Не послушалась мать

— Ты просто так зашел или по делу? – Вера сняла с головы платок, взяла расческу.

— А по старой памяти нельзя? – Федор топтался около порога.

— Ты иди на кухню, дочка у меня сегодня пирожки испекла, мастерица настоящая. – Не успела хозяйка провести расческой по волосам, как опять скрипнула дверь, это должен прийти Николай, вот его-то она ждала. Дочь у нее на выданье, вот и приглашает мужчин в дом почаевничать. Николаю так вообще баню пообещала натопить, чтоб он попарился с веником.

Вера только схватилась за ручки двери, как она распахнулась, женщина налетела на гостя. Николай сразу скривился, увидев перед собой соперника.

 

— Ты Федор? — Обмолвилась Вера как-то, что Люсю донимает бывший возлюбленный. -А ты чего тут делаешь?

— Наверное, по той же причине зашел, что и ты.

— У тебя с Люсей все серьезно?

— Да, — признался Федор.

— Ну ты даешь… А ты раньше не мог определиться, чтоб я не бегал сюда, как в магазин за товаром? У тебя же жена, дети. Где ты раньше был?

— Колька, да у меня только сейчас глаза раскрылись. Я раньше какой-то слепой, глухой был. Не замечал, что женщина моя рядом. Вот ты знаешь, мне не мешай, третий лишний, понял?

— Понял, не глупый, но только не мешать, не обещаю.

— Мы же с Люсей в школе еще встречались, но развела нас судьба. Поругались всего один раз и разбежались. Люська замуж сразу собралась, я женился. Ну ты понимаешь, старая любовь, она не ржавеет. Ты, Колька, уезжай, я прошу тебя. Не стой у меня на пороге.

— Хорошо, только вот сейчас в баньке искупаюсь с березовым веником. Не хочешь мне компанию составить? – Федор рассмеялся во весь голос. Еще он с городскими мужиками в бане ни купался. Они сплошь и рядом из бани убегают, не выдерживают горячего пара.

— К Люське больше не суйся, тебе в городе баб мало что ли? Ловишь их здесь, где каждая свободная бабенка на счету.

— Ты не горячись. Люся сама решит, кто ей нужен. -Вера, свидетельница их разговора, решила разрядить обстановку.

— Федь, и правда, а почему бы тебе с Колей в баньку не сходить?

— Не, еще кипятком ошпарит, и мужик из меня будет никакой. Я лучше Люсины пирожки попробую, или ты уже передумала меня ими угощать?- Вера растерялась и не знала, что сказать в ответ. Жениха-то для дочери она приглашала одного. Федьку надо выгонять поганой метлой из дома. Еще чего доброго, Нинка прознает, что он заходит к ним, сраму не оберешься. Женщина она непредсказуемая. То идет улыбается, приветливо здоровается, то ни с того, ни с чего обливает людей грязью.

В какой-то мере ей Федора жалко, живет со сварливой женщиной пятый год, и она-то крольчиха, успела уже двоих родить. Но нет, даже, если между ними что-то сладится, дочку она за разведенного не отдаст, к тому же будет еще алиментщиком. Ползарплаты будет отдавать Нинкиным детям. А своих чем кормить? Нет, ее дочка пойдет замуж только за городского.

Николай хвалился, что живет в трешке один. Вся мебель куплена, рядом с домом магазины, школа, поликлиника и детсады недалеко.

— Ты это, пирожки и дома съешь, сейчас я тебе в кулек положу, ребятишек своих угостишь, — Вера засуетилась. Где-то на виду лежал бумажный пакет, накануне Николай в нем пирожные приносил.

— Да ладно, не баре, положу в целлофановый, — женщина размышляла вслух. А Федор пытался отодвинуть шторку, чтоб увидеть Люсю и переговорить с ней. Нечего ей разевать рот на городского хлыща. Они, городские, такие, поиграются и бросят, а вот он будет рядом с этой женщиной до конца жизни.

— Мартовский кот, хватит облизываться, тебя дома семья ждет, вот передашь им от меня.

— Тетя Вера, ты не помнишь, как у тебя под окнами целовались с Люсей? – Хозяйка начала выпроваживать непрошенного гостя. Выйдя на крыльцо, заметила, что соседи прилипли к окну. Но теперь Вере концерта не избежать: Надька с Васькой оба языкатые. Она толкнула в спину Федора, показывая, что выгоняет его, сама еще и рукой замахнулась на него.

Вернулась домой и села, на душе стало так муторно, руки так и чешутся достать бутылочку из холодильника, откупорить и налить себе полный стакан.

