По дружбе…за деньги.

— Васёк, это что вообще, тяжёлое такое? — грузный, толстый мужчина лет тридцати двух, смахивая пот со лба, начал тащить к подъезду большую коробку, которую еле-еле смог поднять.

— Вить, это для кухни. Собирать буду потом мебель. Ну, типа кухонный гарнитур.

— А, понятно.

В это время сам Василий, переезжавший в новую квартиру, тащил несколько больших стульев и ящик. После всех покупок денег на грузчиков у него не хватило, и он позвал на помощь друзей. Первым откликнулся Виктор. Дальше подтянулись ещё двое — Михаил и Андрей.

 

Они как раз тащили совместными усилиями шкаф. Михаил был крепким, но не очень высоким человеком, в юности успел некоторое время поработать грузчиком на складе. О тех временах всегда вспоминал с улыбкой. Андрей резко выделялся на его фоне: низкий, худой, откровенно слабого телосложения, со спутанными нестриженными волосами, он с большим трудом таскал мебель, напрягая все свои силы и изнывая от усталости.

Мебели и вещей, которые Василий вывез с предыдущей квартиры, было много. Таскали долго и с большим трудом. Где-то около пяти часов вечера сломался лифт, и носить коробки, ящики и сумки пришлось по лестнице — на шестой этаж.

Жители дома начали возмущаться. Сначала пожилая женщина, выходившая из подъезда, обругала мужчин, обвинив их в том, что это они сломали лифт.

Пригрозила пожаловаться на них. Василий попытался успокоить старушку, однако она была непреклонно и выражалась грубо. Спорила минут десять, а затем ушла по своим делам.

На лестнице мужчинам высказал своё недовольство хозяин одной из квартир на третьем этаже. Он почему-то посчитал, что Василий и его друзья — это те самые вандалы, которые испортили стену на лестничной площадке два дня назад. Это было неправдой, но убедить соседа в том, что он ошибается, оказалось сложным делом. Настроен тот был решительно, много кричал и чуть ли не в драку лез. В конце концов он ушёл, громко сплюнув на ступени лестницы.

К вечеру, когда стемнело, друзья не только утомились физически, но и чувствовали, что им изрядно вымотали нервы. Взмокшие, еле стоящие на ногах, с гудящими от усталости руками, они очень сильно обрадовались, когда Василий сказал:

— Ну всё, мужики, управились! Спасибо вам большое. Давайте, проходите, не стесняйтесь. Заодно и новоселье моё отметим. Обещал же я вам награду за труды — сдержу своё обещание.

Для Василия переезд в новую квартиру был очень важным и знаменательным событием. Он десять лет копил деньги, брал взаймы у родственников, устраивался на подработки, и вот наконец позволил себе эту двухкомнатную квартиру на окраине города.

Раньше ютился в старой однушке, которая досталась от родителей после того, как они уехали в свой родной регион. Теперь однушка была продана, и на вырученные за неё деньги мужчина купил новую мебель.

Василий считал покупку жилья своим несомненным успехом. Это была цель, которую он поставил перед собой десять лет назад и сумел всё-таки добиться. Теперь появлялась какая-то смутная надежда: ну, квартиру купил, зарабатывать вроде побольше стал, может и семью удастся создать, жену найти.

Михаил, Виктор и Андрей сели на новенькие стулья, расставив их вокруг маленького столика, поставленного на кухне на время. Из окна открывался вид на типичный городской пейзаж: дымящие трубы завода, скромный сквер между домами, многоэтажки. Обыкновенный индустриальный пейзаж, вызывающий в глубине души какую-то тоску.

Василий быстренько поставил на столик продукты, которые заранее подготовил для друзей. Тарелка солёных огурцов, пластмассовая кадка с квашеной капустой, чёрный хлеб.

— Ну, чтобы усталость снять, так сказать, — улыбнулся хозяин квартиры, доставая запотевшую бутылку с дешёвой водкой. Вслед за этим он лёгким движением руки открыл какой-то небольшой, пыльный шкафчик и извлёк из него четыре рюмки.

Виктор посмотрел на хозяина не очень радостным взглядом. Он до сих пор не отошёл от таскания грузов, поэтому сидел бледный и недовольный. Сложив руки на толстом животе, он насупил брови и сказал:

— Васёк, а может поедим что-нибудь? Весь день пашем как кони. Устали. Я думаю, тут хлебушком и огурцами не ограничиться.

— Согласен. Может за колбасой в магазин сгонять? — спросил Михаил.

— Ребят, вы чего? Я тоже устал. Спасибо вам за ваш труд, я очень вам благодарен. Но вы сами знаете, у меня с деньгами не очень, что было под рукой с утра, то и на стол положил. — оправдывался Василий.

