Я нe вop!

— Мам, я не хочу ехать к тете Любе, — капризничал Антошка. – Она вpeдная, вечно pyгается.

— Прекрати, — злилась мама. – Тетя Люба строгая, но она твоя тетя! И моя сестра! Мы давно не виделись. К тому же сейчас лето, а у тети Любы свой дом, огород. Поешь ягод, нагуляешься.

Антон недовольно сопел. Ему этот огород даром не сдался. К тому же тетя Люба его точно заставит ей помогать. Он помнил, как в том году тетя Люба отправила его собирать крыжовник. У Антона тогда все руки были перецарапаны, притом, что он крыжовник вообще не любит!

 

Антошка не считал тетю Любу строгой. Он считал ее вредной и невоспитанной. Когда они всей семьей сидели за столом, и мама сказала, что Антон увлекается рисованием, тетя Люба его при всех высмеяла. Мол, мальчишка, а увлекся девчачьим хобби. Антошке после этого даже рисовать не хотелось, стыдно было, что ли.

Лучше бы он остался в городе с папой, и все дни напролет гонял мяч с пацанами во дворе. Но мама не разрешает, словно, хочет, чтобы тетя Люба опять его высмеяла.

Всю дорогу Антон хмурился. Целую неделю они там жить будут! Как он выдержит, непонятно.

Тетя Люба встретила гостей прямо у калитки. Тут же заключила Антона в свои объятия и слюняво поцеловала в щеку. Антошке тут же захотелось вытереться, но он знал, что это неприлично.

Готовила тетя Люба ужасно, но при этом всегда заставляла все доедать. На обед сегодня были щи, которые пахли так ужасно, что Антона начало подташнивать. А еще она напекла пирогов, которыми убить можно было бы, если запустить их кому-нибудь в голову.

— Ой, Люб, ты, как всегда, наготовила всего! – притворно восхищалась мама Антона. А то, что это все притворство, Антошка узнал случайно, когда услышал, как мама говорила папе, что стряпню ее сестры есть невозможно. И при этом никогда не одергивала тетю Любу, когда та заставляла Антона доедать. Мальчик считал это практически предательством.

Антон ел отвратительные щи, мечтая, чтобы эта неделя поскорее закончилась.

— А что ты такой недовольный? – спросила тетя Люба.

«Началось» — подумал Антошка.

— Я нормальный, — буркнул он.

— Да он всегда такой, — махнула мама на него рукой. – Вечно чем-то недоволен!

К счастью, обед вскоре закончился, и Антону разрешили пойти гулять. Он рассчитывал до вечера провести время на улице, лишь бы с тетей Любой не сталкиваться.

Но не тут-то было. Уже через час Антону велели идти домой и помочь прополоть грядки. Помочь – это означало сделать все самому. И не отказаться же!

Антон под палящим солнцем полол эти километровые грядки и мечтал, чтобы эта неделя пролетела быстро. И его мечты сбылись. Правда, не так радужно, как он себе это представлял.

На следующее утро мама и тетя Люба отправились на рынок. Антона, к счастью, с собой не потащили.

Он ненавидел рынки. Там всегда пахло едой, летали мухи, и было много потных людей. И мальчик очень обрадовался, что ему разрешили остаться дома. Он достал мобильный и окунулся в мир игр.

Вернулись они часа через три, и эти три часа для Антона были настоящим счастьем. А потом опять началась каторга. Словно издеваясь, тетя Люба опять отправила Антошку собирать крыжовник. Хоть и видела в прошлый раз, как он мучается от царапин.

Антон монотонно собирал ягоды, стараясь не уколоться. Но шипы были везде, и удавалось это слабо.

Антон мучился уже полчаса, как вдруг из дома раздался крик тети Любы.

— Обокрали! Что делать?!

Антон резко развернулась, и часть ягод высыпалась из банки. Он раздраженно начал их собирать, как вдруг из дома выскочила тетя Люба и рванула прямо к Антошке.

— Признавайся! – схватила она его за плечи. – Ты взял деньги?!

Антошка хлопал глазами, не понимая, о чем она говорит. Какие деньги?

— Я ничего не брал, — в итоге пробормотал он.

— Кроме тебя некому!!! Когда я уходила на рынок, они еще были на месте! А теперь шкатулка пуста! Воришка!

На крики прибежала мама. Антон уже чуть не плакал. Ничего он не брал! И почему тетя Люба его обвиняет?!

 

— Что случилось? – спросила мама.

— Что случилось?! – передразнила ее тетя Люба. – Случилось то, что твой сын – вор!

— Мам, я ничего не брал, — повторил Антошка. – Честно!

— Люб, ты о чем? – взволнованно уточнила мама.

Антошка очень боялась, что его мама поверит своей сестре, а не сыну. На его глазах выступили слезы от обиды и страха. Он никогда в жизни ничего чужого не брал! Тем более, деньги!