— Выпроводила гостей? – Вера от неожиданности вздрогнула. – Ты когда прекратишь меня сватать? Самой-то от людей не стыдно?

 

— Ты чего на меня сорвалась? У меня же голова постоянно болит, сколько ты еще будешь одна? Или до сих пор не можешь забыть этого прохо.димца?

— Илья не проходимец. Сама четыре раза была замужем и забыла уже, почему люди расходятся?

— Ты меня не трожь. И замуж я выходила, чтоб мужчины мне помогли тебя на ноги поставить, да и сараи рушатся, не самой же мне брать молоток и гвозди? Почему Петьку выгнала, сама знаешь.

— Мам, не брал он твоих денег, это я взяла.

— Что? – Вера вскочила, как ошпаренная кипятком, — ты зачем на себя наговариваешь?

— Мне были очень нужны деньги. Илья попал в очередной переплет. Я же от тебя не скрывала, что он на рынке торговал запчастями. Решил купить вагончик, увеличить ассортимент, в банке кредит не дали, прошлый еще не выплатил.

Люся девушка без образования, но очень общительная. После того, как они поругались с Федором, решила сбежать из деревни, чтоб ее глаза не видели, как он купается в ласках других женщин. В городе сразу нашла квартиру, причем хозяйка не взяла предоплату, согласилась ждать до получки.

Позже Люся поймет, что у Антонины Ивановны был свой интерес, сын у нее, которого женщина постоянно называла шалопаем, потому что обязательно куда-нибудь вляпается. А тут девушка деревенская пришла на постой, с виду неплохая, хозяйственная. Ее комната всегда была в идеальном порядке. И на кухне за хозяйкой постоянно мыла посуду, натирала полы. Но чем не невестка?

Продавцы требовались во все магазины. Немного поразмыслила, значит, там что-то не так, если такая текучка. И на глаза попалось объявление: требовались работники на оптовый склад по формированию заказов. Зарплата зависела от расторопности работника, Люся всегда была шустрой, без дела не могла просидеть и минуты.

Начала хорошо зарабатывать, тут-то Антонина Ивановна и решила свести сына с жиличкой. И случай подвернулся, решила отпраздновать свой день рождения в кругу «семьи». Им втроем и так весело, потому что у Люси рот никогда не закрывался, она знала столько историй, что хозяйка удивлялась, откуда она их только берет.

После застолья разошлись по своим комнатам, в голове туман от выпитого, потянуло на подвиги. Вот так Илья и оказался рядом с Люсей.

Утром они проснулись в одной постели. Антонина Ивановна этому была рада-радешенька, но вида не показала, а накинулась на сына.

— Ты понимаешь, что теперь должен жениться на девушке? Хоть Люся мне и чужая, но я ее в обиду не дам. Сегодня же начинаем готовиться к свадьбе. – Вот так скоропалительно девушка вышла замуж, порой сама не понимала, правильно ли она делает? Но боязнь беременности заставила пойти Люсю на этот шаг. Да и Илья – парень симпатичный. Матери он понравится, тем более, пусть пока лоточник, но планы у него грандиозные.

Люся работала, муж торговал, поднакопили деньжат, но на вагончик не хватало. И она вспомнила, что у матери всегда отложено на черный день. Вера только что сошлась с очередным мужчиной, с которым не стыдно было показаться на людях. Да и по хозяйству помощник знатный, сам коров доил, гонял на пастбище, Вера могла позволить себе лишний час поваляться в постели.

Люся приехала без предупреждения, но появление в доме мужчины ее не напрягало, пусть мать устраивает свою жизнь, она де еще не старая. Петр, обходительный, уважительный, молодой женщине понравился. Беда была в том, что он постоянно крутился около них с матерью, а Люсе надо срочно с ней переговорить. Она же обещала мужу, что деньги обязательно будут.

Дочь решила, что незаметно их возьмет, потом также незаметно вернет, другого выхода у нее нет. Но уже через неделю Вера хватилась, а там пусто. Разве могла она подумать на дочь? Конечно, нет. Тем более Петр три дня назад уехал к матери, которая заболела. А она, дура, отдала ему все деньги, что выручили с базара за эти дни. Вот что ей делать? Она тут же позвонила мужчине, чтоб забыл ее раз и навсегда, и если не вернет деньги, она посадит его за решетку.

 

— Верочка, я не пойму, о чем речь?

— О том, что ты взял из кулинарной книги, что лежит в серванте. – Мужчина божился, что не брал, но она ему не поверила. А теперь только выяснилось… Могла бы до сей поры жить с Петром, такого мужчины у Веры никогда не было. Даже Люськин отец был скуповат на ласки. Может, стеснялся мать, ведь они жили со свекровью, которая им уединиться практически не давала…

— Прости, мам, что вовремя не призналась. Деньги эти Илья неизвестно куда промотал, сказал, что его обманули.

