Мама посмотрела на Раису долгим пустым взглядом. Она опять её не узнала

Раиса вошла в большой светлый холл. Он был наполнен гомоном голосов. Кто-то спускался по лестнице, кто-то неспешно прогуливался парами о чем-то тихо переговариваясь, кто-то смотрел вечерние новости, расположившись на мягких уютных диванах.

Она прошла по коридору в уже знакомую ей комнату и легонько постучав, открыла податливую дверь. Мама, опершись на спинку кровати, что-то писала в тетрадке и не заметила её прихода. Зато её соседка по комнате, Валентина Ивановна сразу заулыбалась и несколько раз громко повторила

— Галя, Галочка, слышишь? Это к тебе пришли.

Мама наконец оторвалась от своего занятия и пристально посмотрела на Раису долгим пустым взглядом. Она опять её не узнала.

Валентина Ивановна засобиралась на выход.

— Ну куда же вы? Оставайтесь, — приветливо сказала Раиса, — Я вот и печенье к чаю принесла и яблоки.

— Печенье — это хорошо. Мы его потом и съедим за ужином. Вместе с яблоками, — мягко засмеялась Валентина Ивановна, — А я пойду пройдусь, не буду вам мешать.

Дверь бесшумно закрылась. Они остались одни.

И вновь в который раз между ними состоялся один и тот же разговор, от которого у Раисы сжималось сердце. Она опять рассказывала маме, что она её дочь, что у неё есть взрослые внучки, что папа уже давно умер, а дядя Саша, мамин брат, в эту пятницу по обычаю придет её навестить.

Повторив все по нескольку раз и не добившись обратной связи, Раиса, как и всегда, поинтересовалась здоровьем, питанием и уходом. Тут мама уже поддерживала разговор и подробно рассказала о горячем супе и вкусных тефтелях, которые ей особенно нравятся.

— А девочки тут хорошие, Катя. Меня никто не обижает. Так Раечке и передай.

— Раечка это я, мам, — она погладила пожилую женщину по сухой морщинистой руке.

— Да какая ж ты Раечка? Старая ты. Раечка моя красивая, девочка молодая, — хрипло засмеялась мама, — Иди уже, Кать, устала я. Спать буду.

Мама отвернулась к стене. Раиса еще немного посидела, потом, наклонившись, поцеловала её в висок и осторожно вышла из комнаты.

.. Мама, когда-то преподававшая русский язык и литературу, сдала внезапно и очень быстро. Деменция. Несколько лет назад им пришлось забрать её и старенькую рыжую Мурку к себе из большой квартиры, с содержанием которой мама уже не справлялась. Она не справлялась уже ни с чем.

Рая с ужасом вспоминала то время, которое мама провела вместе с ними. Смириться с тем, что эта взбалмошная истеричная, никого не узнающая, старая женщина и есть её спокойная рассудительная когда-то мама, было невозможно. В их доме наступил персональный ад. Рая разрывалась между семьей, работой, детьми и уходом за мамой.

Возвращаясь домой она никогда не знала, что ждет её за закрытой дверью квартиры. Ведь теперь там жила маленькая капризная девочка семидесяти пяти лет. Она рисовала на стенах, наотрез отказывалась мыться, рассыпала крупы и делала много чего еще, о чем бы Рая предпочла бы никогда не вспоминать.

Маме нужен был регулярный уход, врачебное наблюдение, а им с мужем и детьми нужен был глоток свежего воздуха, чтобы не скатиться в затягивающий омут злобы и ненависти к человеку, от которого прежнего уже ничего не осталось.

Раиса долго присматривалась к пансионатам для пожилых людей. Читала отзывы, изучала документы, ездила разговаривала с руководством и персоналом. Переступить через психологический барьер и сделать «не так как у всех» было очень трудно. Но ей очень хотелось сохранить между ними тепло, да и не потерять собственную семью, это испытание было для них всех очень болезненно.

Пансионат «Теплые беседы» её внимание привлёк сразу. Квалифицированный персонал, большая территория, разные активности для постояльцев, хорошие отзывы — всё это давало надежду на улучшение маминого состояния.

Так и случилось. Регулярно навещая маму, Раиса видела, как уход в пансионате дает свои результаты. Мама, как и прежде, не узнавала близких, но стала гораздо спокойнее, уравновешеннее, даже завела подруг, с которыми вместе обсуждала новости и ближайшие планы.

Продуманный распорядок дня с перерывом на необходимый дневной сон, ежедневный медицинский осмотр, прогулки на свежем воздухе, давно позабытое чтение вслух — ничего этого она не смогла бы дать маме, если бы оставила всё как есть. Разве забота о близком — это только содержание в четырех стенах? Забота может выражаться и по другому, думала Раиса возвращаясь из пансионата. Она была уверена, что все сделала правильно.

КОНЕЦ

Уважаемые читатели, уверена, что среди вас есть те, кто столкнулся с необходимостью ухаживать за больными пожилыми родственниками. И каждый, находясь в своей ситуации, принимает решение сам.

Почему-то у нас в обществе осуждаются дети, определившие родителей в пансионат. Но ведь когда человек болен, то вы передаете его в руки врачу. Что же не так в случае с тяжело больными родственниками, имеющими в анамнезе деменцию или болезнь Альцгеймера? Почему в этой ситуации дети должны выступать в роли врачей? И возможно ли это сделать так, чтобы сохранить теплые отношения?

Согласна, что тема сложная, неоднозначная. При обсуждении просьба не забывать, что речь идет только о тяжело больных людях, с расстройствами психики или неспособных себя самостоятельно обслуживать.

Ольга Одаренко

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.34MB | MySQL:42 | 0,147sec