 

— Ну ты бы сказал тогда, мы бы с собой еды взяли. — вмешался Андрей.

— Мужики, я что-то не понял. Мы с вами с юности знакомы. И лет пятнадцать назад без всяких вопросов могли весь день где-то таскаться, потом вот так сесть без изысков и отдохнуть. А сейчас что случилось? Водочка и огурцы уже не устраивают? — Василий почувствовал, что ему очень неприятно слышать от близких людей возмущения по поводу небогатого стола.

— Ну ты загнул, пятнадцать лет назад. Ты бы ещё детский сад вспомнил. — Виктор потянулся за огурцами и быстренько опустошил половину тарелки.

— Точняк, какая разница, что там было пятнадцать лет назад. Важно, что сейчас. А в данную минуту мы устали так, что даже пить неохота. Поесть и уснуть — вот всё, что надо. — Михаил опорожнил рюмку и со стуком поставил её на столик.

— Да, мужики, вы как хотите, а я на автобус — и домой. Схожу в магазин, поем что-нибудь. А то уже руки трясутся после всей этой мебели. — поддержал своих друзей Андрей.

— Ну я тоже тогда поеду. Что сидеть-то. Тут всё равно никто не накормит. — Виктор говорил эту фразу и продолжал жевать капусту.

Василий был в шоке. Никогда ещё друзья не вели себя так странно и нагло, прямым текстом выражая ему недовольство из-за какого-то там стола. По крайней мере, он такого не помнил.

— Нет, ну если вы хотите уехать, то я вас не держу. Ещё раз спасибо за помощь. Понимаю, устали, ещё с соседями этими понервничали.

— Вась, ну хорошо, мы тогда поедем.

Михаил, Андрей и Виктор почти синхронно встали из-за стола и замерли. Смотрели на хозяина квартиры.

— Ну всё тогда, мужики, пока. — Василий пошёл пожимать им руки.

Однако мужчины не уходили.

— Вася, помнишь ты про награду говорил. — Михаил взял на себя ответственность сказать эти слова. Андрей с Виктором стояли, потупив взор.

— Ну, я имел ввиду, что стол накрою.

— То есть это была наша награда. Васёк, мы вообще-то не об этом думали.

— А о чём тогда? О деньгах?

— Ну, как бы, ты и сам должен понимать.

— А я почему это должен понять? Я считал, что вы друзья.

— И поэтому нас можно бесплатно использовать, как ишаков вьючных?

— Я всегда помогал вам, когда вы просили. И денег не требовал.

— То были услуги по мелочи, а не весь день, потраченный на разгрузку твоего хлама.

— Не хотели бы — не помогали бы. Хорошо, что признались. Теперь знаю, что вы не по дружбе пошли помогать, а за деньги.

— Ну мы денег от тебя не дождались.

— Если бы у меня их хватало, я бы грузчиков нанял, а не вас звал.

Виктор, выйдя вперёд остальных, сорвался на крик:

— Да что же ты нормальным языком нам ничего не объяснил?! Так бы и сказал: мужики, давайте вы с утра до вечера будете мне в квартиру мебель таскать, а я вас награжу тарелкой огурцов. Ну, спасибо тебе, Василий, за такую награду!

 

С этими словами Виктор вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.

— С деньгами, Вась, не только у тебя туго. Я вот вообще с кредитами сижу. Мог бы день отработать, денег получить, а так без толку его провёл. А всё из-за тебя. — Михаил тоже ушёл, даже не попрощавшись с хозяином дома.

Андрей, который с юности был более интеллигентным, чем остальные друзья, попытался было оправдаться:

— Вась, ну ты это, не серчай на нас. Мы же не со зла. Просто ты реально нас подвёл. Мы немного другого ожидали.

Замявшись, он поспешно пожал другу руку и скрылся в коридоре.

— Вот это друзья! Вот это я понимаю! — Василий ошарашенно смотрел на дверь и даже не мог понять, как так вышло. Люди, которых он считал одними из самых близких для себя, так поступили. Из-за какого-то пустяка огорчились и на него наехали! Видите ли, денег хотели, а не столик с капустой и огурцами!

Развалившись на стуле, Василий налил из бутылки в свою рюмку, хмуро посмотрел в окно. Шум проезжавших машин, одинокий велосипедист, автобус. Уныло как-то, да ещё от выходки друзей на душе тоска.

