Встреча с одноклассником

Осенняя пора у Надежды связана со многими событиями в жизни. Во-первых, она родилась в сентябре месяце, поэтому этот месяц у неё любимый. Как раз все фрукты и овощи созрели, убраны, урожай с дачи вывезен. В октябре месяце они с мужем закрывали дачный дом на зиму и до весны там не бывали. Дача в лесном массиве и добираться зимой туда сложно, дорога не всегда прочищена трактором. Да и что там делать зимой? А еще в сентябре женился её сын, жена его Ирина добрая и скромная девушка. Поэтому сентябрь с летающими паутинками в воздухе и разноцветными осенними красками в природе ей нравится.

 

Но октябрь месяц Надежда не любит, потому что он забрал у неё любимого мужа Андрея. Именно в октябре он скоропостижно умер, проблемы с сердцем. Похороны, поминки, все это глубоко и навсегда отпечатались в её душе, она даже толком и не помнит, как все это проходило. Все на себя взял сын Олег. Сын старательно оберегал её от всех забот и проблем, и первые три месяца каждый день заезжал после работы к ней.

— Сынок, у тебя своя семья, я уже в порядке. Я можно сказать, смирилась с уходом отца. Так что не нужно приезжать ко мне каждый вечер. Честное слово, я уже лучше себя чувствую.

— Точно, мам? Ну если что нужно, звони.

— Точно сынок, точно.

Надежда знает, Олег с Ириной её не оставят одну, если что-то с ней случится. Она очень благодарна Ирине, своей невестке, с которой у них с первого дня знакомства моментально установились теплые отношения. Как-то сразу они потянулись друг к другу. У Ирины родителей нет, она из детдома и Надежда для неё стала мамой. Надежда даже и не может теперь представить, что на месте её могла бы быть какая-то другая. Внучка уже учится в школе.

Надежда в пятьдесят лет осталась вдовой, вот уже четыре года она на пенсии. Привыкла к одиночеству, когда становится невыносимо скучно, едет к внучке в гости или они приезжают к ней. Лето она проводит на даче, там многие живут в летний сезон, поэтому ей не страшно, хоть и домик её на окраине леса. Продавать дачу пока не собирается, чувствует себя нормально, хоть и сын предлагает продать дачу.

— Мам, продавай свою дачу, одной тебе трудно, я не могу часто туда приезжать. Да и у меня свой дом с большим участком. Захочешь поковыряться в земле, пожалуйста. Мы даже можем выделить небольшой участок лично для тебя, — уговаривал Олег.

— Сынок, пока я в себе чувствую силу, не хочется продавать дачу. Там все сделано руками отца, жалко продавать. Когда уж занемогу, тогда скажу тебе.

— Ну ладно мама, лучше береги себя и больше отдыхай там на свежем воздухе. А то я тебя я знаю, работаешь до упаду. Смотри… — заботливо и слегка упрекая мать, говорил он.

Надежа прогуливалась по набережной реки, где растут огромные липы вперемешку с вязами и рябиной. Кое-где под деревьями скамейки, эта набережная у жителей их города самое популярное место. Особенно те, кто живет неподалеку, как Надежда, стараются гулять именно здесь в свободное время и выходные. Много молодых мамочек с колясками, детей много, кто на велосипедах, кто на самокатах. Одним словом, жизнь кипит.

Но сегодня с утра моросил дождь, кругом сыро и мокро, октябрь месяц. Надежда не спеша идет из дома, решила прогуляться, сейчас свободного времени у неё много. Дачу закрыли с сыном на зиму и теперь до весны. Вдруг кто-то её окликнул.

— Надя? Надежда?

Она повернула голову вправо и немного поодаль увидела мужчину, который стоял возле скамейки. Не узнавала, приглядывалась внимательно.

— Надя, не узнаешь? Виталька я, Виталий, твой одноклассник, – говорил мужчина, подходя поближе к ней.

— Ой-ё-ё, не узнала Виталий.

