Верх благородства.

-Ой, не могу! Вань, ну ты настоящий мужик, ничего не скажешь, молодец! Ваньк, а Ваньк! А сына ты тоже пополам разделишь? Как делить-то его будем? Повдоль , или поперёк? Какую половину себе возьмешь? Верхнюю, или нижнюю? А может правую? Или левую? Вот кому скажи, что ты продукты из холодильника пополам поделил, ведь не поверят! Нет, я конечно всегда знала, что ты скуповат малость, и до денег жадный, но чтобы до такой степени!

 

-А ты не ёрничай, Надя. Что это ты раздухарилась? Эликсир храбрости выпила, или просто смелая стала? На половину содержимого холодильника я имею право, я продукты покупал. С какой такой радости я тебе все оставить должен? Так же я имею право на половину огорода. Сейчас конечно я ничего забирать не стану, приеду осенью и выкопаю свою половину. Ты спасибо скажи, что я на мебель не претендую, и технику бытовую не забираю, а то осталась бы без ничего, по другому бы запела. А Пашка маленький еще, что его делить? С тобой жить будет. Да и не написано нигде, что сын он мне, прочерк у него в свидетельстве.

-Спасибо Вам, барин, за щедрость Вашу, за доброту душевную, низкий вам поклон ,что не позарились на меблю мою да плиту с холодильником, которые я, кстати, покупала сама, еще до тебя, Вань. Ты бери, бери продукты-то, не стесняйся, а то вдруг мне что лишнее оставишь? А за сына спасибо. Хорошо, что я тебя тогда послушала, и на себя его записала, как мать одиночка, а то ведь и правда, поделил бы ребенка-то.

-Знаешь, Надя, другая бы радовалась, что все пополам. Я ведь мог и все забрать, ведь за то время, что мы с тобой прожили, ты же почти не работала, то декрет у тебя, то больничные. Я ведь сам решил, что будет честно, если я тебе оставлю половину того, что мы вместе купили в твой дом.

Ваня по хозяйски ходил по дому бывшей жены, открывал все шкафчики и смотрел на их содержимое оценивающим, хозяйским взглядом. Решал, что оставить, а что забрать.

-Двери межкомнатные я заберу, думаю, ты не против? Я же сам их покупал, сам в район за ними ездил, да и договор есть, о покупке. На моё имя, между прочим.

-Вань, покупал ты, только деньги я тебе на них давала, на карту скидывала. Они же б/у, ты их с рук покупал, по 500 рублей за штуку. 4 двери, 2000 рублей. Я же в роддоме в это время была.

-А деньги на бензин? Эксплуатация машины? Я их грузил, устанавливал я, так что считаю, будет честным, что я их заберу.

-Забирай. И давай пожалуйста побыстрее, мне за детьми в садик идти нужно.

***

Мам, можно я Пашу с Соней сегодня к вам приведу? Не хочу, чтобы дети видели этот погром в доме.

-Надь, да приводи конечно. Пусть будут у нас столько, сколько нужно. Ты права, не нужно им все это видеть. А каков жук, этот Ваня!

-Не начинай, мам. Знаю, что ты сейчас скажешь. Да, вы с папой были во всем правы. Но что теперь поделать? Сейчас наведу порядок и буду учиться жить заново.

-Не переживай, дочь. Мы с отцом рядом. У тебя все получится.

***

Надя сидела посреди комнаты и беззвучно плакала. Как так? За мне все это? Что я делаю не так в этой жизни? Ну почему не везет мне с мужиками?

Она оглядела разгромленный дом и истерично засмеялась. Содержимое шкафов кучами валялось по дому, пустые ящики морозильной камеры стояли друг на друге. На столе сиротливо стояли 2 стакана и 1 тарелка- все, что осталось от набора посуды. В голове звучал скрипучий, пропитанный жадностью голос бывшего сожителя.

-Этот набор посуды я купил в твой дом со своей зарплаты, значит, по праву он принадлежит мне. Я мог бы забрать его полностью, но поступаю по мужски, и поделю его пополам. Всего было 6 тарелок, и столько же стаканов. Значит, 3 тарелки и 3 стакана я забираю себе. 1 стакан и 2 тарелки разбила твоя дочь, значит, тебе остаётся 2 стакана и 1 тарелка. Все по честному.