Вроде и радость была от новоселья, а тут всё настроение напрочь испорчено. И поговорить то не с кем. Родня вся далеко, в другом регионе. Ни жены, ни девушки нет. Друзья… А друзья ли они вообще? Настоящий друг так вести себя не будет. А тут — да, давние знакомые, товарищи. Когда им была помощь нужна, Василий в стороне не оставался. А когда впервые за столько лет ему понадобилась, сразу какие-то проблемы возникли, а закончилось всё ссорой. Вот и верь после этого в дружбу!

Изменились они за столько времени. Им уже не по пятнадцать лет, а за тридцать. Времени свободного мало, интересы другие. Да и каждого из них разочарований по жизни немало было. Возможно, от этого ожесточились. Хотя, кто их знает. Чужая душа — потёмки.

В этот вечер Василий неожиданно задал себе вопрос: а в чём же вообще его цель по жизни? Квартиру купить? Ну вот, приобрёл. Наверное, уже навсегда, на новую вряд ли получится накопить. И что же — нет больше целей?

Ради чего он тогда на работе батрачит? Надеется на хорошее, а ничего не получается. С начальством разлады, с коллегами отношения холодные. Работать скучно и неинтересно. Семью создать не получается. Василию порой казалось, что женщины вообще обходят его стороной. Если уж в юности не смог начать с девушкой какой-нибудь встречаться, то теперь это сделать ещё сложнее. При мыслях об этом сразу тоска нападала. Не видел он в жизни счастья, а редкие хорошие моменты сменялись какой-нибудь очередной проблемой…

Пока Василий горевал, Виктор шёл от автобусной остановки к дому. Есть хотелось, ноги болели после разгрузки мебели. Порой он рассуждал: отчего же в тридцать два года такое здоровье никудышное? То сустав ноет, то ходить больно, то одышка, то ещё что-нибудь. Сам знал, что от лишнего веса, но никак с этой проблемой не боролся. Лень было бегать или отжиматься. А на спортзал денег не хватало.

Свободное время, после работы и в выходные, Виктор проводил на диване в съёмной однушке. Фильмы смотрел, с приятелями переписывался. Порой, особенно в летнее время, пересекался с друзьями, чтобы посидеть, выпить, в пригород съездить, на природу. Но сам считал свою жизнь пресной и скучной.

«Эх, повезло Ваську, накопил на свою квартиру. Везёт же некоторым! А мне это даже не светит!» — думал Виктор, заходя в продуктовый магазинчик неподалёку от своего подъезда. Купил себе две бутылки газировки, три упаковки чипсов, колбасу, лапшу быстрого приготовления. Расплачиваясь на кассе, заметил возле магазина девушку. Да, как раз такие ему и нравились: молодая, стройная, с длинными светлыми волосами, изящная и грациозная. На вид лет двадцать пять. Виктор почувствовал, что в нём проснулся почти что юношеский азарт: захотелось познакомиться с ней.

 

— Девушка, добрый вечер, вас как зовут? — расплылся мужчина в улыбке. Вид, правда, был у него не очень презентабельный: футболка, которая не налезала на живот, треники, грязные кроссовки.

— А вам зачем знать? — грубым тоном ответила барышня и отвернулась.

— Ну я, это… Ну, познакомиться с вами хотел бы. — замялся Виктор и внезапно понял, что производит очень неудачное впечатление.

— Отвали! — девушка крикнула на него и всем своим видом продемонстрировала, что не хочет общаться.

«Ну, опять отшили. Впрочем, как всегда.» — с грустью подумал мужчина.

Виктор ушёл. Его разочарованию не было предела. Сначала от Васи ждал денежного вознаграждения — не дождался. Теперь вот знакомиться с ним отказались. Сплошные провалы. Уныло сжимая в руках пакет с чипсами и газировкой, он поплёлся домой. И снова в голове мелькали мысли о том, как же повезло Василию, что он купил собственную квартиру. В душе Виктора тлела зависть…

Михаил и Андрей жили в соседних домах, поэтому от Василия ехали на одном автобусе. Им было по пути. Также, как и Виктор, ждали, что он заплатит за помощь, поэтому были крайне разочарованы, что им не предложили денег.

— Ну что, Андрюха, отпахали сегодня?

— Ага. Еле сижу, всё болит от этих шкафов и ящиков.

— Васёк то хитрый оказался. На грузчиках сэкономил, решил водочкой дешёвой расплатиться.

— Не жёстко мы с ним? Всё-таки стол нам накрыл, какой-никакой, но накрыл. Да и благодарил.

— Спасибо на хлеб не намажешь.

— Миш, ну мы же с ним друзья вроде как. Может и не стоило так открыто денег требовать.

