Туда ходить нельзя

«Тополиный пух, жара, июль…» — громко пели «Иванушки» из открытого окна на пятом этаже.

Семилетняя Алена сидела в песочнице и, покачивая головой в такт музыке, лениво пересыпала песок из одной кучки в другую. Сегодня на детской площадке почему-то никого не было. Поэтому ей приходилось скучать в одиночестве.

Если бы не «Иванушки», она вообще бы уснула в этой песочнице. Как дядя Миша иногда делает…

Мама девочки стояла возле подъезда и о чем-то спорила с бабой Валей — главной «сорокой» их двора.

— А я тебе говорю, что Мишка Иванов из третьего подъезда с Галькой из второго любовь крутит!

 

— Валентина Павловна, не придумывайте, — возражала Оля. — У Гали муж в полиции работает. Вы представляете, что будет, если он узнает?

— А он обязательно узнает! — подмигнула старушка Ольге. — Мир не без добрых людей.

Ольга ничего не ответила.

Ей своих проблем в личной жизни хватает, поэтому обсуждать других у неё не было никакого желания.
Она помахала рукой дочке:

— Алена, у тебя всё хорошо?.

Девочка посмотрела на мать, утвердительно кивнула и почти сразу же отвернулась.

— Она, что, так и не разговаривает с тобой? — спросила баба Валя, бросив взгляд в сторону Алены.

— Да как сказать… Разговаривает, но с неохотой, отвечает односложно. Большую часть времени молчит. Думает, что это я такая-сякая папу выгнала из дома.

— А что, не так? — усмехнулась старушка.

— Да так-то оно так. Но ведь не без причины выгнала! Разве можно простить измену?

— Я бы не простила!

— Ох, Валентина Павловна, так вы ведь даже замужем никогда не были, — улыбнулась Ольга.

— Потому и не была!

Ольга снова посмотрела на дочь и вздохнула. Уже целый месяц они живут, как чужие люди.
Психолог сказала, что нужно просто дать ей время — чтобы пришла в себя.

Да Оля и сама это понимала. Просто очень хотелось, чтобы Алена снова стала веселой и жизнерадостной. Устала ждать, пока тараканы сбегут из её головы.

И Генка тоже молодец! Хоть бы раз позвонил дочери…

Так нет же! Новая любовь голову вскружила и про всё на свете забыл. А она ведь так его любит… Скучает.

— Алена, дочка! Туда ходить нельзя! Вернись в песочницу, пожалуйста.

Девочка повернулась и кивнула, давая понять матери, что услышала её.

Вот только возвращение в песочницу совсем не входило в её планы. Там, за деревьями и непроходимыми зарослями кустов кто-то настойчиво звал её…

Алена стояла на краю детской площадки и смотрела на «запретный лес».

Так мама называла сквер рядом с их домом.

Жили они в спальном районе на окраине города, поэтому некогда чистый сквер, предназначенный для приятного времяпрепровождения, давно уж превратился в подходящую локацию для…

…съемок фильмов ужасов.

— Туда ходить нельзя! — объясняла дочери Ольга, показывая в сторону парка. — Там опасно.

 

Алена смотрела то на запретный лес, то на мать, и кивала головой.
А баба Валя, которая случайно стала свидетелем этой сцены, свои пять копеек вставила.

— Оля, ну разве так пугают детей? Запретный лес какой-то. Это же, наоборот, будет притягивать её…

Она взяла Алену за руку:

— Туда, — Валентина Павловна махнула рукой в сторону сквера, — не ходи, потому что там одни алкоголики и наркоманы живут. Они детей крадут, а потом ими же и закусывают! Вот пойдешь туда и больше никогда не увидишь свою маму.

Ольга успокаивала дочь минут пятнадцать и с неодобрением смотрела на бабу Валю.

Довела ребенка до слез…

Впрочем, старушка своего добилась: Алена после этого душещипательного рассказа больше не хотела гулять в «запретном лесу». Даже не смотрела в его сторону.
Но сегодня она вдруг услышала, как её зовут. Оттуда. Из глубины сквера.

Она слышала этот зов не только ушами, но и сердцем. Жалобный плач не могли перекричать даже «Иванушки» со своим тополиным пухом и июльской жарой.

И она решилась.

Дождавшись, пока мама снова начнет о чем-то спорить с Валентиной Павловной, Алена перепрыгнула через ограждение и побежала в сквер — навстречу неизвестности.

Конечно, ей было страшно. Но разве могла она не отозваться на крик о помощи?

Тем более что никто больше его не слышал: ни мама, ни Валентина Павловна со слуховым аппаратом…

Посмотрев на мать и послав ей воздушный поцелуй, Алена уже через мгновение скрылась за кустами.

*****

«Так вот ты какой, запретный лес…».

В первые секунды девочке показалось, что она попала в совершенно другой мир. Или на другую планету.
Если на детской площадке солнце слепило глаза и приходилось поворачиваться к нему спиной, то здесь царил полумрак — разросшиеся кроны деревьев почти не пропускали солнечный свет.