-Можешь все забрать себе, мне не нужно.

 

-Ну уж нет, пополам, значит пополам. Чтобы ты потом не говорила, что я тебя с голой @опой оставил.

-Подожди, кстати о @опе. Ты же мне нижнее белье покупал, когда я беременная была! Сейчас , где-то тут лежит. Забери, я же его не носила.

-Оставь себе, это же подарок. Ну что я, совсем крохобор, еще трусы у тебя забирать! Кстати, о подарках. Я твоей дочери коньки дарил, верни пожалуйста, я их племяннице увезу. И кольцо, что я тебе покупал, тоже верни. Я не настолько богат, чтобы золотом направо и налево разбрасываться.

-Да-да, сейчас. А вообще, раз такое дело, то и ты цепочку снимай, что мои родители тебе дарили, и резину зимнюю тоже в гараже оставь, её же папа мой тебе отдал. Автомойку я тебе дарила, так что тоже оставляй. Продолжить список, или сам помнишь, что тебе не принадлежит?

-Надя, сейчас речь идет о тех вещах, что мы с тобой друг другу дарили. При чем тут подарки твоих родителей? Ладно, кёрхер ты покупала, но тебе-то зачем эта мойка нужна, у тебя и машины-то нет. Я её заберу, а взамен тебе все мясо с морозилки оставлю. Ну а цепочка и колёса- к тебе отношения не имеют.

-Знаешь что, зятёк? -молчавшая до сих пор Нина Григорьевна, мама Нади, вступила в разговор. Сказано- не трогай, значит , не трогай. Что же ты за мужик-то такой, а? Ты даже стаканы, и те пополам поделил! Хватит тут этот цирк устраивать! Кому тут нужен твой аттракцион невиданной щедрости? Да ты же пришел сюда с одним пакетом, в котором окромя носков с трусами и не было ничего, а уезжаешь- добро в машину не входит. Забирай все то, что нажил непосильным трудом, и уматывай-ка отсюда, пока я тебе еще и счет за проживание в Надькином доме не выставила! Мужик! Да скряга ты, сквалыга, каких еще поискать! Это же надо, каждую печенюшку, которую дети съели, считать! Да ты же за лишнюю ложку сахара с сердечным приступом падал, кормилец! Вот тебе мое слово: Собирайся, и топай, покуда ветер в спину дует. И чтобы ноги твоей в этом доме больше не было.

-А вообще-то, Нина Григорьевна, в этом доме и моя доля должна быть, если по честному-то. Ипотеку-то капиталом гасили, а капитал за Пашку дали. Пашка- мой сын, значит, и доля моя в этом доме есть. Я вот еще к юристу схожу, и в суд подам на раздел имущества.

-Вань, иди уже, а? Ты же отказался Пашку на себя записывать, какая доля?

***

И родители, и подруги, да и просто знакомые — все говорили Наде, что Ваня ей не пара. Жадный до безобразия, не просто прижимистый, а именно жадный, страшненький, плюгавенький паренек отпугивал от себя всех людей своей склонностью к экономии. Чайный пакетик заваривал до тех пор, пока вода в стакане не становилась прозрачной, сахару клал ровно пол ложечки на стакан, и не оттого, что не любил сладкое, нет, ему просто было жалко не в прок потраченных продуктов. Экономил Ваня на всем, начиная от одежды, которую донашивал до дыр, и заканчивая продуктами. В обеденный перерыв, когда другие работяги устраивали настоящий праздник живота, Ваня только успевал крутить головой, и считать, кто сколько «денег» съел за обедом.

-Мишка, ты же целую курицу-гриль слопал! А она рублей 300 стоит, не меньше. И не жаль тебе столько денег за раз проедать?

-Ванька, вот что ты мои деньги считаешь? Сидишь ты, Ролтоном давишься, вот и ешь его дальше. Какой толк в такой экономии, если во всем себя ограничивать?

