Забота о матери

Почти каждый выходной ее супруг решал мамины проблемы и выполнял ее пожелания. К тому же Алексей отдавал матери внушительную часть зарплаты.
– Понимаешь, так уж повелось. У нее за трехкомнатную квартиру коммунальные платежи большие, а зарплата копеечная, – объяснял Алексей.
– А зачем ей жить в такой большой квартире одной? Мы вот в ипотеку двушку берем. Сестра твоя давно замуж вышла и переехала на другой конец страны.
Может, маме пора бы трешку эту продать и переехать в однокомнатную?

– Так уж меня воспитали: «Старших надо уважать», «Родных не выбирают»! – со вздохом говорила Ксения своей подруге.

– А свекрови ведь такое воспитание только на руку, чтобы кровушку твою попивать!

Ответить на это было нечего, и Ксения лишь снова вздохнула.

А ведь сразу после знакомства с Нелли Николаевной наивная молодая Ксюша посчитала, что ее будущая свекровь и мухи не обидит.

Первый звоночек прозвенел, когда Ксения с женихом пригласили посидеть с ними в кафе и Нелли Николаевну.

Она с радостью согласилась, а во время ужина игриво заявила:

«Знаешь, я ведь Лешу рано родила. Зато теперь его часто не за сына, а за моего молодого мужа принимают!»

Ксюше стало немного неловко, и она положила руку на кисть жениха.

Нелли Николаевна тут же скопировала жест Ксении, завладев второй рукой сына, и, улыбаясь, недобро блеснула глазами на невестку.

«Она меня ревнует, что ли?» – пронеслось у Ксюши в голове.

Вскоре эта догадка стала находить все новые подтверждения.

После свадьбы Ксения стала замечать, что мама Алексея ежедневно звонит сыну и ожидает подробного ответа о том, как прошел его день.

При этом если с Ксюшей Нелли Николаевна разговаривала обычным голосом, то для своего сына приберегала «умирающий» тон и покашливание.

«Ты, конечно, занят, но мне так нужна твоя помощь! Я ведь не разберусь, как тут эти счетчики менять, понимаешь?» – говорила она, и Алексей срывался к матери помогать.

Причин всегда находилось много: то барахлил кран, то странно скрипели трубы, то требовалось повесить шторы или сделать ремонт.

«Ей словно не пятьдесят, а пятнадцать лет! Вечно ничего не может сделать и постоянно требует денег и помощи», – вскоре стала злиться Ксения.

Почти каждый выходной ее супруг решал мамины проблемы и выполнял ее пожелания. К тому же Алексей отдавал матери внушительную часть зарплаты.

– Понимаешь, так уж повелось. У нее за трехкомнатную квартиру коммунальные платежи большие, а зарплата копеечная, – объяснял Алексей.

– А зачем ей жить в такой большой квартире одной? Мы вот в ипотеку двушку берем. Сестра твоя давно замуж вышла и переехала на другой конец страны.

Может, маме пора бы трешку эту продать и переехать в однокомнатную? Там и коммунальные услуги будут стоить меньше, и содержать ее проще, – предположила Ксения.

– Что ты! Мама ни за что не согласится! Ей привычно и удобно тут жить. Я ей обещал помогать, вот и помогаю, – твердо заявил Алексей.

Ксения удивилась:

«Странно это все. Если ей не хватает сейчас зарплаты, то и пенсии точно не будет хватать. И что за резон одной по трем комнатам бегать? Лишние расходы и уборка.

Может, Леша просто не говорил с мамой на этот счет? Надо будет мне при случае предложить».

Случай предоставился очень скоро.

– Коммунальные платежи все больше и больше! Сил моих нет! Леша, ты же помнишь, что до десятого числа нужно мне деньги перевести? – при очередной встрече заявила сыну Нелли Николаевна.

– Конечно, мам. Сегодня же переведу. Там будет чуть больше. Ну, как обычно.

– И позвони сантехнику или куда там надо. В одной из комнат батарея ледяная. Столько ждала отопительный сезон и мерзла. И вот такие дела. Сил нет уже от этих хлопот, сынок.

 

– Вы могли бы эту квартиру продать и купить новую однушку. Там и отопление индивидуальное будет. Когда захотите, включите. Не нужно – отключите. Да и по стоимости коммунальных услуг все будет гораздо легче, – предложила свекрови Ксения.

– Еще чего! – возмутилась Нелли Николаевна, на миг забыв свою обычную улыбчивость. – Это же моя квартира! Не собираюсь я переезжать! Что за странные у тебя идеи? Выселить меня хочешь? Или денег жалко, которые мне сын дает?

– Я думала, так будет лучше, – лепетала Ксения, ежась под недобрым взглядом свекрови.

– Неужели я так вам в тягость стала? – со слезами в голосе вопрошала Нелли Николаевна.

– Не расстраивайся, мам! Ксюша ведь не со зла такое сказала. Она просто не подумала, что это тебя обидит, – принялся утешать мать Алексей.

После этого разговора свекровь продолжала с улыбкой разговаривать с сыном и невесткой.

Но всегда говорила только об Алексее, словно вычеркивая Ксению из жизни:

«Вот я к Леше в гости пришла…», «Леша квартиру купил, конечно, удачную», «Лешу ведь нужно покормить».

Однажды, будучи в гостях у супругов, Нелли Николаевна сказала сыну:

– Леша, ты же понимаешь, что эту квартиру нужно на меня будет оформить, когда ипотеку выплатишь?

– Почему? Мы же с Ксюшей вместе кредит брали и платим поровну, – удивился Алексей.