— Во ко.зел, ты почему мне раньше об этом не сказала, я бы с него или с его матери вытрясла все до копейки. А теперь вот и перед Петей стыдно.

— Хочешь, я позвоню, извинюсь перед ним. Если он к тебе хоть что-то испытывает, он обязательно вернется.

— И куда он вернется? – Вера вскинула голову. – Мне тебя сначала надо выдать замуж, а потом думать о себе. А то опять найдешь такого, который будет из тебя сосать деньги да нервы тебе трепать. А ты все-таки к Коле присмотрись. Сейчас он вернется из баньки, я уйду, у меня в центре дела нарисовались, а ты его покорми пирожками.

— Никого я кормить не буду, уходишь, и этого Колю забирай с собой. Я-то думала, что ты его пригласила в качестве своего ухажера. Еще хотела посмеяться: «Что, мама, на молодых потянуло?» — Вера начала плеваться.

— Этого я от тебя, доча, не ожидала. Мать о тебе печется, а ты о ней такого дурного мнения. Ой, что-то в груди щемит, — Вера схватилась за грудь, — пойду прилягу. Ну ты уж накорми мужика. -Мать надеялась, что эта уловка сработает.

Николай по-хозяйски вошел в дом, сразу уселся за стол, то и дело вытирающий пот, который капельками стекал с его распаренного тела.

— Хозяйка, чайку можно? – Люся поставила бокал перед гостем, налила кипятка, положила на блюдце чайный пакет, собралась уже уходить.

— Люсь, я уже не мальчик, да и ты не девочка. Пора нам уже определиться.

— Я вас первый раз вижу, а вы мне на что-то серьезное намекаете? Прямо ваши слова мне, как обухом по голове, — Люся рассмеялась.

— Хорошая вы женщина. Мне ваша мама много о вас рассказывала. Пойдешь ко мне в хозяйки?

— Извините, хорошая я женщина, но не ваша.

— В таком случае я вас предупреждаю, что меня здесь нет, не было и не будет, — Николай схватил свою одежду и выскочил. Вера чуть не ополоумела, влетела в кухню, как обезумевшая.

— Ты что мухоморов объелась? Такого жениха выгнать. Жила бы в трехкомнатной, как барыня, ручки всегда ухоженные. А сейчас глянь на них, пальцы все потрескались, грязь уже не отмывается, как у хорошего тракториста. Догони и извинись.

— Мам, я все сказала. Если тебе я не нужна, могу вернуться в город. Только не плачь, что тебе одной тяжело с хозяйством.

— О Федьке даже не думай, мне здесь позор не нужен. Лучше уезжай подальше от греха. – Люся стояла и смотрела матери прямо в лицо, не понимала, что это такое. Шутка? Навряд ли, лицо матери было серьезным, где-то в глазах сквозили нотки гнева. Лезть на рожон Люсе не хотелось, прекрасно понимала, чем это все закончится. Она еще раз посмотрела на мать и скрылась за занавеской, которая отделяла одну комнату от другой. Ну что пусть будет, как будет. Пока ничего Люся менять не собирается. Ей очень хорошо под боком у матери.

А личную жизнь Люсе все-таки надо устраивать, хотя бы ради матери. Спрятавшись под одеяло, чтоб мама не слышала, решила позвонить Петру. Ответ не заставил долго ждать. Молодая женщина удивилась, она никогда не принимает вызов с незнакомых номеров.

— Люсь, это ты? – Этот вопрос будто уколол ей сердце, ответила, что она. – Вера мне сегодня уже звонила, рассказала всю историю. Тебя тоже понять можно, кто мужу поможет, как не жена.

 

— Так вы простили маму?

— Да не был я зол на нее, вины за собой не чувствовал, знал, что когда-нибудь все станет на свои места.

— Вас можно ждать?

— Пока не знаю, на распутье я еще. Если в этот раз Вера так легко меня отфутболила, где гарантия, что следующего раза не будет?

— Мама очень переживает, что рассталась с вами. Если я уеду или выйду замуж, ей трудно придется. Переводить хозяйство она не собирается, потому что это ее кусок, за счет него она и живет.

— Я подумаю. А где твой муж, если ты второй раз собралась замуж? – Люсе неприятны воспоминания о жизни с Ильей.

— Как-нибудь при встрече расскажу. – Считай, одну проблему Люся уже решила. Теперь у матери не будет времени искать ей женихов. В сердце уже сколько лет, как заноза, сидит один человек, это Федор.