Надя, симпатичная, веселая женщина, мать-одиночка, сразу приглянулась Ване. Ухаживал он за ней красиво, но недолго. Купив пару раз скромные букетики полевых цветов у бабушек на рынке Ваня со спокойной совестью пришел жить к Наде, в старенький домик на окраине, который женщина купила в ипотеку.

И если первое время, пока Надя еще работала и получала неплохую зарплату Ваня молчал по поводу неразумных трат на сладости, сыры и колбасы, то с уходом Нади в декретный отпуск Иван стал подсчитывать каждую конфету, съеденную Надиной дочкой, каждую ложку сахара, добавленную в чай, каждую печеньку, которую Надя купила в магазине, и без которой, по мнению Вани , вполне можно было бы обойтись.

 

С рождением сына Паши ситуация не изменилась в лучшую сторону, ведь появились новые статьи расходов, связанных с младенцем. Крема, присыпки, салфетки, подгузники. У Вани начиналась нервная дрожь, когда он видел чеки из магазинов.

Отношения свои молодые люди не зарегистрировали тоже по причине экономии- это сколько же денег надо, документы все менять!

И сына на себя Иван не записал тоже сугубо из практичных соображений, ведь для матери- одиночки и пособия выше, и льготы больше. А так- что толку от этой надписи в свидетельстве?

Не смогли ужиться Надя с Ваней. Надя уже и сама хотела отправить Ваню восвояси, да он её опередил, сказал, что она- транжира, и он не может с ней больше жить. Так и началась эпопея с разделом совместно нажитого имущества, где Ваня проявил верх благородства, и все, до последнего стакана решил с барского плеча поделить пополам.

Надя и сама не могла объяснить, как согласилась на этот абсурд с дележкой. Вообще-то она и не думала, что все это говорится всерьез, она-то, наивная, все же надеялась, что у Вани осталось еще мужество и чувство собственного достоинства, и не будет он так мелочиться. Оказалось- зря надеялась. Будет. Делили все. Стаканы, простыни, полотенца. Содержимое морозилки- пополам. Крупы в шкафу- тоже.

Вдоволь наплакавшись и насмеявшись, рассмотрев масштаб погрома в собственном доме, глубоко вздохнув, Надя принялась за уборку. Эх, где наша не пропадала! Ничего, это все мелочи, это все наживное.

Спасибо, Господи, что взял деньгами! Ну, или не совсем деньгами, а совместно нажитым… Спокойствие, оно, знаете-ли, и подороже людям обходилось. А тут, подумаешь, пустяки какие! Старые чашки со стаканами, свинина из морозилки, да двери межкомнатные! Забрал- и слава богу, уж стаканы-то Надя и новые купит. А свинина- она вредная, да и двери эти ей все равно не нравились.

Как часто бывает, что двое людей, которые жили вместе и казалось, любили друг друга, при разводе делят все совместно нажитое, вплоть до последней вилки? И ведь не во всех ситуациях это жадность. Иногда это просто глупый принцип, когда никто из двоих не хочет уступить друг другу, и — так не достанься же ты никому, кровать, шкаф, стол и вилка- все пополам, и вдоль, и поперек.

Ну а Ваня-да, поступил » очень благородно.» Прям верх мужества, я считаю. Стаканы- пополам, и двери- все себе. Ну и продукты- ведь он же их покупал, имеет право. Только вот сдается мне, что у Нади все будет хорошо, и посуда комплектная, и морозилка полная, и двери межкомнатные, и кольцо, которое никто не заберет при расставании. А вот Ваню-то что ждет, такого честного, экономного и благородного? Так и будет кочевать со своим скрабом от одной «Нади» к другой, и везде будет сначала удивляться необдуманным тратам, а потом все нажитое делить вот так, по честному.

Вот со стороны кажется, что все это- абсурд, и так не бывает. А вот бывает, лично видела такого » Ваню», который таким образом уходил от девушки, с которой жил. А ребенка, кстати, он делить и не собирался, и не видел его уже лет так 5, мальчик-то уже в школу пошел.

Язва Алтайская

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.41MB | MySQL:44 | 0,142sec