— У меня дома в шкатулке под постельным бельем лежали деньги! Много! А теперь их нет! – нервно объяснила тетя Люба.

— Может, ты сама их куда-то переложила? – предположила мама.

— Я что, по-твоему, сумасшедшая? Я не запомнила бы, что переложила деньги? Это твой сын взял, пока мы по рынку ходили! Он только дома был! А когда мы уходили, деньги были на месте, я проверяла!

— Мам, я честно…

Мама перебила сына, положив ему руку на плечо. Потом она улыбнулась Антошке и, наклонившись, спокойно его спросила:

— Антош, если ты взял деньги, то просто отдай. Я ругаться не буду, честно.

— Я ничего не брал, — уже не сдерживая слез, проговорил он.

— Хорошо. Я тебе верю, — кивнула мама.

— А я нет! – встряла тетя Люба. – Больше же некому!

— Антон, — не слушая сестру, продолжила мама, — а кто-нибудь приходил, когда мы были на рынке? Может, соседи?

— Мои соседи – честные люди, — отрезала тетя Люба. – Никто не взял бы чужое!

— Мой сын тоже честный, — огрызнулась мама. – Ну, так что, приходил кто-нибудь?

Антон начал вспоминать, а потом покачал головой.

— Я был в комнате все время, но я не слышал, чтобы кто-то приходил.

— Вот! – тыкнула в него пальцем тетя Люба. – Это еще раз доказывает, что кроме него взять деньги было некому.

— Люб, — выпрямилась мама, — Антон не брал. Он не врет. Давай поищем, может, ты все же их куда-то положила?

— Да все дети врут! Правда, я не думала, что в нашей семье вор растет! А знаешь, что?! – скривилась она. – Если не отдашь деньги, я полицию вызову! Тебя арестуют, и маму с папой ты больше не увидишь!

Антон заревел, и мама прижала его к себе.

— Прекрати, — отрезала она. – Пойдем искать деньги.

— Тебе легко говорить, не твое же украли! Посмотрела бы я на тебя!

— Я бы точно не стала обвинять чужого ребенка в воровстве, не имея доказательств, — зло сказала мама.

Переругиваясь, мама с тетей Любой ушли в дом. А Антошка сел на лавочку, вытирая слезы. А вдруг тетя Люба и впрямь вызовет полицию, а те ему тоже не поверят? Его же в тюрьму посадят!

 

Антошка следом за родственниками тоже отправился домой. Он хотел посмотреть, что они делают и, может, еще раз сказать, что он не виноват. Вдруг, тетя Люба поверит?

А тем временем мамина сестра вытряхивала рюкзак Антона. На кровать полетели наушники, телефон, его одежда и кошелек.

— Вот! – потрясла тысячной купюрой тетя Люба. – Откуда у него такие деньги? Где остальное?!

— Это ему папа дал, — спокойно ответила мама, роясь в шкафах сестры. – Это его деньги.

— Вот избаловали пацана! Ремня ему надо!

Антон стоял в дверях, бледный, как полотно. Его точно накажут. Или арестуют. И обиднее всего, что он-то ни в чем не виноват!

Но тут мама достала какой-то конверт, открыла его, а затем хмуро спросила:

— Люб, а это не те деньги, случайно?

Тетя Люба подскочила к ней, а потом глупо захихикала.

— Ой, точно! Я же сегодня их в конверт положила и убрала в другое место. Решила, что в шкатулке опасно хранить. Да и твой сын один дома оставался… Как-то запамятовала я это.

У Антона камень с души свалился. Он не вор! И теперь все это знают.

— Люба! – рявкнула мама. – Ты ребенка до слез довела! Извинись!

— Еще чего, — фыркнула тетя Люба. – Перед сопляком извиняться… Подумаешь, перепутала. С кем не бывает?

— Антон, собирай вещи, мы уезжаем, — сухо произнесла мама.

— Ой, брось, из-за такой ерунды? – цокнула тетя Люба языком. – Подумаешь… Все же выяснилось!

Мама, ничего не ответив, пошла тоже собираться. А тетя Люба все причитала. Что она их, как дорогих гостей встречает, и что живут они у нее на всем готовеньком! А они, видите ли, обиделись!

— Дорогих гостей?! – не выдержала мама. – Да ты нас тут, как рабсилу используешь! Зовешь только тогда, когда с огородом помочь надо! И хоть бы когда ягод с собой дала! А я, дурочка, лечу по первому зову! Сестра же, помогать надо! Все, лавочка прикрыта! Больше мы к тебе не ногой!

Мама сильно поссорилась со своей сестрой. И Антону хоть и жалко было, что мама расстроена, он радовался, что больше не придется ездить к этой вредной тете Любе.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.38MB | MySQL:44 | 0,152sec