Повсюду был разбросан мусор, валялись пустые бутылки, многие из которых, были разбиты, окурки…

Алена шла медленно, смотря под ноги, чтобы случайно не наступить на осколки стекла.

Шаг за шагом, дрожа от страха и в то же время с любопытством осматриваясь по сторонам, маленькая девочка забиралась всё дальше в «царство сумрака».

Туда, куда ходить нельзя…

В какой-то момент Алена поняла, что её больше никто не зовет. Только листья шумели на ветру и где-то вдалеке «Иванушки» уже в -надцатый раз пели чью-то любимую песню.

У неё даже промелькнула мысль, что ей показалось. Девочка остановилась, не зная, куда ей идти.
Вдруг откуда-то слева раздался гогот парней. Почти рядом с ней. За кустами.

Алена осторожно выглянула и увидела, как незнакомые ей подростки (наверное, с другого района), которых Валентина Павловна называла «алкоголиками и наркоманами», распивали пиво, курили и разговаривали, словно инопланетяне: таких странных слов девочка не слышала никогда.

А рядом с ними бегал маленький рыжий котенок и просил то ли еды, то ли человеческого внимания.

Однако молодежь упорно не обращала на него внимания, а некоторые «инопланетяне» вовсе норовили на него наступить, поскольку стоять ровно у них не получалось.

 

«Го-о-блины» — вспомнила Алена, как баба Валя литературно описывала «обитателей» запретного леса.

Девочка, словно завороженная, смотрела на малыша, который был лучиком света в этом темном лесу.

Страшно было выходить, но еще страшнее было наблюдать за котенком, которому не ровен час отдавят лапки или наступят на хвост. Девочка сделала глубокий вдох, перекрестилась три раза, как мама учила, затем раздвинула ветки и робко вышла из своего укрытия.

«Какие же они все страшные…» — подумала она. Но она собрала всю волю в маленький кулачок и пошла.
Гогот на секунду прекратился, а потом разразился с новой силой. Кто-то даже со скамейки упал.

Почему они засмеялись при её появлении, Алена так и не поняла. И не хотела понимать.

Ей важно было совсем другое.

Она с невозмутимым лицом прошла мимо подростков, взяла жалобно мяукающего котенка на руки и так же невозмутимо пошла туда, откуда пришла. «Не бойся, малыш…» — шептала Алена, прижав котенка к себе.

— Пацаны, что это было? — спросил один из парней, показывая пальцем на девочку.

— Белочка! — ответил ему другой.

Подростки снова схватились за животы, и еще долго Алена слышала их нечеловеческий гогот…
Впрочем, чем дальше она уходила от этого нехорошего места, тем меньше боялась.

А котенок с благодарностью смотрел на неё и тихонько мурлыкал что-то себе под нос.

Её миссия в «запретном лесу» успешно завершена. Теперь осталось дело за малым — уговорить маму.

*****

Оля устала спорить с соседкой, повернулась в сторону песочницы и жуткий страх пробрал её до костей. Там лежали только игрушки, а самой Алены не было.

— Алёна-а! — в ужасе закричала мама и побежала к песочнице, одновременно осматриваясь по сторонам.

Следом за ней пошла Валентина Павловна. Не могла же она пропустить такое событие.

Ольга заглянула в домик на курьих ножках, посмотрела под горкой, два раза обежала детскую площадку по периметру, но дочки нигде не было — как сквозь песок провалилась. В песочнице она тоже покопалась. Так, на всякий случай.

— В сквер пошла! Больше некуда! — с ехидным выражением лица заявила баба Валя.

Вот нравилось этой старухе, когда у других людей какие-то проблемы или всё не слава Богу в жизни.
Ольга посмотрела в сторону парка и уже через секунду облегченно выдохнула.

Она увидела Алену и побежала к ней.

— Дочка, ты куда пропала? Где была?

— Мам, смотри, кого я нашла. Зайчик!

— Дочка, почему зайчик? — удивилась мама. — Это же котенок. — Она еще раз присмотрелась.

— Солнечный зайчик, — уточнила Алена. — Я его у гобл… ну этих… У плохих людей забрала.

— Делать тебе нечего, блохастых котят из сквера таскать, — вмешалась в разговор Валентина Павловна. — Выбрось его, пока он тебя не заразил бешенством!

— Мам, можно мы его домой заберем? — проигнорировала Алена слова бабы Вали.

Ольга улыбнулась.

— Конечно, можно!

Счастливые и радостные они пошли домой. А Валентина Павловна еще долго кричала им вслед:

— Вы пожалеете об этом! Потом всё равно его выбросите. Или сам уйдет, как папаша ваш непутевый!
Оля не стала с ней спорить. О чем говорить с женщиной, у которой и детей-то никогда не было…

Автор: Заметки о животных

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:42 | 0,137sec