошла в их класс, он от неожиданности замер. А потом и Дину закрутила эта карусель. Влюбилась. Многие девчонки к ней относились настороженно, еще бы, такая конкурентка, сразу же обратила на себя внимание Прохора, а им это не нравилось. Но, любовь, есть любовь.

Они стали встречаться не только в школе, но и после, и на тренировках, потому что Прохор приобщил к спорту и Дину. Свободного времени у Дины было не так много. Перешли в одиннадцатый класс, учились оба хорошо. Одноклассники, да и все в школе уже не злились на Дину, видели, что между ними нечто большее, чем дружба. Друг без друга никуда. Решили поступать здесь в городе в институт, хотя родители Прохора мечтали отправить его учиться в Москву. Особенно настаивала мать Инга Сергеевна.

Одной из причин была Дина. Не нравилась матери Прохора эта девчонка. Красивая конечно, но из простой семьи, да еще мать её вечно болеет. Мать Прохора была красивой женщиной, светловолосой, голубоглазой, одевалась стильно.

Дина даже не подозревала, какие страсти бушуют в семье Прохора из-за неё. Его родители были против этой девушки.

— Прохор, эта девка недостойна тебя, — выговаривала ему мать. – Я тут её снова встретила в городе, идет опустила глазки, такая невинная овечка. Не нравится она мне. Не для неё мы тебя воспитывали с отцом.

— Мам, не тебе с ней жить, а мне, — говорил сын.

— Ты еще и жить с ней собираешься? Не бывать этому, я сделаю все, чтобы она от тебя отстала.

Но Прохор держался достойно, заступался за Дину перед матерью и ничего не рассказывал девушке. Каждый раз, когда Дина встречала Ингу Сергеевну, у неё внутри появлялся страх, ей становилось не по себе от её холодного и колючего взгляда. Дина здоровалась и поспешно отводила глаза, а мать не удостаивала её ответом. Прохор догадывался, когда видел девушку не в настроении:

— Опять мою мать встретила? Не обращай на неё внимания, — пожимал он плечами. – Все у нас будет хорошо, не расстраивайся.

Прохор часто бывал у них дома, подружился с матерью, помогал, иногда ходил в магазин или аптеку. Но к себе домой не приглашал, зато каждый раз говорил:

— Дина, после окончания школы мы с тобой непременно поженимся.

Дина улыбалась:

— Ты забыл, нам еще пять лет в институте учиться.

— Ничего страшного, все будет хорошо.

Успешно выдержав экзамены, Прохор с Диной поступили в один и тот же институт, как ни старалась Инга Сергеевна противостоять этому. Через год летом на каникулах они запланировали узаконить свои отношения. Наступило лето, а у Дины случилось несчастье, умерла мама. Как бы она переносила одна это все, если бы не Прохор. Он её не оставлял, помогал, заботился, хотя дома выдерживал каждый день скандал. Терпения конечно ему не занимать. Он не скандалил с Ингой Сергеевной, лишь говорил:

— Мама, когда ты злишься, ты становишься невыносимой и некрасивой.

Смерть матери еще больше сблизила Дину с Прохором.

— Проша, что бы я делала без тебя? – каждый раз спрашивала она. – Твоя поддержка, внимание, сопереживание и наша любовь очень для меня важны. Нет никого ближе тебя у меня.

Регистрацию брака пришлось им перенести еще на год из-за смерти матери. Инга Сергеевна была рада, что это отодвигается. Она тешила себя надеждой, что все-таки получится у неё отвернуть от Дины сына.

 

А Дину по-прежнему беспокоило отношение Инги Сергеевны к ней, которая все-также при встрече смотрела на неё колючим и злобным взглядом. А однажды не выдержала и спросила ехидно:

— Ты что присушила моего сына? Что тебя может с ним связывать? Ты ему совсем не пара.

— Мы… — хотела сказать Дина

— Не смей даже думать о нем, — не дав договорить девушке, прервала её грубо. – Запомни, он никогда не женится на тебе. Поняла, не пара ты ему и все на этом. Я запрещаю тебе общаться с моим сыном.

Дина опешила от её слов, ничего не смогла ответить и ушла со слезами. Она решила, что лучше будет прекратить отношения с Прохором, чем каждый раз выслушивать такое, да и ему приходится на сладко дома.

Успокоившись дома решила, что Прохору ничего не расскажет об этом разговоре, но на этом все. Нужно ставить точку в отношениях. Его мать не успокоится. Но зато Инга Сергеевна сама рассказала Прохору об этом разговоре и запретила ему тоже встречаться с Диной. Вечером пришел Прохор с большой сумкой.

— Привет Дина, я переезжаю к тебе. Больше не уйду от тебя. Ты согласна?

— Но, Прохор, твоя мать…

— Дина, вопрос закрыт, будем жить вместе, я перевожусь на заочное обучение, буду работать. Проживем.