— Конечно не узнала. Мы с тобой лет двенадцать не виделись, жили в разных концах города. А сейчас я здесь неподалеку живу, поменялся с дочкой квартирами. Ей отдал трехкомнатную, а сам живу в их однушке. Мне теперь одному много не нужно, а у неё семья. Жена моя умерла год назад, — говорил Виталий.

 

Надежда смотрела на Виталия, полного и неухоженного. Куртка на животе лоснится, давно не стиранная, обувь не чищенная, кое-где грязь засохшая, штаны на коленях пузырями. В целом он выглядел постаревшим и уставшим, с глубокими морщинами, выглядит намного старше Надежды, хоть и одноклассники бывшие.

— Однако, потрепала его жизнь, — думала Надежда, слушая Виталия, который говорил и говорил.

— А я увидел тебя и сразу узнал. А знаешь, когда-то в школе ты мне нравилась. Правда я не решался подойти, сама знаешь, я был не из шустрых и красавцев, так серенький козлик. А вокруг тебя парни крутились. А ты вот замуж вообще вышла за приезжего.

— Дааа? А я и не знала, что нравилась тебе, это новость для меня.

— Ты не очень изменилась, Надь. Только какая-то грустная, даже походка у тебя грустная, неспешная.

— Так я гуляю, вышла пройтись, подышать свежим воздухом.

— Ну давай вместе пройдемся, мне тоже полезно дышать свежим воздухом. Ты вон какая стройная. Немного прибавила в весе и все. А я? Да во мне пятьдесят килограммов лишних, а похудеть не хватает силы воли. Вот решил гулять каждый день. Иду гуляю, скамейку вижу сразу тянет присесть, вот и ломаю себя, я же гулять вышел, а не сидеть, — Виталий громко смеялся над своей шуткой.

Надежда шла рядом с Виталием молча, он все говорил, она слушала. Повернули обратно.

— Ой, Надь, забыл спросить, а где твой муж?

— Андрея нет, умер. Вот уже почти девять лет назад.

— Дааа, жизнь. Жаль его. Хороший и добрый, а главное справедливый мужик был. Мы ведь с ним одно время вместе работали, вернее он начальником цеха у нас был.

Когда Надежда собралась домой, он предложил её проводить. Ей жалко было Виталия, все-таки тяжеловатая у него походка, дышит тяжело, но раз уж предложил, она согласилась. Так и стали они вместе гулять по набережной. Виталий всегда говорил много. Очень резко отличался от её Андрея, молчаливого и спокойного. Андрей много не говорил, а всегда по делу, Надежде с ним было очень комфортно. Спокойно и легко.

Виталий поджидал Надежду всегда на том месте, где они встретились. Выпал уже первый снег, припорошил пожухлые листья и траву, и зима явно на пороге. Скоро вступит в свои права. Надежда шла и радовалась, что вокруг стало белее, светлее и чище. Всю грязь снежок прикрыл. Издалека увидела Виталия.

— Привет, Надежда! Я вот уже почти полчаса жду тебя. Думал уж не придешь сегодня. Ишь как побелело все вокруг.

Она отметила, что у него другие ботинки — зимние, правда чистые. Куртку тоже поменял, но она ничем не отличается от той осенней. То же лоснящееся пятно на животе, рукава тоже блестят.

— Видимо много лет носит не стирая. Вроде и жена умерла всего год назад. Не следила что ли за мужем? А может болела? Не до мужа было.

А Виталий все говорил и говорил, рассказывал, как ходит по магазинам, смотрит, где какие акции, и где можно купить дешевле.

— А я с утра обхожу близлежащие магазины и сравниваю цены на продукты, а потом уж покупаю. И знаешь Надь, выходит выгодней. Я прихожу домой и подсчитываю всегда, сколько сэкономил. Так и в аптеках тоже разные цены. Я умею экономить деньги, я ведь не пью и не курю, Надь. Было время, честно скажу, увлекался спиртным, а сейчас уже лет пять не пью. Жена рада была. Я ведь на пенсию вышел по вредности и больше не работаю. Дома хорошо, не нужно каждый день тащиться на работу. Ох и надоело мне работать, Надь.

 

Надежда не успевала спросить о чем-то. Виталий просто не останавливался, говорил и говорил. Она думала, что ему дома не с кем поговорить вот и выговаривается. Попрощавшись, она ушла домой.