– Когда выплатите, то я уже пенсионеркой буду. Там льготы на налоги предусмотрены.

– Да ладно. Это не те деньги, чтобы из-за них собственность переписывать. Пускай будет Ксюша собственником.

– Так что ты маму скоро на улицу выгонишь? – с улыбкой продолжила Нелли Николаевна.

– Не понял, – искренне удивился Алексей.

– Да это я так. Не обращай внимания. Вот переживаю, что отдалился ты от меня, сын. Все меньше мне доверяешь…

– Ты чего, мам? Общаемся каждый день! Не расстраивайся только!

Нелли Николаевна, грустно улыбаясь сыну, говорила:

«Какой ты у меня хороший, Леша! Дай обниму!»

После рождения у супругов сына, Нелли Николаевна практически прописалась у молодых родителей.

Ей очень нравилось нянчить маленького Степана, и она всячески подчеркивала, что именно с бабушкой ему лучше всего.

«Поедешь со мной, Степушка? У меня и еда вкуснее, чем мама готовит, и порошок не такой, как у нее, вонючий! Выращу тебя, моего золотого!» – ворковала бабушка над внуком, всячески оттесняя Ксюшу от сына.

«Ну чего ты тут бегаешь? Только нервируешь моего мальчика! Иди лучше Леше приготовь чего-нибудь съедобное!» – с досадой отмахивалась свекровь от невестки.

Ксении было обидно слушать, как свекровь в разговорах с внуком нелестно отзывается о ее хозяйственных и кулинарных навыках.

Но из-за уважения к свекрови Ксюша всегда молча терпела ее выходки.

«Зачем мне что-то ей возражать? Кроме маленького Степы и меня, никто этого не слышит. А начну устраивать разборки, так еще и виноватой окажусь. Обидится и мужу нажалуется, дескать, я не ценю ее помощь!» – рассуждала Ксения и продолжала сдерживаться.

 

Как назло, все знакомые семьи говорили Ксении:

«Какая у тебя свекровь золотая. Бегает с коляской, нянчит внука. Так мило с ним сюсюкает! Да и с тобой никогда не ругается. Улыбчивая такая! Цени ее отношение, а то сейчас бабушки пошли такие свободолюбивые, что и на день рождения внука или внучки могут не прийти».

Ксения выслушивала всеобщие восторги, а сама мрачно размышляла:

«Да уж лучше бы она меня поругала и честно высказала, что думает обо мне, чем так лицемерить».

Она слишком хорошо знала, что каждый раз после визитов улыбающейся свекрови к ним в дом следовал разговор Нелли Николаевны с Алексеем.

– Ох, сын! Как же ты там? Переживаю даже. Ведь знаешь, сегодня к вам заходила, так на полу к моим носкам такая грязь прилипла! Ты уж скажи жене, что в доме, где ребенок так нельзя.

– Странно. Я не замечал. Вообще, Ксюша полы каждый день моет. Я еще шутил, что у нее пунктик по поводу чистоты, – спокойно отвечал Алексей, уже привыкший к постоянным придиркам матери в отношении его жены.

– Это еще ладно. А вот в прошлый раз она меня таким жирным салатом угостила. Ты аккуратнее, сын, чтобы потом к врачам не бегать. Смотри, чем тебя дома кормят!

– Хорошо, мам. Не переживай.

Окончательно ситуация обострилась после того, как Алексей выделил матери сумму на оплату коммунальных услуг ровно в том размере, который требовался.

Обычно он давал больше, но декретный отпуск жены, выплаты по ипотеке и траты на ребенка не дали ему такой возможности.

Нелли Николаевна, увидев количество переведенных денег, сразу высказалась:

– Вот как ты, сын, стал жену свою бояться!

– С чего такие выводы, мам?

– Обычно больше денег мне давал. А теперь, видать, жестко она тебя прижала. Подкаблучником становишься.

– Зря ты так. Это мое решение. Если больше отдам, то у меня тогда совсем на ремонт машины не останется.

– Ладно, сын. Не оправдывайся. Я-то все равно вижу, что ты без совета с женой уже ничего не решаешь, – грустно подытожила Нелли Николаевна.

Видя, что муж сидит с поникшим лицом, Ксения спросила:

– Что, плохо с мамой поговорил?

– Она меня подкаблучником назвала. Мол, я все с тобой обсуждаю, – признался Алексей.

– Ха! Забавно. А с кем тебе обсуждать, как не с супругой все? Только с мамой? – рассердилась Ксения. – Значит, лучше быть маменькиным сынком?

– Если бы я хотел при маме жить, то семью бы и не заводил. Но знаешь, давай так поступим: я с мамой сам завтра поговорю.

– Я хочу признаться твоей маме, что вижу ее отношение ко мне. Мне в глаза улыбается, а тебе докладывает, какая я плохая мать и хозяйка.

Кончилось мое терпение: я ее больше у нас дома не жду. Пускай меня все посчитают злой эгоисткой, но буду делать, как посчитаю нужным.

Слишком долго я терпела и подстраивалась.

 

– Я поговорю с мамой сам. Мы, даже если поссоримся, то потом помиримся. Если же ты ей все выскажешь, то на всю жизнь вра.гом останешься.

А как мой дед говорил: худой мир лучше доброй ссоры.

На следующий день Алексей действительно съездил к матери и о чем-то серьезно с ней поговорил.

С той поры Нелли Николаевна прекратила ходить в гости к сыну с невесткой и минимизировала общение с Ксенией, ограничиваясь лишь дежурными поздравлениями по праздникам.

Уже пять лет Алексей ходит в гости к своей матери с сыном, но без супруги.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.39MB | MySQL:44 | 0,139sec