Конечно Дина не смогла порвать отношения с ним. Он стал еще заботливее и внимательнее к ней, старался предугадать все её желания. Потом оба перевелись на заочное обучение, оба работали. Прохор часто ей говорил:

— Дина, больше всего боюсь потерять тебя. Я не смогу жить без тебя, смысла не будет в моей жизни без тебя.

Только вот его матери их любовь не давала покоя. Она обвинила Дину во всем при очередной встрече.

— Это из-за тебя сын перевелся на заочное обучение, работает, мучается. Все из-за тебя. Я тебя ненавижу, я тебя сживу со свету. Пожалеешь еще.

Но видимо Бог был на стороне Дины, оберегал её. Потому что Прохор любил её больше жизни. Когда они перешли на третий курс, собирались летом пожениться, вдруг случилось непредвиденное. Инга Сергеевна стала плохо себя чувствовать, прошла обследование, и врачи вынесли страшный вердикт. Все у неё перевернулось в сознании, у неё страшная и неизлечимая болезнь. Откуда и как, Инга Сергеевна ничего не понимала. Причем уже надеяться на выздоровление было поздно, оставалось только поддерживать тлеющую жизнь, смириться и ждать.

Прохор очень расстроился, пришлось вернуться ему домой, помогать матери, которая уже не выходила из дома. Дина, как могла поддерживала, помогала, готовила. Потом Ингу Сергеевну настиг еще один удар. Муж её, отец Прохора, собрал вещи и ушел к молодой женщине, оставил больную жену с сыном.

— Пап, неужели тебе не жаль маму, столько лет прожили вместе. Бросаешь её в трудный момент, это называется предательством, — спрашивал сын у отца.

— Видишь ли, сын, между нами давно нет любви, лишь одна видимость наших отношений. Потом поймешь меня, не буду в подробности вдаваться.

— Но, папа, мог бы позже уйти, ведь маме не очень долго осталось жить. Мне врач сказал, что ничего не может обещать и предполагать. Но дело идет к этому.

— Нет, не могу ждать, у меня там скоро родится ребенок.

— Тебе он нужен этот ребенок, пап? Тебе уже внуков нужно ждать, а ты?

— Ладно, сынок, желаю тебе терпения и счастья. Не уговаривай, не останусь. Пока. Звони, если, что. Да и я не буду пропадать, буду звонить.

 

Инга Сергеевна замкнулась, не разговаривала, а однажды сказала:

— Сынок, сядь рядом, хочу тебе что-то сказать.

Прохор присел на стул и взял её руку в свою.

— Прости меня, сынок. Я очень виновата перед тобой и Диной. Не понимала вашей любви. Прости и позови пожалуйста Дину. Очень тебя прошу. Я знаю, она на меня обижена, но ты попроси её, я надеюсь, она не откажется прийти к нам, — говорила со слезами на глазах мать.

— Хорошо, мама. Дина отходчивая, думаю, что не откажется.

Дина робко вошла в комнату, где лежала Инга Сергеевна. Её красота уходила, она стала бледной, глаза потускнели, и уже не видно в них злобы.

— Здравствуйте, Инга Сергеевна, — садясь радом на стул, проговорила тихонько девушка, а Прохор стоял у неё за спиной.

— Ааааа, Диночка, здравствуй, — заплакала Инга Сергеевна.

Долго плакала она, но успокоившись, сказала:

— Диночка, прошу у тебя прощения. Я забираю все свои слова обратно, всю ту злобу, что ты от меня получила, весь негатив. Прости меня, пожалуйста. Теперь я знаю, что Господь наказал меня, я не хочу уходить из жизни, не попросив у тебя прощения. Очень я тебя обидела, прости.

Дина держала её руки и глядя ей прямо в глаза говорила:

— Ничего, ничего, я на вас не в обиде, все прошло, лишь бы вам стало лучше. Я вас понимаю, как мать. Ведь каждая мать для своего сына хочет чего-то необыкновенного, лучшего. Не переживайте, мы с Прохором вас не оставим, будем помогать, будем ухаживать.

— Диночка, какое же у тебя большое и доброе сердце. Спасибо тебе за прощение. Лучшей жены для моего сына и не желаю. Ты настоящая, Прохору с тобой будет уютно и спокойно, я это чувствую. Поженитесь уже скорей, и еще я хочу, чтобы у вас родилась дочка, такая же ты как ты. Ты как солнышко в жизни Прохора. Жаль, что я поняла это поздно.

— Хорошо, мы поженимся, а насчет вашей внучки, так она уже живет во мне, — поглаживая живот, говорила Дина. Нужно только вам её или его дождаться.

— Как я рада за вас, дети мои. Будьте счастливы.

Не дождалась рождения внука Инга Сергеевна, ушла тихо, осенью в конце сентября. Похоронил Прохор мать, а через три месяца на свет появился Тимоша. Когда он увидел впервые сына, от радости смог только произнести:

— Так вот ты какой Тимофей Прохорович! Ну привет!

У них счастливая семья, и теперь кроме Тимошки, есть еще и дочка Машенька. Прохор с Диной рады, что пройдя все испытания, смогли сохранить свою любовь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.36MB | MySQL:44 | 0,153sec