Ближе к вечеру, когда на улице уже начало темнеть, Люся засобиралась прогуляться, получится встретиться с подругой, которая любила посудачить о семейной жизни Федора, потому что жила по соседству с ним, и все происходит у нее на глазах, поболтают.

Не успела за собой задвинуть занавеску, как мать преградила ей дорогу.

— Не пущу. К Федьке намылилась? Где же твоя женская гордость? И нужны тебе эти объедки с чужого стола? Нинка там быстро тебе волосики-то подергает.

— Чего ты взялась? Я тебе что, собака, сидеть на цепи и дом сторожить? Пойду пройдусь, на людей посмотрю, себя покажу.

— Иди, иди, пусть тебе Надька расскажет, как твой возлюбленный свою жену за волосы по двору таскает. Запомни, тебя это же ждет, если надумаешь с ним сходиться. Нинка еще и детей ему оставит, это много раз я слышала именно от нее.

— Мам, зачем мне такие страшилки? Мне же не десять лет, чтоб этим стращать. Раз замужем побывала, знаю, что это такое. С мужчиной -то я могу встречаться хотя бы ради своего здоровья.

— Иди, шал.айся. Принесешь в подоле, мне на шею не повесишь, сама будешь воспитывать. Раз нет ума, своего я тебе не вставлю. – Так Люсе хотелось ответить матери, что она-то в кого пошла?

Вера на самом деле официально замужем была два раза, три раза жила гражданским браком с мужчинами, которые не выдерживали ее жесткого характера. Она была главной, все остальные перед ней должны ходить по струночке и выполнять только то, что считала Вера важным.

Были в ее жизни еще и приходящие-уходящие мужчины, которые проводили с ней ночку, другую. Но дочь свою она хочет уберечь от такой жизни. Ей нужен такой, который бы любил Люсю, на руках носил, пылинки сдувал. Ей всегда на память в таких случаях приходил Петр, он был во всех отношениях замечательный муж. Вера все-таки надеется, что он вернется к ней, и они вместе будут до конца своей жизни.

С Николаем Вера познакомилась на рынке, где торговала молочной продукцией, он был ее постоянным покупателем. Как-то они разговорились:

— Верите, Вера Николаевна, все есть: трехкомнатная в центре, хорошая машина, высокооплачиваемая работа. Жены только нет. Пора бы уже привести хозяйку в дом, но попадаются какие-то меркантильные, клюнут на квартиру, машину, а потом ждут, когда я их золотом начну осыпать. Я как раз отношусь к той категории людей, которые платят только за добросовестную работу. Они считали, что их главный долг – обслуживать меня в постели, а я хочу другого…

— Коль, у меня дочка походит под все твои параметры, готовит вкусно, чистюля, образования высшего не имеет, а очень грамотная, любую тему разговора поддержит. – Уже через два дня Николай приехал в гости, они еще по телефону договорились о бане, и вдруг Люська все оборвала.

— Ну что ж, пусть идет по той тропе, что выбрала сама, раз не хочет учиться на материнских ошибках.

 

А Люся никуда не пошла, она вышла за двор, села на скамейку и вдыхала аромат цветущей сирени, черемухи, что росла у соседей. И так на душе стало спокойно и приятно. Вот так и просидела бы до утра, но приблудившийся «кот» отвлек ее от мыслей, которые ей доставляли одно удовольствие.

— А что сидим в одиночестве? Намекнула бы мне днем, я бы организовал нашу встречу на высшем уровне.

— Федь, мне кажется, ты давно опоздал. Неужели тебе не жаль Нину. Ну не хороша она тебе, оставь ты ее, не мучай.

— И ты туда же. А дети? Им папка нужен.

— Так и сиди дома с ними, чего ты рыскаешь в поисках свежатинки? Разные мы с тобой, понимаешь? Раньше я была в розовых очках, вот ты и затуманил мне голову. А сейчас я их сняла, и поняла, что вместе нам не быть никогда. Перестань блудить, а жена тебе покажется лучше всех женщин.

-Только тогда, когда рот закроет на замочек. Ты хочешь сказать, что ловить мне здесь нечего? – Федор прикусил нижнюю губу, еще раз глянул на Люсю и пошел дальше.

Иногда очень важно посидеть в одиночестве, поразмышлять о жизни, взглянуть на прожитую как бы со стороны, и многое поймешь. Люся решила уехать в город, чтоб не мешать матери устраивать личную жизнь. Авось, и она встретит того, кто будет ею любим.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.52MB | MySQL:44 | 0,152sec