— Я понимаю, у него проблемы с финансами. Но у нас ведь тоже лишней копейки нет. Я вот охранником работаю, думаешь, много получаю? Тоже хочется на жизнь чуть побольше подзаработать. А тут такой облом! Вместо выходного дня мебель чужую таскал.

— У тебя, Миш, хоть какие-то перспективы…

— Перспективы? Да о чём ты?

— Ну, ты говорил, у тебя родня дачу строит, кроликов хотят разводить, кур. Типа бизнес семейный, и тебя звали поучаствовать.

— Да не моё это. Скажут — ну поеду, помогу брату с дядей с этими кроликами. Может, построить помогу дачку. Но интереса у меня к этому нет.

— Ну всё равно, хоть какое-то дело. А у меня вообще мгла беспросветная.

— Что, Андрей, так и не нашёл работу?

— Ну ты знаешь, я же после своего университета преподавателем в колледж устроиться смог. Ну, родственники подсобили. Да долго не продержался, с директором конфликт был, короче, уволили меня. С тех пор кем я только не был. И доставщиком еды, и в магазине обувном продавцом. Не хочу больше так. Я вообще всегда о научной карьере мечтал. Вот поэтому ищу пока, куда бы на нормальную работу устроиться.

— Квартиру снял или как обычно?

— Нет, пока у матери живу.

— Ну, найдёшь жильё, я думаю. Да и ты с мозгами парень, куда-нибудь возьмут поработать. Может, и по научной части. Только я в этом ничего не соображаю. Невесту то не нашёл себе?

— Да как-то не получается. — замялся Андрей, и его обычная неуверенность стала ещё более заметной.

— А я что-то даже и не искал в последнее время. Как-то привык к своему ритму жизни. Отработаю ночную смену, сижу, парковку охраняю. Потом выходной. Диванчик с пивком, и всё чётко. Втянулся я, понимаешь, в такой ритм. С тех пор как Лизка два года назад от меня ушла, так что-то и не хочется больше никого в дом приводить. Хорошая она была, до сих пор забыть не могу, жаль только ссорились постоянно. Видать, денег я мало зарабатывал, поэтому и ушла…

 

Разумеется, Василий, сидя в своей новой квартире, не мог знать, где находятся и что говорят его друзья. Но, находясь за столом, он и про них подумал.

Неожиданно для себя заметил, что и Виктор, и Михаил, и Андрей были сильно друг на друга похожи. Одна и та же лень, недовольство, нежелание работать над собой. Да и был ли он, Василий, лучше них? Вряд ли. Теперь то он понял, что от друзей в этом отношении ничем не отличался.

Да, добился большего, чем они. Квартиру купил, в конце концов. Но в остальном… Жизнь казалась тусклой и несчастливой. Тяготило частое одиночество, проблемы на работе, отсутствие девушки. Всё это щемило ему душу, и порой было очень тяжело.

— Нет уж, хорош, надо что-то делать. — вслух сказал Василий. Внезапно ссора с друзьями показалась какой-то ничтожной и мелкой. Даже хорошо, что они так поступили: показали своё истинное лицо. Ну и ладно. Пусть живут, как хотят, у них своя жизнь. А уж он, Василий, попытается что-нибудь изменить…

Уволившись со своей работы, давно надоевшей, Василий совершил в жизни разительную перемену. Устроился в полицию. С детства мечтал об этом, ещё во время мальчишеских игр представлял себя милиционером, который ловит бандитов. Местный участковый его знал: окончили одну школу, учились в параллельных классах. Обрадовался, когда увидел старого знакомого на новом рабочем месте.

Как-то раз, сидя на скамейке с Виктором, Михаил резко убрал бутылку пива в сумку.

— Мишка, ты чего?

— А ты глянь, Вить. К нам идут.

Полицейская машина остановилась напротив двора. К скамейке подошел Василий, представился.

— Ну что, граждане, распиваем в общественном месте?

Тут дети гуляют, площадка рядом. Других мест нет?

— Васёк, ты чего?

— Давайте, бутылки убирайте и по домам.

— Вот ты как с друзьями. — Виктор недовольно вздохнул и тяжело встал со скамьи.

— Вить, Миша, я же не со зла. Работа такая — за порядком следить. И мой вам совет: займитесь наконец своей жизнью. Толку не будет, если так на скамейках сидеть и ничего не делать. Ведь вам самим же своя жизнь не по нраву, по-другому хотите. Я вот нашёл ту работу, о которой с детства мечтал. И вы поищите.

С этими словами Василий ушёл к машине. Он не знал, задумаются ли друзья и изменят ли своё отношение к жизни и работе. Это уже их дело. Но вот свою жизнь он в лучшую сторону изменил.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.45MB | MySQL:44 | 0,169sec