— Надо как-то сказать Виталию, что не нужно нам гулять вместе каждый день. Я просто устаю от него, от его болтовни. Мне хочется одной прогуляться в тишине, подумать о своем, а его не переслушаешь, — думала она, подойдя к фото мужа.

— Андрей, как хорошо было с тобой, у нас было полное взаимопонимание, разговаривали и молчали вместе. Нам даже молчать вместе было комфортно.

Надежда решила, не пойдет гулять в последующие дни, отдохнет от Виталия. Нужно съездить к внучке, соскучилась. Пройтись с ней по торговому центру, они любят вместе гулять. Потому что бабушка балует любимую внучку и не отказывает ей в покупках.

Дней пять она не выходила на набережную. Навещала в больнице соседку, которую увезли три дня назад. Ходила к бывшей коллеге, с которой вместе много лет работали и до сих пор дружат. Она не выходит из дома, очень болеет и Надежда её не забывает.

Она собиралась на прогулку, как вдруг в дверь позвонили, открыв, она увидела Виталия. Он стоял за порогом тяжело дыша.

— Привет, можно войти?

Надежда отступила назад и закрыла дверь, спросив:

— Ты откуда, Виталий?

— Как откуда, а ты куда пропала? Я тебя каждый день там жду, думал уж что-то случилось с тобой. Вот у соседей твоих узнал номер квартиры. Я соскучился по тебе. Надь, я тут подумал и решил, а давай жить вместе, а что? Ты мне нравишься, да и ты одна. Тебе тоже скучно. Хочешь у меня будем жить, а хочешь у тебя. Ну у тебя даже лучше, у тебя ведь двухкомнатная? Вдвоем нам веселей будет. Скучно мне одному, дома поговорить не с кем. А сказать многое хочется. С дочкой почти не общаемся, когда жива была жена, они в основном друг с другом общались. Меня она не слушает, да и не нужен я ей. Может быть сын был бы на её месте, было бы по-другому.

Надежда не могла вставить ни слова.

— Пусть выговорится, пока не остановится. И ведь самое главное все о себе. Подожду, — решила она.

Наконец Виталий остановился и спросил удивленно:

— Надь, а ты чего молчишь, ничего не говоришь? Согласна? Я так думаю, ну раз молчишь, значит согласна? Да, Надь?

— Виталий, нет. Нет, я не согласна. Я привыкла жить одна в тишине. Мне одной жить комфортно. Я не хочу у тебя жить и не хочу, чтобы ты пришел ко мне. Не обижайся пожалуйста, но я не согласна.

— Жаль, очень жаль. А я уж мечтал и надеялся, думал мне будет веселей, да и женская рука в доме не помешает. Может передумаешь, Надь? Я буду ждать. А ты куда собираешься, пойдем прогуляемся? – не унимался Виталий.

— Да я собираюсь… Мне нужно навестить соседку в больнице, вот собираюсь… — на ходу придумывала она. – Она уже несколько дней в больнице, а я еще не была у неё. Так что ты иди Виталий, мне некогда сегодня гулять, – соврала Надежда.

— Ну я завтра тебя буду ждать, ладно?

— Не знаю, точно не обещаю, но может и приду. Но ты меня лучше не жди, а вдруг у меня опять какое-то неотложное дело появится. И вообще, Виталий, прежде чем вместе жить, нужно какое-то чувство иметь.

— Ну а ты мне нравишься, Надь! Ты же со школы мне нравишься.

— Но я к тебе отношусь, как к однокласснику и не больше. Так что Виталий, извини.

Он еще немного потоптался и развернувшись вышел из квартиры. Надежда захлопнула за ним дверь

— Надеюсь он не обиделся, вроде бы я не очень грубо с ним разговаривала. Не нужен мне он. Я после общения с ним устаю, много говорит и все о себе любимом. Вот ведь молодец, только себя и любит.

Она засмеялась и стала собираться на прогулку в парк в противоположную сторону, до него дальше, чем до реки, но она решила погулять одна.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.36MB | MySQL:42 | 0,167sec